p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Лохотрон "Мемориала" (из черновика к "Троцкизму") часть 28

… Мне как-то довелось, будучи заместителем начальника таможни по правоохранительной деятельности, проводить силами 4-х оперативных сотрудников (весь наличный состав моего оперативно-розыскного отдела) одновременно 19 специальных операций по пресечению контрабанды и иных преступлений в сфере таможенного дела. На каждого сотрудника одновременно приходилось почти по пять спецопераций со всей прилагающейся к ним ежедневной, еженедельной, ежемесячной и ежеквартальной отчетностью. Плюс – ежедневные досмотры товаров и транспортных средств в рамках этих операций, не приносящие никакого результата, кроме убытков коммерсантам.
А результатов не было потому, что вся оперативная работа, направленная на добывание и реализацию оперативной информации о подготавливаемых, совершаемых и совершенных преступлениях была парализована отчетностью и досмотрами в рамках спецопераций, целью которых вроде бы и была борьба с преступностью.
Вот так. Вроде бы на поверхности видна цель таких спецопераций, проводимых в таких количествах – активизация борьбы с преступностью. Но на деле – эта борьба парализована.
Уже исполняя обязанности начальника Центральной оперативной таможни я в своем регионе собственным волюнтаристским решением прекратил проведение почти всех спецопераций (их к тому времени было 24) под личную ответственность, что их прекращение не повлечет за собой снижение результатов оперативно-служебной деятельности. Оперативная работа почти сразу ожила и начала приносить ощутимые результаты. Но не надолго. Вместо прекращенных из Главного управления по борьбе с контрабандой ФТС России полетели указания и планы о проведении новых. Их стало еще больше.
Таким способом крышеватели контрабандных потоков в высшем руководстве ФТС исполняли указания Президента об активизации борьбы с контрабандой. В результате под раздачу попадали добросовестные участники внешнеэкономической деятельностью, на которых спецоперациями переключалось внимание оперативного состава, а преступные шайки спокойно работали. На них уже не хватало сил.
Нет ничего нового под Луной. Те документы, относящиеся к 37-38 годам, которым хоть в какой-то степени можно доверять, показывают, что эта схема работала еще задолго до нас. Она стара, как сама правоохранительная деятельность.
Никаких решений Пленумов ЦК и Политбюро насчет проведения массовых репрессий не существовало в природе. Материалы цитируемого мною февральско-мартовского Пленума это ясно показывают. Сталинское руководство отлично понимало, что как раз в потоке массовых репрессий надежней всего можно скрыть настоящих преступников.
Чем и занялось руководство НКВД в лице Ежова и Фриновского. Но только не с санкции Политбюро, разумеется. Не предполагают материалы Пленума такой санкции, они об обратном говорят. Тот же Вышинский, которому приписали участие в несудебной «двойке», на Пленуме рвал Ежова за то, что его люди ведут следствие с обвинительным уклоном. Человеку, который даже следователей бил по головам за один только обвинительный уклон в следствии, приписали участие в несудебном органе, который выносил приговоры к ВМН по спискам, не видя даже дел. А подчиненные ему прокуроры заседали в «тройках НКВД», приговаривая к расстрелу сотни тысяч людей.
Представляете уровень подлости фальсификаторов и тех «земсковых», которые дали фальшивкам «научное» обоснование?
Мою версию о том, что руководство НКВД пыталось саботировать работу по ликвидации троцкистского подполья методом забрасывания своих сотрудников планами спецопераций, подтверждает «ПРИКАЗ Народного Комиссара Внутренних Дел Союза СССР за 1938 год «О порядке осуществления постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года». № 00762 26 ноября 1938 г. гор. Москва».
Приказ очень интересный в том плане, что в нем Л.П.Берия забыл упомянуть об особых тройках, которые есть в Постановлении СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17 ноября 1938 г.. Этим Постановлением дела, не рассмотренные особыми тройками указано передать в суды и ОСО. В Приказе за подписью Берии особые тройки не упоминаются, только ОСО и «милицейские». И вообще, этот приказ оставляет впечатление подлинности. Он очень логичный и процессуально выверенный. Дает еще и пояснение, что понималось под массовыми операциями. Оказывается, это всего лишь групповые аресты.
Но самое важное в нем – отмена ранее действующих приказов и циркуляров, их целый список:
№ 00439 от 25 июля 1937 г. – оперативный приказ
№ 00447 от 30 июля 1937 года
№ 00485 от 11 августа 1937 года
№ 00593 от 20 сентября 1937 года
№ 49990 от 30 ноября 1937 года

