?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

[sticky post]Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

О хвастовстве немецких танкистов и артиллеристов. Часть 6.
entry is in top500 ratingTop 500

     Нельзя сказать, что в Красной Армии тоже не было проблемы приписок, касательно урона, нанесенного врагу. У военных всех стран и национальностей общих черт много. Все они супостата не жалеют, особенно в донесениях и отчетах. Пустить это дело на самотек и потом учитывать потери противника по сведениям из хвастливых докладов  - результат получился бы такой же, как и у Гитлера. Да проблема недооценки сил противника, выразившаяся в нереалистичном планировании зимне-весенних наступательных операция 1942 года, имела место быть. В этой недооценке не могли не играть роли преувеличенные потери немецких войск, содержащиеся в донесениях с воюющих фронтов. Поэтому ГКО СССР в 1942 году начинает упорядочивать и ставить в жесткие рамки это дело. Еще в конце 1941 года летчикам авиации дальнего действия были введены доплаты к денежному содержанию за нанесение ударов по дальним тылам противника, эту практику стали распространять на все рода войск. Всё, что поддавалось хоть какому-то учету, стало премироваться денежными выплатами.
  Если в штурмовой авиации невозможно было установить, какой именно ущерб врагу был нанесен отдельным самолетом, то выплаты полагались на каждый боевой вылет. Летчику-штурмовику невозможно было сбросить бомбы в голой степи и потом приписать себе, как это делал Рудель, разбомбленную танковую армию. Во-первых, в его наградном листе число уничтоженных танков не стояло бы, во-вторых, за приписки, т.е. за незаконное присвоение денег, он получил бы приговор, как уголовник. Да на приписки не пошло бы командование и финчасть, они стали бы соучастниками в преступлении.
    За все остальное, что можно было учесть, и всем, чью боевую работу можно было учитывать, как персональный результат: за самолеты, танки, за другую технику – премирование.
  Более того, были введены денежные доплаты военнослужащим ремонтно-технических подразделений за восстановление и ввод в строй поврежденной техники, что стимулировало деятельность по сохранности собственного оружия. Сегодня принят взгляд, что эти деньги большого стимулирующего действия не играли, так как даже тысяча рублей в условиях инфляции военного времени значительной суммой не являлись, более того, на фронте их редко удавалось потратить. Не знаю. Кому и миллион – мало. А у наших бойцов еще и семьи в тылу были, тыл жил не сладко, послать семье с фронта в помощь денег, хоть на кусок мыла – стимул очень хороший.
Но главное, стали невозможны такие «подвиги», какой описан в книге «Беглый огонь»  бывшего немецкого артиллериста Вильгельма Липпиха, он рассказывает об отражении атаки советской пехоты, поддержанной танками, когда сам корректировал огонь, который вела артиллерийская батарея с закрытых позиций:
«Упавший слева от цели первый снаряд заставил пехотинцев рассеяться, но не причинил вреда самой бронемашине. После того как я направил выстрел правее, следующий снаряд не долетел до цели. Третий упал очень близко от нее, но все равно промахнулся.
