Previous Entry Share Next Entry
p_balaev

Педология с классовых позиций

Оригинал взят у sergp_v в Педология с классовых позиций
В конце 19 – начале 20 вв. был накоплен достаточно богатый фактический материал о развитии детей, позволивший сформулировать ряд принципиально важных выводов: о своеобразии психофизической организации ребёнка, о качественном, а не только количественном отличии ребёнка от взрослого; о скачкообразном характере детского развития, определяющем своеобразие отдельных возрастных периодов; о тесной зависимости психического и физического развития.
Идея о важнейшем значении изучения ребенка для решения как теоретических, так и практических (в первую очередь педагогических) задач никогда не отрицалась советской наукой. Изучение ребёнка шло в разных направлениях.
Врачи и физиологи (первыми обратившиеся к научному исследованию детства) основное внимание обращали на психофизиологические закономерности.

Гигиенистов интересовали условия, обеспечивающие правильное развитие психофизиологических и физиологических функций, разработка средств, препятствующих отклонению ребёнка от нормы. Изучалось и возрастное развитие психических функций.
Предметом специального изучения стали аномальные дети, в отношении которых была поставлена задача не только организации ухода, но и их обучения.
В педагогике разрабатывались как теоретические основы учебно-воспитательного процесса, так и способы практического использования данных о ребёнке для целей воспитания и обучения.
Теоретическое осмысление этих данных вызвало стремление создать целостное представление о ребёнке на различных стадиях возрастного развития. Одним из проявлений этого стремления и стало изобретение термина «педология» для обозначения науки, призванной объединить разнообразные данные о ребёнке.
Педология (от греч. педос – дитя и логос – наука), термин, предложенный в 1893 году американским психологом Хризманом для обозначения всестороннего исследования закономерностей возрастного развития.
Но как это обычно бывает, под видом обеспечения наилучших условий для детского развития расцветала чисто социал-дарвинистская теория, о неполноценности значительного числа детей из непривилегированных слоев общества, особенно беспризорных и детей низкоквалифицированных трудящихся.
После Октябрьской революции засилие троцкистов во главе Наркомпроса привело к широкому размаху этого направления в СССР.
Правильное по сути желание – дать системе образования в стране серьезную научную основу, поставили педологию в СССР в 20-х и 30-х годах 20-го столетия в наиболее благоприятные условия. Развилась сеть педологических учреждений, была издана обширная литература, проведены конференция (1927) и съезд педологов (1928), выходил журнал «Педология» (1928-32).
Хотя педологи и говорили, что хотели видеть свою науку, диалектической, она явно таковой не являлась. Вместо диалектического подхода педологам удалось лишь накопить лишь некоторое количество отдельных, нередко никому не нужных наблюдений о ребенке.
Не случайно, что П. П. Блонский в период расцвета педологии вынужден был признать: «Надо сказать правду: и сейчас часто курсы педологии фактически представляют собой винегрет из самых разнообразных отраслей знания, простой набор сведений из различных наук всего того, что относится к ребенку. Но разве подобный винегрет есть особая самостоятельная наука? Конечно, нет».
Таким образом, наиболее проницательные и «идейные» педологи сами видели пороки своей «науки» и подвергали ее острой критике. С помощью этой критики они не собирались ликвидировать педологию. Они хотели исправить пороки педологии и сделать ее более совершенной. Однако с этой задачей они не справились и справиться не могли по одной простой причине, таких было меньшинство.
Ведущим методом во всех видах педологических исследований стало тестирование. При этом доходило до абсурда, кустарщины и формализма в их разработке. Даже пришлось в 1925 году создавать специальную тестовую комиссию, которая должна была навести в них порядок. Но остановить лавину новых тестов даже это не смогло, поскольку функции педологии все более расширялись, а ее официальные позиции укреплялись.
Особое влияние в нашей стране педология приобрела после Первого Всероссийского педологического съезда (27 декабря 1927—3 января 1928).