№ 50215 от 11 декабря 1937 года
№ С-74 от 13 января 1938 года
№ 202 от 29 января 1938 года
№ 326 от 16 февраля 1938 года
№ 00606 от 17 сентября 1938 года
№ 189 от 21 сентября 1938 года
Мне оппоненты еще умудряются заявлять, что наличие в этом списке приказа №00447 делает несостоятельными мои выкладки о том, что он является фальшивкой. Как же, ведь он упоминается в целом ряде документов! Тщательнее нужно было с архивами работать, господа. Еще раз напомню, что рассекреченный СБУ документ за подписью В.Меркулова однозначно говорит о том, что дела, заведенные в рамках приказа №00447 должны не какие-то фантастические тройки с партийными секретарями в составе рассматривать, а ОСО.
Один вовремя не уничтоженный или непереработанный документ, рассекреченный и выложенный ротозеями, хоронит всю «кулацкую» репрессивную операцию, на которую пришлось самое значительное количество расстрелянных.
А отсутствие упоминания «особых троек» в документе за подписью Берии также хоронит остальные, так называемые, «национальные» репрессивные операции, дела которых подлежали рассмотрению этими тройками.
Т.е., что за приказы были на самом деле в этом списке – мы не знаем. И не узнаем уже, по всей видимости, никогда. Не для того стряпались фальшивки, чтобы сохранять подлинники. Но количество отмененных Берией приказов и циркуляров дает повод подозревать, что Ежов начал забрасывать оперативно-следственный состав ГУГБ НКВД «спецоперациями», стремясь парализовать работу своего же наркомата.
В наше время это делается для крышевания каких-то структур, от которых так переключается внимание правоохранительных органов, в те годы, понятно, это делалось для «крышевания» троцкистского подполья. Вместо реальной работы по выявлению и пресечению деятельности троцкистов, внимание личного состава ГУГБ было переключено на надуманные угрозы. И еще требовали результатов. Само собой, как это происходит и сегодня, ряд сотрудников НКВД начали, стараясь показать результаты, штамповать липовые дела. Липовое дело уже требовало не нормального следствия, а следственного террора. Начались групповые аресты с целью закинуть сеть пошире, авось что-то да и поймается. Да еще арестованные троцкисты, несомненно в сговоре со следователями, стали давать показания на десятки ни в чем не виноватых людей. И НКВД захлебнулся в этом вале.
При всем моем негативном отношении к Лаврентию Павловичу, у него нельзя отнять того, что он был чекистом «с земли», он чекистскую работу постигал не в кабинете, поэтому, как только он пришел в наркомат, замом к Ежову, он сразу всю эту кухню понял и прихлопнул эту парочку, Ежова и Фриновского. С ними прицепом пошли многие начальники УНКВД, опера и следаки, которые отличились в исполнении преступных приказов наркома.
Знал ли Николай Иванович Ежов, не имевший чекистского опыта, что творит или был игрушкой в руках опытного Фриновского – не важно. Согласился на должность – обязан был знать, обязан был слушать не только своих заместителей, но и низовой состав, который, наверняка, сигнализировал о том, что ему не дают работать по реальным врагам, переключают на негодные объекты.
А наворотили прилично. И наарестовывали, и в лагеря отправили, и под расстрел подвели много невинных людей.
Мы так и не видели до сих пор приговора Н.Е.Ежову, не знаем, что ему конкретно в вину вменялось, но статью УК РСФСР 58_14. «Контрреволюционный саботаж, т.е. сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленно небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата, влечет за собой - лишение свободы на срок не ниже одного года, с конфискацией всего или части имущества, с повышением, при особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты - расстрела, с конфискацией имущества» он сам себе на лбу написал…

Tags: Репрессии, Троцкизм
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments