Previous Entry Share Next Entry
p_balaev

Физическая экономика. Часть 4. Что остается от нее?

Оригинал взят у zucktm в Физическая экономика. Часть 4. Что остается от нее?

Итак, при изучении физической экономики мы увидели следующее:

- физическая экономика некорректно определяет классы общества – не по отношению к средствам производства, а по факту производства некоего «физического продукта», оказываясь в одной компании с физиократами;

- «принципы» физической экономики сводятся к необходимости наличия в обществе научно-технического прогресса, централизации и концентрации капиталов, т. е. в условиях капиталистического производства обслуживают интересы олигархов;

- понятия физической экономики позаимствованы из Марксовой политэкономии и модифицированы (искажены?) под цели, указанные выше.

Что же остается от физической экономики?

Энергетический подход, или оценка объема производства в натуральных показателях.

Маркс в качестве универсальной меры стоимости выбрал то общее, что есть у всех товаров – количество вложенного их производство труда. Физических экономистов такая мера стоимости не устраивает. Но тот же Ларуш в этом вопросе – как собака: вроде все понимает, а сказать толком не может…

Я не буду останавливаться на кувырканиях Ларуша вокруг «стоимости как негэнтропии экономических процессов», «экономии труда как микроэкономического эмпирического коррелята экономической стоимости» и прочего бреда потока сознания. Приведу другое его высказывание, из более поздней книги (видимо, сквозь зубы – но другого выхода нет!):

Чтобы сравнить физический выпуск с физическими затратами, мы выражаем оба эти показателя в единицах трудозатрат, которые в свою очередь измеряются в первом приближении количеством часов непосредственно производительного труда, использованного в производстве.

Что делать, приходится ругать Маркса – и тут же соглашаться с его критерием количественной оценки стоимости – количеством труда…

Но, строго говоря, в выборе меры стоимости товаров возможен иной подход: измерять стоимость товара количеством энергии, потраченной для его производства. Этот подход прям-таки напрашивается в физической экономике, поскольку она оперирует терминами «валовая энергия», «свободная энергия» и пр. Казалось бы, очень удобно: получаем величину, служащую мерой стоимости товара и независимую от субъективного фактора – труда. Если прибавочную стоимость оценивать энергетически, можно перейти прямо к понятию «свободная энергия» и далее – к любезным сердцу принципам физической экономики. Ну и так далее.

Но – не все так просто. С одной стороны, затраты энергии на производство единицы продукта по-прежнему взаимосвязаны с трудозатратами. Это очевидно – энергия при производстве применяется рабочим сознательно, его труд заключается в целенаправленном применении энергии.

С другой стороны, при физическом увеличении выпуска продукции в штуках общий расход энергии может не измениться, а удельный (на штуку) – упасть, как трудозатраты. Например, с помощью простого разделения труда в мануфактуре можно повысить вдвое производительность труда (и физический выпуск продукции), не меняя общих трудо- и энергозатрат.

Таким образом, энергия (как и масса у физиократов) далеко не всегда может служить объективной мерой объема выпускаемого физического продукта. И в этом случае выражение физического выпуска продукции в джоулях даст «искаженную» картину, от которой физические экономисты будут хвататься за голову: караул, третий принцип не выполняется! Отношение «свободной энергии» к «валовой энергии» ухудшилось! (На этом основании, кстати, они критикуют и Марксов закон понижения нормы прибыли, не понимая обратную связь между стоимостью произведенного продукта и производительностью труда при выпуске этого продукта).

Таким образом, выражение совокупного выпуска продукции в джоулях, затраченных на производство, не может дать единую объективную картину динамики физического объема производства. Ларуш это знает и вынужден ограничиваться графиками объемов выпуска отдельных видов продукции, вроде этого:

И все же энергетический подход не является полностью безнадежным и вполне находит свое применение. Где? – да при оценке рентабельности разработки месторождений энергоносителей. Показатель отношения получаемой энергии к энергии затраченной EROEI https://ru.wikipedia.org/wiki/EROEI в данном случае вполне применим, поскольку сравниваются сопоставимые величины – энергия, получаемая при использовании энергоносителя, и энергия, затраченная на добычу.

Но даже для добычи энергоносителей энергетический подход применим ограниченно. Дело в том, что тот же уголь применяется не только как энергоноситель, но и в черной металлургии. Про нефть и нефтехимию и говорить нечего.

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account