Под давлением решений этого съезда Наркомпрос был вынужден осуществлять широкие мероприятия по развитию так называемого педологического движения в СССР, придать педологии государственный характер в деле изучения детей и детских коллективов, изучения и совершенствования учебно-воспитательного процесса, в деле организации трудового, политического и нравственного воспитания учащихся.
В апреле 1927 года на Всесоюзной педологической конференции разгорелись острые дебаты вокруг тестов. Многие ораторы признавали, что тесты должны применяться только в сочетании с методом наблюдения.
Наиболее глубокая критика сущности педологии, ее методов, в частности методов диагностирования интеллектуальной недостаточности, была дана Л. С. Выготским, который в период наибольшего расцвета педологии сумел вскрыть ее пороки.
В 1931 году в статье «Диагностика развития и педологическая клиника трудного детства» Выготский указал на глубокий кризис, который переживала педология в это время. Кризис педологии он видел в ее бесплодности. Выготский писал: «Множество людей работают над практическим приложением педологии к задачам жизни, но нигде, вероятно, отрыв теории от практики внутри самой научной области не оказывается таким большим, как в педологии».
Даже среди педологов не было единого мнения. Одни основным фактором в развитии личности считали социальную среду, другие опирались на биогенетический закон, согласно которому ребенок в своем развитии обязательно проходит все стадии развития человечества. Признание этого закона приводило к недооценке роли воспитания в развитии личности. В свете этого закона педагогика должна лишь следовать за сменой стадий в развитии ребенка, приспосабливаясь и не мешая ему.
Хотя в последствии большинство педологов вроде бы и отвергло биогенетический закон, что было зафиксировано и в резолюции I педологического съезда (1927—1928), но не отрицало роли наследственности в развитии личности. Они лишь утверждали, что все биологические факторы очень пластичны и поддаются изменению под влиянием среды.
Самым большим пороком педологии, подвергшимся в дальнейшем резкой и справедливой критике, была вульгаризация учения о роли среды, упрощенное, механическое понимание самой социальной среды и ее влияния на личность. В некоторых же случаях педологи смешивали понятия среды и наследственности и придавали среде фатальное значение в развитии личности, например, считалось что ребенок не только внешне усваивает нормы поведения своей среды, но и по наследству получает черты, присущие его среде. По существу - это признание непреодолимости зависимости личности от среды и наследственности, пожалуй, самое антинаучное и противоречивое утверждение педологов. Исходя из этих предпосылок педологами устанавливалась связь между умственным развитием ребенка и его классовой и социальной принадлежностью и т.д.
Ощутимым был вред, нанесенный педологией так называемой «вспомогательной школе», которая комплектовалась в соответствии с педологическими методами и принципами, значительно расширявшими само понятие «трудный ребенок» и состав учащихся этой школы.
Пользуясь педологией учителя массовой школы легко избавлялись от «трудных» детей, нуждавшихся в более глубоком, вдумчивом педагогическом воздействии в условиях обычной школы.
В результате такой порочной деятельности педологов работники отделов народного образования и учителя стали рассматривать вспомогательную школу как подсобное для массовой школы учреждение, куда можно «отправить» всех тех, кто в какой-то степени затрудняет работу массовой школы. Это привело к чрезмерному увеличению сети вспомогательных школ.
Педологи не могли, да особо ми не хотели в силу указанных выше причин, собственными силами найти выход из создавшегося положения и направить ее на решение актуальных проблем народного образования. Судьба педологии была решена решением ЦК ВКП(б) от 4 июля 1936 года «О педологических извращениях в системе Наркомпросов».
Педология называлась лженаукой и прекращала свое существование. Педологов совершенно правильно обвинили в правом и левом уклоне, в использовании бухаринской теории равновесия, в недостаточном внимании к ленинскому наследию – о чем неоднократно писала Крупская.