Получив новую мою поправку, наш орудийный расчет выпустил четвертый снаряд. Попав в башню, он заставил танк остановиться. Через секунду над ним стал подниматься белый дым. Обратив внимание на вторую «тридцатьчетверку», находившуюся рядом с подбитым танком, я попросил пятый выстрел. Попавший в гусеницы снаряд мгновенно обездвижил советскую бронемашину и заставил экипаж срочно покинуть ее. Третий вражеский танк остановился, а четвертый дал задний ход».
     Четвертым снарядом, с закрытой позиции подбить движущийся танк, а пятым повредить второй!!! Артиллеристы-противотанкисты, стреляющие прямой наводкой, должны над этими баснями гоготать до резей в животах. Вообще поражать одиночными снарядами отдельную подвижную цель с закрытой позиции – это либо уровень фантастического по своей высоте мастерства, либо совершенно бесстыжий свист.
   В ситуации с Вильгельмом Липпихом – однозначный свист. Дело в том, что Липпих служил корректировщиком в звании рядового. Простой солдат. Здесь еще одна картина вырисовывается – уровень немецкой артиллерии. Корректировщики и у нас использовались. В тех случаях, когда невозможно было оборудовать НП батареи или дивизиона, с которого имелась возможность наблюдать результаты стрельбы по противнику, тогда либо на нейтральной полосе, либо даже в расположении противника располагали одиночный, замаскированный, со средствами связи, пост корректировщика.
Но Липпих корректировал огонь с места расположения пехотного подразделения вермахта. Один. В одиночестве.
  Советские артиллеристы так не воевали. Если батарея поддерживала огнем пехотное подразделение, то в расположении этого подразделения оборудовался наблюдательный пункт, на который выдвигался сам командир батареи со взводом управления и разведки. У командира батареи были под рукой наблюдатели, связисты, он не лично наблюдал за целями, результатами стрельбы и передавал на огневую позицию батареи ее результаты. Он управлял подразделением батареи, располагавшимся с ним на НП, контролировал его работу. Это очень сложная работа, требующая особой подготовки, слаженных действий нескольких специалистов. Управление боевой работой батареи именно с НП и ведется. Иначе на хрена в артиллерии нужны командиры батарей?
  Т.е., немецкие офицеры-артиллеристы во время боя отсиживались в блиндажах подальше от переднего края, а огнем их батарей управляли солдаты, одиночные корректировщики? Вот это организация!
  Можно, конечно, и отдельного солдата-артиллериста поднатаскать до уровня офицера, при желании. Но как Рудель своими рассказами о суперточном бомбометании без штурмана вызывал саркастический смех у пилота нашей «пешки», так и этот артиллерист…
   Герой, а ты как успевал наблюдать за полем боя, ведя разведку целей, держа бинокль одной рукой,  наносить эти цели на рабочую карту, определять их координаты, потом, держа телефонную трубку другой рукой, передавать координаты целей на батарею, засекать разрывы, определять их отклонения от цели, снова передавать данные на батарею, вести учет целей и результатов стрельбы в огневом блокноте..?  Юлий Цезарь, блин!
   Конечно, так можно с закрытой огневой позиции пятью снарядами два движущихся танка подбить, одного – прямо в башню, и получить за это железный крест. А в немецком Генштабе списали два русских танка в потери, как итог боевой работы корректировщика, обладающего феноменальным даром римского императора делать несколько дел одновременно. Тем более, что никакой ответственности за эти приписки предусмотрено в вермахте не было…

p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

О хвастовстве немецких танкистов и артиллеристов. Часть 5

Это просто показательно – во всех армиях мира бронетанковые войска считались наследниками кавалерии и формировались на базе кавалерийских соединений, а у нас кавалеристов считали и считают лошадниками, не способными руководить танковыми соединениями.
  При этом создание Первой Конной армии натолкнулось на сопротивление Троцкого и военспецов. В основе их возражений лежало не обоснование в ненужности такой армии, а то, что кавалерия – трудное дело, «аристократический род войск», доступное только очень грамотным командирам, элите, а не вчерашним мужикам и слесарям.
   Но армия была создана, мужик Буденный и слесарь Ворошилов показали, что их умственных и полководческих способностей вполне хватает для командования ею. Будущий нарком обороны маршал Тимошенко тоже прошел в Первой конной все ступени военной карьеры вплоть до командира дивизии. С «кавалерийским духом» у нашего высшего командования было все нормально. Про немецкую же кавалерию можно говорить примерно как про еврейское оленеводство. Они где-то рядом. Хотя у немцев и были кавалерийские части.
  Так что, бронетанковые войска вермахта пропитаны необходимым «кавалерийским духом» были весьма незначительно. Поэтому использовали свои ударные танковые соединения как полные придурки. Додуматься рвать оборону противника теми же танками, которые должны были развивать успех и уходить в глубину прорыва, уничтожая тылы и отрезая пути снабжения – это основа немецкой танковой тактики и стратегии. Тактика и стратегия военных идиотов. Во Франции прокатило. Столкнулись с серьезным противником и получили выбитые при прорыве танки, которых не хватало для развития успеха.
   Так же смешно сравнивать боевой опыт гитлеровских высших военачальников, закончивших ПМВ гауптманами-майорами при штабах, с теми же Ворошиловым и Буденным. Следовательно, и уровень большинства наших армейских командиров, воспитанных в ворошиловской армии, с хваленными пруссаками сравнивать можно только не в пользу пруссаков.
  К тому же, наши готовились к войне серьезно и основательно, а не шапкозакидательски, как это преподнесено хрущевско-брежневской историографией, сам К.Е.Ворошилов, лично, выступая на 18-м съезде партии сказал, что будущая война будет долгой и изматывающей. Немцы же, опьяненные легкими победами над Польшей и Францией, именно с шапкозакидательским настроением пошли воевать с СССР, планируя за полтора месяца выйти на линию «Архангельск-Астрахань».  Всерьез они воевать не думали, поэтому в вермахте царили бардак и разгильдяйство, а не хваленая немецкая дисциплина и пунктуальность.
   Одно только узаконенное мародерство и насилие над мирным населением ставит командование вермахта, не понимающего, что такие вещи армию разлагают, в разряд военных кретинов без всяких оговорок.  Но сам Кариус описывает вещи, невозможные в Красной Армии. Его подразделение стояло в обороне, ожидалось наступление противника, и тут мехводы и заряжающие с его разрешения ушли пошарить по окрестностям насчет раздобыть мяса. Как назло, наши начали наступать. Пришлось командирам танков садиться за рычаги и драпать от русских. Воевать при половинном некомплекте экипажа, конечно, они уже не могли.
    Разумеется, и у нас в танковых войсках разгильдяи были, у нас тоже мехводы могли не в танке сидеть, а шляться в районе кухни, но за оставление боевой позиции в результате этого разгильдяйства, командиров танков отвели бы в трибунал. У Кариуса даже намеков на разборки нет. Как будто ничего не произошло. Вот и все их немецкие уставы и немецкая педантичность.
    И только военные кретины могли допустить такой бардак с учетом потерь противника, какой был в вермахте. Не понимая, что у них был бардак в этом вопросе, нельзя понять сути произошедшего с немцами под Москвой и Сталинградом.
  Почему Гитлер так упорно толкал фон Бока штурмовать Москву при том, что армейская группа «Центр» уже понесла уполовинившие её потери и войска были крайне измотаны? Он не понимал, что дальше последует катастрофа?
  Почему с 6-ой армией Паулюса под Сталинградом повторилась эта же история? Да потому, что Гитлер и верховное немецкое командование не понимали, как СССР может противостоять их частям, если наша страна понесла такие огромные потери. Ведь Адольф прямо орал на Паулюса: вы мне лапшу на уши вешаете про русское сопротивление, перед вами нет противника!
  Сами фон боки и паулюсы, получая от своих харманнов, руделей и кариусов сведения о тысячах сбитых и сожженных русских самолетов и танков, писали представления к награждениям на этих липовых героев и их сведения передавали в Генштаб, из которого на стол фюрера ложились сводки, в которых цифры показывали уничтожение всей Красной Армии по три раза в каждом квартале, что приводило к катастрофической недооценке сил противника.
   А мозгов бывших ефрейтора и майорчиков при штабах, не получивших должного боевого опыта в руководстве большими войсковыми операциями, да еще раскайфованных легкими победами в Европе, создавшими у них ложное представление о непобедимости немецкой армии, не хватило для того, чтобы разработать элементарные меры для предотвращения даже не приписок, а фантастического по наглости вранья в вопросе оценки потерь противника…

p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

О хвастовстве немецких танкистов и артиллеристов. Часть 4.

   … Самое удивительное в этом залихватском вранье немцев о количестве уничтожаемых ими советских солдат, танков, пушек, самолетов то, что оно родилось даже не после капитуляции Германии, когда эти горе-вояки стали сочинять свои мемуары, все эти сказки лежали в основе представления гитлеровских «героев» к их наградам, т.е. дублировали сводки вермахта о потерях Красной Армии. А это уже натуральная шиза, которая привела к катастрофическим последствиям в виде недооценки сил противника. Результат – переоценка своих сил, запредельно нереалистичное планирование войсковых операций с последующими их провалами.
   Тут необходимо отвлечься от собственно немецких танкистов и поглядеть на германское высшее командование, которое допустило такой бардак в учете и оценке подвигов своих военнослужащих.
   По мнению военных историков немецкие фельдмаршалы и генералы превосходили на начальном этапе войны в квалификации наших генералов и маршалов. Занятый ныне поисками бессмертной души Юрий Игнатьевич Мухин даже Гитлера противопоставляет Сталину, как военного человека, самого способного полководца Второй мировой войны. Так и пишет, что Сталин не успел превзойти Гитлера в полководческом искусстве, пока учился – победил. Вот что значит – общаться с бессмертными духами.
  Но и до Мухина военные историки отказывали Сталину в полководческом умении на начальном этапе войны. Да что там историки! Сам великий Г.К.Жуков утверждал, что сначала Иосиф Виссарионович был поленом в военном деле, а потом поднатаскался и уже к середине войны стал достойным Главнокомандующим. Как не поверить знаменитому маршалу, которого некоторые черты его характера довели до состояния полного ничтожества? Ведь он же еще от Сталина получил чувствительно по ушам за свое беспредельное хвастовство и стяжательство.
   В реальности Сталин был полководцем еще до того, как Георгий Константинович стал командовать взводом в Красной Армии. Нужно только вспомнить историю Гражданской войны, но не в изложении хрущевско-брежневской научно-исторической мафии.
   Л.Д.Троцкий в своей автобиографической книге «Моя жизнь» писал, что в период его наркомвоенморства во время Гражданской войны у него с Совнаркомом возникло четыре крупных разногласия по стратегическим вопросам обороны. Т.е., по отражению всех четырех походов Антанты. И признал, что его предложения и планы были отвергнуты. А чьи планы были приняты? Советская историография этот вопрос деликатно обходила, оставляя у публики впечатление, что эти планы принадлежали лично В.И.Ленину.
