Previous Entry Share Next Entry
p_balaev

Хрущёвско-Брежневская идиллия в СССР. Часть II. Забастовки.

Оригинал взят у yarror в Хрущёвско-Брежневская идиллия в СССР. Часть II. Забастовки.
Оригинал взят у yarror в Хрущёвско-Брежневская идиллия в СССР. Часть II. Забастовки.
В прошлом посте я предложил уважаемым читателям написать в комментариях об известных им протестах, волнениях, восстаниях, бунтах, произошедших в период правления мудрых вождей и строителей коммунизма Н.С. Хрущёва и Л.И. Брежнева. К сожалению, по сути вопроса было написано мало, но никто из комментаторов и не отрицал, что народные протесты имели место быть.

В интернете существует множество однотипных списков протестов советского периода. Уважаемый читатель без проблем найдёт их сам. Поэтому не буду заниматься простым копированием, а попробую проанализировать доступную информацию.

Для начала давайте разберёмся откуда нам известно об этих самых протестах. Источников информации довольно мало. Естественно, в газетах или по радио в СССР о подобных событиях не сообщалось. Можно привести книги В. А. Козлова «Массовые беспорядки в СССР при Хрущеве и Брежневе (1953 — начало 1980-х гг.)», Л. М. Алексеевой «История инакомыслия в СССР: Новейший период», брошюру В. Пономарёва «Общественные волнения в СССР: От XX съезда КПСС до смерти Брежнева». Нельзя не упомянуть и Солженицына. Кроме того, существует ряд исследований, касающихся отдельных эпизодов, например, событий в Новочеркасске. В свою очередь, основной массив информации в этих работах основан на различных «диссидентских» изданиях, таких как «Хроника Текущих Событий», «Вести из СССР», «Хроника литовской католической церкви», эмигрантских мемуарах, а так же статьях и книгах иностранных авторов. Поэтому определить достоверность описываемых эпизодов достаточно сложно. Козлов в своих работах использует документы из Государственного архива РФ и Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ), что позволяет относиться к его книге с определённой долей доверия.

Скудность информации и её низкая степень проверяемости (а зачастую информация непроверяемая вовсе) это только одна проблема. Вторая — личности самих авторов, вернее их субъективный взгляд на описываемые события. Если Пономарёв излагает известные ему факты и не пытается найти их причину, то тот же Козлов постоянно оценивает их со своей точки зрения. И, признаться честно, от его оценок мне хотелось биться головой о клавиатуру во время неконтролируемых приступов смеха. Про Солженицына и Алексееву, думаю, говорить не надо.

Третья проблема заключается в том, что описываемые авторами события систематизированы исключительно в соответствии с логикой авторов. В чём-то эта логика приемлема, но в некоторых случаях вводит в заблуждение.

Первую проблему, к сожалению, решить практически невозможно. Поэтому, вооружившись принципом мопед не мой, постараюсь разобраться с оставшимися двумя и показать уважаемым читателям, чем именно были вызваны разногласия народа и государства.

Как уже догадался внимательный читатель, в этом посте речь пойдёт о забастовках. Да-да, в стране победившего социализма, где власть принадлежала трудовому народу, происходили забастовки. Возможно, скептически настроенный читатель скажет: ну был один такой эпизод на всю страну, Новочеркасский расстрел называется, закончился печально, и это всё? Возможно, мало кто знает, но ещё до известных событий на том же НЭВЗ «уже имели место факты, когда некоторые рабочие кузово-сборочного цеха приходили на завод, но в течение трех дней не приступали к работе, требуя от дирекции улучшения условий труда». Происходили забастовки и в других городах, но, к счастью, заканчивались не так трагично. Например, Алексеева насчитала с 1953 по 1985 год 75 подобных эпизодов, при чём 19 из них приходится на 1953-1969 гг. Различные авторы считают, что всплеск забастовок пришёлся на 1961-1962 годы. Однако, их количество сложно определить даже приблизительно. Если покопаться в сети, то можно найти текст записки Андропова в ЦК КПСС «О случаях коллективного невыхода и отказа от работы в 1967–1968 гг.». Не могу ручаться за подлинность этого документа, но начинается он так:

По имеющимся в Комитете госбезопасности данным, в 1967 и начале 1968 года в некоторых регионах страны имели место случаи коллективного невыхода и отказов от работы отдельных групп, бригад и смен рабочих. На территории Украинской ССР в прошлом году отмечено 29 групповых невыходов и отказов от работы, в Узбекистане — 11, Эстонии — 8, Литве — 5, Таджикистане — 4, Свердловской области — 9, Костромской — 8, Пермской — 7, Карельской АССР — 5, Красноярском крае — 4. В Казахской ССР за два последних года было 49 коллективных невыходов или отказов от работы, кроме того, около 40 аналогичных случаев предотвращено.

Если прибавить к этим случаям ещё отказ от работы на Курганском механическом заводе, Минском заводе стройдеталей и на комбинате плащевых тканей в городе Балашове Саратовской области, о которых упоминается далее в тексте записки, то только за два неполных года, с 1967 по 1968 гг., получается 142 эпизода.

Козлов, ссылаясь на документы из РГАНИ, пишет, что «в 1969 г. подобные "проявления" были в 20 производственных коллективах. В них участвовало всего около 1000 человек».

Чем же был недоволен трудящийся в самой лучшей стране мира? Может быть угнетением рабочих в капиталистических странах и требовал раздуть мировой пожар революции? Или повышенным потреблением внутри страны и желал больше, столь милой коммунистам, уравниловки? Как раз наоборот. Основными причинами забастовок стали снижение оплаты труда, повышение норм выработки, а так же... задержки выплаты заработной платы. Вишенкой на торте стало повышение цен на продукты и потребительские товары. Были и частные случаи, но они опять же носили экономический характер. Например, есть сведения, что в 1962 году Одесские рабочие в порту отказались грузить продовольствие для отправки на Кубу по причине того, что «на Украине плохо с продуктами». То есть, рабочие требовали даже не улучшения их материального положения, а хотя бы сохранения его на прежнем уровне. И это не в годы разрухи и восстановления хозяйства, а в период, когда производство догнало и давным давно перегнало довоенный уровень.


В связи с этим хочется вспомнить слова Иосифа Виссарионовича, сказанные на XVI съезд ВКП(б):

У них, у капиталистов, ухудшение материального положения трудящихся, снижение заработной платы рабочих и рост безработицы.
У нас, в СССР, подъем материального положения трудящихся, повышение заработной платы рабочих и сокращение безработицы.
У них, у капиталистов, рост забастовок и демонстраций, ведущий к потере миллионов рабочих дней.
У нас, в СССР, отсутствие забастовок и рост трудового подъема рабочих и крестьян, дающий нашему строю миллионы добавочных рабочих дней.

И вот, спустя почти 30 лет после той речи, у нас стало практически как у капиталистов. Разве что безработица была не такой явной. Если в капиталистических странах серьёзным стимулом вкалывать ударными темпами был риск потери работы, то в СССР... тоже. При повышении норм выработки в 60-х — 70-х годах на многих предприятиях снижалась потребность в рабочих, что приводило к массовым сокращениям. Без сомнения, рабочим всё ещё было гарантировано право на труд, но никто не гарантировал, что этот труд на другом предприятии будет оплачиваться в том же размере.

Пожалуй, на сегодня достаточно. В следующий раз поговорим о других выражениях массовых протестов.

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

?

Log in

No account? Create an account