«Общей основой для всех ошибок и извращений является некритический перенос в советскую педагогику и психологию установок антинаучной буржуазной педагогики, педологии и психологии, ставший возможным благодаря недостаточному изучению трудов основоположников марксизма-ленинизма – Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина, благодаря недостаточному овладению марксистко-ленинско-сталинским учением. Подъем и расцвет советской педагогики (и психологии) возможны только на путях тщательного изучения и проведения в области педагогики всех указаний Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина и всех директив о коммунистическом воспитании, данных с такой отчетливостью и исчерпывающей полнотой сталинским Центральным Комитетом партии и правительством Союза ССР».
Педологам абсолютно правильно поставили в вину некритическое использование буржуазных идей в ущерб развитию марксисткой науки о детях.
Педологи шли на поводу у слуг буржуазии, разрабатывая расовую теорию умственной неполноценности детей рабочих и крестьян.
Стали закрываться специальные школы, психоневрологические диспансеры, детские сады, в которых находились дети с якобыs отклонениями в развитии. В 1936 года – всего 3,3%, а после начала кампании их осталось 1,1%. Кстати, при возрожденной педологии, но уже под другим названием, в 80-х годах в школах для умственно отсталых училось уже порядка 5% детей, и специалисты считали это недостаточным.
Справедливой критике подверглось состояние учебно-воспитательного процесса во вспомогательной школе, которое признавалось совершенно нетерпимым, граничащим с преступной безответственностью.
«Специальные» школы являются по существу безнадзорными, постановка учебной работы, учебного режима и воспитания в этих школах отдана в руки наименее квалифицированных воспитателей и педагогов. Никакой серьезной исправительной работы в этих школах не организовано. В результате, большое количество ребят, которые в условиях нормальной школы легко поддаются исправлению и становятся активными, добросовестными и дисциплинированными школьниками, - в условиях «специальной» школы приобретают дурные навыки и наклонности и становятся все более трудно исправимыми».
Причину всех этих недостатков ЦК ВКП (б) видел в неудовлетворительном руководстве школами и развитием педагогических наук со стороны Наркомпроса.
11 сентября 1936 года Наркомпрос РСФСР издал приказ «О практических мероприятиях по улучшению учебной и воспитательной работы в специальных школах для детей умственно отсталых и трудновоспитуемых». В этом приказе Наркомпрос на примере многочисленных и конкретных фактов подтвердил «вопиющее» невнимание органов народного образования к специальным школам. Это невнимание выражалось в том, что под специальные школы отводились самые худшие помещения, школы работали в две смены, нарушались нормы количества учащихся в классах, школы не были обеспечены учебными пособиями и учебниками, многие учителя не имели ни дефектологического, ни общепедагогического образования, в школах не уделялось внимания трудовому обучению.
В своем приказе Наркомпрос наметил ряд мероприятий по устранению отмеченных недостатков и улучшению учебно-воспитательной работы вспомогательной школы. В частности, было установлено, что вспомогательная школа должна иметь семилетний срок обучения и работать по особым учебным планам и программам. Наряду с осуществлением общих задач советской школы в деле воспитания и обучения детей она должна решать и специальные задачи: исправление дефектов развития ребенка, укрепление здоровья детей путем лечебно-педагогических мероприятий, обучение детей профессии.
В приказе предлагалось пересмотреть состав учащихся вспомогательных школ, а в дальнейшем отбор детей проводить в соответствии с новой инструкцией.
После того, как был пересмотрен состав учащихся вспомогательных школ, сеть этих школ значительно сократилась. Новый состав учащихся позволил развернуть работу во вспомогательной школе в соответствии с ее спецификой и задачами обучения и воспитания умственно отсталых детей.
Таким образом, вспомогательная школа становится учреждением только для умственно отсталых детей; вводятся новые принципы отбора детей путем комплексного обследования ребенка педагогом, врачом и психологом; в качестве специальных задач вспомогательной школы на первый план выдвигаются коррекция недостатков развития ребенка и его трудовая подготовка; устанавливаются новые взгляды на возможности развития умственно отсталого ребенка под воздействием воспитания и обучения; вспомогательная школа получает специальные учебные планы, программы и учебники; продолжается развитие олигофренопедагогики как науки, повышаются требования к квалификации учителей вспомогательных школ.
Педологию очень жестко критиковал А. С. Макаренко. Этот практик коммунистического воспитания вообще очень жестко относился к тем, кто наносит реальный вред делу воспитания ребенка. Вот вчитайтесь:
«Я еще раз повторяю - педагогики [педологии выделено мной] я боялся настолько, что в своей книге ни разу не упомянул слова «педология», тогда как фактически моя борьба была с педологией и с педологическим уклоном в педагогике.
В чем заключается педологическая работа в педагогике? Коротко говоря — в том, что ребенок берется совершенно отдельно, как обезьяна или кролик в биологическом кабинете, и рассматривается. При помощи разных искусственных форм наблюдения, иногда оторванных от жизни, оторванных от коллектива, от широкого общественного движения и не диалектически, этот ребенок рассматривается, и естественно в таком случае, что картина получается не социальная, а биологическая.»
Макаренко. ВСТРЕЧА С ЧИТАТЕЛЯМИ МОСКОВСКОГО ЗАВОДА «ШАРИКОПОДШИПНИК» ИМ. Л.М. КАГАНОВИЧА (25.10.1936г.)
А как он замечательно прошелся по педологическим методам исследований в своей художественной книге «Флаги на башнях». Напомню сюжет. Один из героев книги Игорь Чернявин занимается махинациями с получением денег по подложным почтовым переводам.
Вообще-то, такая деятельность требует очень острого ума и довольно специфический знаний и высокой квалификации. Но вот его ловят и направляют на обследование к педологу, чтобы потом принять решение о том, куда его распределить:
«- Как? - спросила Полина Николаевна.
- Слабо. Очень слабо. Результаты нулевые. Рассеян, безынициативен, воображение отсутствует.
- Что вы говорите? У него инициативу нужно уменьшить вдвое, а вы говорите: безынициативен! Прочтите.
Она протянула довольно толстую папку. Человек в халате поднес её к самым глазам и стал быстро вертеть головой вправо и влево, бегая по строчкам.
- Это ничего не значит, Полина Николаевна. Мы не знаем, инициатива это или подражание. Такие штуки, - он потряс папкой в руках, - вообще ничего не доказывают.
- А я вам говорю, что вы ошибаетесь. Я вас очень прошу посмотреть ещё раз. Вы увидите, что вы ошибаетесь.
Лупоглазый поднялся со стула обиженный и двинулся к дверям своей комнаты.
- Хорошо!»
Ну Игорь Чернявину повезло, как и его реальному прототипу. Тот все же попал в коммуну, которую возглавлял Макаренко, а скольким нет?
Взять хотя бы наиболее известную, благодаря художественным произведениям «Школу им. Достоевского» о которой Макаренко в 1937 году заявил, что «Республика ШКИД» - это «добросовестно написанная картина педагогической неудачи».
Разделение обучения по любым признакам, это троцкизм, в самом чистом его виде.
В 20-е годы была попытка выделить из общей массы спецшколы для так называемых «дефективных», куда в основном направляли по надуманным причинам беспризорников и детей небогатых родителей, то есть искусственно отстраняли от знаний по типу «этому быдлу хоть какое-то образование дадим раз положено, но дальше ни-ни, нехрена им в институтах делать.»
А потом педологию раскусили и вроде бы прибили, но не до конца, в 60-х годах она проросла под другим соусом, в качестве других спецшкол – для одаренных. При этом опять же декларировались совсем другие намерения, поиск талантов. Но такое деление привело к тому, что обычные школы стали постепенно деградировать за счет оттока кадров, который в свою очередь приводил к ухудшению их подготовки.
Именно тогда возникло презрительное прозвище педагога «училка» вместо гордого «учитель». Народ редко ошибается при наделении такими прозвищами.
Ну и прочтите текст самого постановления о педологии от 36-го года. По-моему, все четко и ясно…

Приложение 1
Постановление ЦК ВКП(б) от 04.07.1936 г.