   Ленин, конечно, человек гениальный, это оспаривать невозможно. Но гениальный человек не может выступать в роли вездесущего и всемогущего бога. Зато мы знаем, что на начальном этапе Гражданской войны важнейшим для Советской Республики вопросом обороны Царицына занимался Сталин. В Военном совете фронта против Деникина – Сталин. Наступление Юденича – снова Сталин. Врангель – и здесь он. Фронт против поляков на львовском направлении – «Фигаро здесь, Фигаро там». А начальником Сталина в Совнаркоме был Владимир Ильич Ленин, т.е. Ленин командировал Иосифа Виссарионовича на самые ответственные участки ведения боевых действий в критические моменты. И в Военном совете Сталин отвечал за это направление работы полностью, без его санкции ни один полк не мог совершать какие-то маневры. Такой масштаб личной ответственности предполагал и масштаб компетенции. Только историки считают, что полководцем можно стать лишь закончив юнкерское училище, а потом Академию Генерального штаба. А какую академию закончил Александр Васильевич Суворов?
    Т.е. в 1941 году во главе Советского государства и его вооруженных сил стоял человек, проведший пять крупных успешных военных кампаний, лично принимавший участие в разработке планов операций фронтов.  А Гитлер в то время, когда Сталин руководил действиями фронтов, был всего лишь ефрейтором. Да, после прихода к власти Гитлер тоже принимал участие в руководстве кампаний против Польши и Франции, но, во-первых, Сталин, несомненно, изучал немецкий опыт, во-вторых, он был в Военном совете и во время советско-финской войны. А финны, в отличие от поляков и французов, стойко оборонялись, а не капитулировали, преданные своими правителями. Тем не менее, советские войска войну провели весьма достойно, вынудив финнов через три месяца признать себя побежденными, если кто-то считает, что три месяца для такой войны – это очень много, то с дураками спорить бесполезно.
   Но сравнивать Сталина, возглавлявшим Военные советы фронтов с Гитлером, бывшим в те годы ефрейтором, не совсем корректно. Все-таки Адольф не был главнокомандующим, главкомом у него был фон Браухич. Главкому Сталину нужно противопоставлять главкома Браухича. Только противопоставлять нечего. Вальтер фон Браухич Первую мировую войну закончил всего лишь в звании майора, офицером штаба дивизии. На этом его боевой опыт и был закончен. Имея такой боевой опыт он вступил в польскую скоротечную кампанию главкомом сухопутных войск.
     Эти наглые немецкие шавки соображали, на кого они напали? У вас появляется понимание, почему Третий Рейх, получив в распоряжение ресурсы почти всей Европы, так позорно продул войну?
    Только Сталин, как и Ленин – гений, но не бог. Нужно еще сравнить тех, людей которые входили в его, если так можно выразиться, в полководческую компанию, с гитлеровскими военачальниками.  Здесь  для немцев совсем плохо. И для наших военных историков тоже. Это сравнение – диагноз нашим военным историкам. Этот диагноз – слабоумие.
  Даже Отто Кариус приводит в своих мемуарах слова одного из его командиров:  «Дух бронетанковых войск есть дух кавалерии». Но и советские, и российские военные историки этой простой истины осознать так и не смогли, поэтому все их научно-публицистические труды о Великой Отечественной войны представляют из себя откровенную чепуху…


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.

Члены же нашего Движения насчет рукописи могут обратиться не только ко мне, но и в Оргбюро.



p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

О хвастовстве немецких танкистов и артиллеристов. Часть 3.

Нет, «Тигр» был серьезным противником для наших танкистов. Об этом никто не спорит. Но он не был танком в нормальном смысле этого слова. Как танк прорыва, каковыми были наши ИСы, он был полным говном из-за пушки. Большая начальная скорость его снаряда означала, что ОФ снаряд должен быть толстостенным, что снижало его осколочно-фугасное действие. Габариты «Тигра» впечатляющие. Высота этого самодвижущегося сарая – почти 3 метра. Заявленная в характеристиках скорость движения – 44 км\ч по шоссе и 25 км\ч по бездорожью. Кариус написал, что в реальности это нужно делить пополам. Т.е., огромный медленно ползущий по полю сарай. О маневренности этого самодвижущегося коровника даже говорить смешно. Управлялся он легко. У мехвода были даже не рычаги, а руль, только при движении задним ходом один член экипажа из коровника должен был выходить наружу и управлять движением. Иначе сарай гарантировано разувался, освобождая свои двухрядные катки от гусениц. Т.е., единственное, на что в реальности этот танк годился – доехать своим ходом до места засады, из которого просматривалась на несколько километров окружающая местность и ждать там советских «монстров». В таких условиях – да, грозное оружие. По сути, противотанковое орудие, защищенное броней.
    Премьера этого танка в качестве танка прорыва на Курской дуге стала и его лебединой песней в таком качестве.  Еще мимо «сорокапяток» и ЗИС-3 он мог проползти более-менее успешно, его экипаж с 500 метров, с дистанции поражения нашими ПТО, мог заметить пушки и подавить их своим огнем, но как только советские танки, САУ и ПТО получили другой калибр, так сразу этот танк прорыва и закончился.
     Но Отто Кариус пишет удивительные вещи: «Кершер тоже не заметил танка, потому что тот приближался практически с тыла. Он проходил мимо него на расстоянии не более 30 метров. Я успел вовремя передать Кершеру: «Эй, Кершер, «Т-34» сзади тебя, берегись!» Все произошло в мгновение ока. Кершер встретил русских выстрелом в упор. Они завалились в воронку от бомбы и не вылезали».
«Подбитые танки иногда бывают весьма коварны. Нам случалось один раз пригибаться, когда взорвались несколько танков и в воздухе пронеслись разные металлические обломки».
«На равнине я увидел сорванную башню русского танка. Мы подбили этот русский танк в начале сражения. Башню взрывом сорвало с корпуса и подняло в воздух. Мы тогда пригнули головы — башня упала не слишком далеко от нас».
   Т.е., немецкий танкист описывает результаты ближнего боя, который может быть только маневренным и на таких дистанциях как раз именно маневренность танка даёт ему преимущество перед противником. Здесь уже калибр и толщина брони значения не имеют. Но Кариус из своего сарая безнаказано жгёт русские танки.
    Как ему это удаётся? Он, кажется, предполагал, что читатель ему может задать такой вопрос, объяснил так: «Нам повезло, что русские действовали, задраившись наглухо, как делали всегда, и не успевали достаточно быстро оценить характер местности»
    Он так свои победы и объясняет: трусливые русские танкисты в бою сидели в танке, а он – на башне «Тигра», русские из танка ничего не видели, а он видел всё. И здесь же описывает случай, как один танк из его взвода нарвался на нашу пехоту, вооруженную только противотанковыми ружьями. «Тигр» быстро лишился всех наблюдательных приборов и удрал с поля боя. Но автора, этого орла на башне, так никто из наших и не догадался пристрелить.
Ну и результаты его боев с «монстрами»: «Используя средневолновые радиочастоты, я сообщил командиру свое местонахождение и результат боевой операции (семнадцать подбитых  танков «Иосиф Сталин» и пять — «Т-34»)».
   Аж 17 ИСов! Во трепло! При этом он за всю войну ни одного танка ИС в глаза не видел, благодаря чему и остался жив. Дело в том, что Кариус танки ИС видел, но не в реальности, а на фотографиях и картинках. И только ИС-3. Он знает, что у них на пушке есть дульный тормоз, но в своих мемуарах излагает, что силуэт ИСа похож на «Королевского тигра». Прикол в том, что издалека, из-за формы башни, с «Королевским тигром» можно перепутать ИС-3, но ИС-3 в войне принять участие не успели…

p_balaev

О хвастовстве немецких танкистов и артиллеристов. Часть 2.