О педологических извращениях в системе Наркомпросов

ЦК ВКП(б) устанавливает, что Наркомпрос РСФСР и Наркомпросы других союзных республик допустили извращения в руководстве школой, выразившиеся в массовом насаждении в школах так называемых «педологов» и передоверии им важнейших функций по руководству школой и воспитанию учащихся. Распоряжениями Наркомпросов на педологов были возложены обязанности комплектования классов, организации школьного режима, направление всего учебного процесса «с точки зрения педологизации школы и педагога», определение причин неуспеваемости школьников, контроль за политическими воззрениями, определение профессии оканчивающих школы, удаление из школ неуспевающих и т. д.
Создание в школе, наряду с педагогическим составом, организации педологов, независимой от педагогов, имеющей свои руководящие центры в виде различных педологических кабинетов, областных лабораторий и научно-исследовательских институтов, раздробление учебной и воспитательной работы между педагогами и педологами при условии, что над педагогами был учинен контроль со стороны звена педологов, — все это не могло не снижать на деле роль и ответственность педагога за постановку учебной и воспитательной работы, не могло не создавать фактическую бесконтрольность в руководстве школой, не могло не нанести вреда всему делу советской школы.
Этот вред был усугублен характером и методологией педологической работы в школе. Практика педологов, протекавшая в полном отрыве от педагога и школьных занятий, свелась в основном к ложно-научным экспериментам и проведению среди школьников и их родителей бесчисленного количества обследований в виде бессмысленных и вредных анкет, тестов и т. п., давно осужденных партией. Эти, якобы, научные «обследования», проводимые среди большого количества учащихся и их родителей, направлялись, по преимуществу, против неуспевающих или неукладывающихся в рамки школьного режима школьников и имели своей целью доказать, якобы, с «научной» «биосоциальной» точки зрения современной педологии наследственную и социальную обусловленность неуспеваемости ученика или отдельных дефектов его поведения, найти максимум отрицательных влияний и патологических извращений самого школьника, его семьи, родных, предков, общественной среды и тем самым найти повод для удаления школьников из нормального школьного коллектива.
В этих же целях действовала обширная система обследований умственного развития и одаренности школьников, некритически перенесенная на советскую почву из буржуазной классовой педологии и представляющая из себя форменное издевательство над учащимися, противоречащая задачам советской школы и здравому смыслу. Ребенку 6 — 7 лет задавались стандартные казуистические вопросы, после чего определялся его так называемый «педологический» возраст и степень его умственной одаренности.
Все это вело к тому, что все большее и большее количество детей зачислялось в категории умственно отсталых, дефективных и «трудных».
На основании отнесения подвергшихся педологическому «изучению» школьников к одной из указанных категорий педологи определяли подлежащих удалению из нормальной школы детей в «специальные» школы и классы для детей «трудных», умственно отсталых, психо-невротиков и т. д.
ЦК ВКП(б) устанавливает, что в результате вредной деятельности педологов комплектование «специальных» школ производилось в широком и все увеличивающемся масштабе. Вопреки прямому указанию ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР о создании двух-трех школ для дефективных и дезорганизующих учебу школьников Наркомпросом РСФСР было создано большое количество «специальных» школ различных наименований, где громадное большинство учащихся представляет вполне нормальных детей, подлежащих обратному переводу в нормальные школы. В этих школах, наряду с дефективными детьми, обучаются талантливые и одаренные дети, огульно отнесенные педологами на основании ложно-научных теорий к категории «трудных». Что же касается постановки дела в этих «специальных» школах, то ЦК ВКП(б) признает положение с учебной и воспитательной работой в них совершенно нетерпимым, граничащим с преступной безответственностью. «Специальные» школы являются по существу безнадзорными, постановка учебной работы, учебного режима и воспитания в этих школах отданы в руки наименее квалифицированных воспитателей и педагогов. Никакой серьезной исправительной работы в этих школах не организовано. В результате большое количество ребят, которые в условиях нормальной школы легко поддаются исправлению и становятся активными, добросовестными и дисциплинированными школьниками, — в условиях «специальной» школы приобретают дурные навыки и наклонности и становятся все более трудно исправимыми.
ЦК ВКП(б) считает, что такие извращения воспитательной политики партии в практике органов Наркомпросов могли сложиться в результате того, что Наркомпросы до сих пор находятся в стороне от коренных и жизненных задач руководства школой и развития советской педагогической науки.
Только пренебрежением Наркомпросов к руководству педагогической наукой и практикой можно объяснить тот факт, что антинаучная и невежественная теория отмирания школы, осужденная партией, продолжала до последнего времени пользоваться признанием в Наркомпросах, и ее адепты в виде недоучившихся педологов насаждались во все более и более широких масштабах.
Только вопиющим невниманием Наркомпросов к задачам правильной постановки дела воспитания подрастающего поколения и невежеством ряда их руководителей можно объяснить тот факт, что в системе Наркомпросов педагогика была пренебрежительно объявлена «эмпирикой» и «наукообразной дисциплиной», а несложившаяся еще, вихляющая, неопределившая своего предмета и метода и полная вредных антимарксистских тенденций так называемая педология была объявлена универсальной наукой, призванной направлять все стороны учебно-воспитательной работы, в том числе педагогику и педагогов.
Только головотяпским пренебрежением к делу развития советской педагогической науки можно объяснить тот факт, что широкий, разносторонний опыт многочисленной армии школьных работников не разрабатывается и не обобщается и советская педагогика находится на задворках у Наркомпросов, в то время как представителям нынешней так называемой педологии предоставляется широкая возможность проповеди вредных лженаучных взглядов и производство массовых, более чем сомнительных, экспериментов над детьми.
ЦК ВКП(б) осуждает теорию и практику современной так называемой педологии. ЦК ВКП(б) считает, что и теория и практика так называемой педологии базируется на ложно-научных, антимарксистских положениях. К таким положениям относится, прежде всего, главный «закон» современной педологии — «закон» фаталистической обусловленности судьбы детей биологическими и социальными факторами, влиянием наследственности и какой-то неизменной среды. Этот глубоко реакционный «закон» находится в вопиющем противоречии с марксизмом и со всей практикой социалистического строительства, успешно перевоспитывающего людей в духе социализма и ликвидирующего пережитки капитализма в экономике и сознании людей.
ЦК ВКП(б) устанавливает, что такая теория могла появиться лишь в результате некритического перенесения в советскую педагогику взглядов и принципов антинаучной буржуазной педологии, ставящей своей задачей в целях сохранения господства эксплоататорских классов доказать особую одаренность и особые права на существование эксплоататорских классов и «высших рас» и, с другой стороны, — физическую и духовную обреченность трудящихся классов и «низших рас». Такое перенесение в советскую науку антинаучных принципов буржуазной педологии тем более вредно, что оно прикрывается «марксистской» фразеологией.
ЦК ВКП(б) считает, что создание марксистской науки о детях возможно лишь на почве преодоления указанных выше антинаучных принципов современной так называемой педологии и суровой критики ее идеологов и практиков на основе полного восстановления педагогики как науки и педагогов как ее носителей и проводников.
ЦК ВКП(б) постановляет:
1. Восстановить полностью в правах педагогику и педагогов.
2. Ликвидировать звено педологов в школах и изъять педологические учебники.
3. Предложить Наркомпросу РСФСР и Наркомпросам других союзных республик пересмотреть школы для трудновоспитуемых детей, переведя основную массу детей в нормальные школы.
4. Признать неправильными постановления Наркомпроса РСФСР об организации педологической работы и Постановление СНК РСФСР от 7 марта 1931 года «Об организации педологической работы в республике».
5. Упразднить преподавание педологии как особой науки в педагогических институтах и техникумах.
6. Раскритиковать в печати все вышедшие до сих пор теоретические книги теперешних педологов.
7. Желающих педологов-практиков перевести в педагоги.
8. Обязать наркома просвещения РСФСР через месяц представить в ЦК ВКП(б) отчет о ходе выполнения настоящего Постановления.

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1

Как созвучно "церебральному сортингу" (не к ночи будь помянут).


  • 1
?

Log in

No account? Create an account