     … Зато в этих мемуарах чрезвычайно много … вызывающего вопросов. Один из самых известных немецких танкистов – Отто Кариус, оставивший воспоминания «Тигры» в грязи».  Герой Третьего Рейха. Лично Гиммлер его награждал, хотя Кариус служил не в СС, а в вермахте.
     Такое впечатление из его мемуаров, что он даже в старости, когда их сочинял, при одном воспоминании о русских танках бежал в ватерклозет. Начал войну Кариус заряжающим на танке чешского производства. Уже через две фронтовых недели лишился зубов. В их танк прилетел «привет» из «сорокапятки», стрелку радисту оторвало анатомические конечности, почти все члены экипажа получили ранения. Танк, как я понял, был надежно уконтрапуплен.
    Дальше Кариус описывает впечатления от наших Т-34, которых называет «монстрами». Вообще все фрицы их часто так и характеризуют – монстры. Да еще в начале 41-го года, оказывается, эти монстры у русских были во множестве.  Это называется страхом. Довольно компактный в размерах Т-34, по габаритам уступающий не только немецкому Т-4, но и Т-3, в глазах немецкого танкиста – монстр. Еще и двоилось-троилось в глазах, немногочисленные «тридцатьчетверки» представлялись целыми армадами.
   Такое впечатление, что немецкие артиллеристы-противотанкисты, напуганные «монстрами», просто начали разбегаться во все стороны от своих штатных 37-мм пушек и борьбу с танками переложили на зенитчиков люфтваффе. А те со своими громоздкими 88-мм дурами перестреляли всю «армаду», что нормальному артиллеристу-противотанкисту представляется голимым звездижом. Наглейшим. Потому что ту немецкую зенитку можно было на поле боя замаскировать только под сарай. Дура реально очень большая. Она не предназначалась для использования не только в качестве противотанкового орудия, но и вообще в качестве полевого. Да еще расчеты зенитных пушек подготовлены для совершенно другой стрельбы при совершенно других условиях, их борьбе с танками нужно было обучать дополнительно.
    Показательный пример использования 88-мм зенитки против танка – история с КВ-1 Колобанова. Поняв, что шкуру этого «монстра» ничем не пробить, немцы ничего лучше не придумали, как попробовать зенитку. Думаю, что наши ребята в танке смотрели на то, как фрицы выкатывали на огневую зенитную дуру с хохотом. Выждали, когда немцы установили пушку, расчет собрался у орудия и долбанули их осколочно-фугасным. Расчет – в мясо, пушка опрокинулась вверх станиной.
     Нет, можно, разумеется, стрелять по танку из тяжелого зенитного орудия. Но недолго. Расчету зенитки нужно попасть очень точно бронебойным снарядом, в подвижную, со сложной траекторией движения и с переменной скоростью движения цель, да еще на большом удалении (при ближнем бое из такой пушки стрелять по танку – гарантированное самоубийство), а танку достаточно в район такой    цели послать осколочно-фугасный снаряд и кранты расчету. Т.е., немецкие зенитчики люфтваффе должны быть круче японских камикадзе. Их также, как камикадзе,  должны были отправлять на их последний подвиг. Только вместо сакэ при проводах – шнапс.
     Но в люфтваффе, как сам Кариус свидетельствует, с камикадзе была напряженка. Если точно помню, в 1943 году, как он пишет, мимо их части проследовала в наступление свеженькая пехотная дивизия Геринга. Танкисты вермахта с завистью смотрели на одетых в новенькую форму «летчиков», на их новейшее оружие и завидовали. На следующий день на части вермахта вышли с передовой люди в новой форме люфтваффе, подошли вплотную и пошли в атаку. Оказалось, что русские успели с «камикадзе» снять новенькую форму и надели ее для маскировки. Вся дивизия Геринга, посланная в наступление, разбежалась в разные стороны.
        Конечно, можно было в 1941-м году части зенитной артиллерии поставить на танкоопасные направления, замаскировать, насколько позволяли габариты орудий, и попытаться открыть огонь по русским танкам с расстояния 1,5-2 км. Ведь иваны все из монголов-скотоводов, сыновья степей, поэтому шли в атаку только по чистому полю, избегая маскироваться по многочисленным буеракам-перелескам, покрывавшим поля на русской равнине.
   Дело вообще-то было не броне и пушке, а в трусости немецких вояк, которые так напугались русских танков, что потребовали от своего фюрера себе «панцервафлю» с непробиваемой броней и супер-пушкой, применения для которой не было.
   Из мемуаров самого Кариуса видно, что ни такая  броня, ни такая пушка «Тигру» нужны не были, потому что почти все бои с русскими танками он вел на дальности до … 100 метров.
   Закономерный вопрос: а зачем тогда мы сами делали ИСУ-152, САУ-100, поставили на Т-34 85-мм орудие? Так если то, что Кариус писал – правда, оказывается, немцы наши танки наблюдали только подошедшими вплотную, а наши их зверинец видели ползущими по открытым пространствам. Поэтому нашим мощные пушки и были нужны, фрицам они не помогли…

p_balaev

Мои твиты

Tags: