p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Category:

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

    Вооруженные силы СССР образца 80-х годов в части солдатского быта и солдатской службы являлись наглядным подтверждением того, что проклятые либерасты про брежневский застой всё врали и врут. Никакого застоя не было и в помине. Были на всё лицо невиданные прогресс и развитие. Вы только сами подумайте: еще в 50-х годах солдаты писали домой письма либо карандашами, либо перьевыми чернильными ручками, макая перо в чернильницу, а во время моей службы у каждого солдата была в наличии современнейшая по тем временам шариковая авторучка.
А если серьезно, то можете посмотреть кинофильм 1955 года «Солдат Иван Бровкин», чтобы получить почти полное представление о быте советских воинов срочной службы. Абсолютно те же казармы, табуреты, тумбочки и кровати в них. На кроватях – абсолютно такие же матрацы и одеяла. Форма на солдатах абсолютно такая же. Только чуть покрой гимнастерок изменился. У солдата Ивана Бровкина она расстегивалась только на вороте, у нас, в 80-е годы – полностью.
  Нет, конечно, я опять очерняю. Еще у нас в казарме стоял телевизор, сидя перед которым вся рота каждый вечер смотрела программу «Время» и каждое воскресенье – программу «Служу Советскому Союзу».
И, разумеется, очернительством занимались все мои товарищи по службе, когда нам, вчерашним призывникам, в спортзале Школы младших авиаспециалистов, части, в которой мы начали свою еще тогда курсантскую службу, выдали нашу первую военную форму с прилагающимися к ней кирзовыми сапогами и портянками, а мы, в большинстве вчерашние студенты (мой весенний призыв был таким), смеялись над этим: больше сорока лет назад война закончилась, а советские солдаты всё портянки на ноги учатся наматывать.
   Только представьте, за сорок лет в армии быт солдат изменился только в двух вещах – в казарме появился телевизор и у солдат –шариковые авторучки!
  Да и черт с ними, с этими сапогами и портянками! Не настолько мы были оранжерейными, чтобы из-за них трагедии устраивать.
  Наша курсантская жизнь длилась полгода, я был командиром отделения, мое отделение было лучшим в роте. Знаете, сколько раз за полгода я выбирался в город посмотреть на людей, которые ходят в штатском? Один раз!  За полгода – одна увольнительная. Правда, ее мне дали на всю ночь, приехал в гости брат и мы с ним в гостинице переночевали. Для меня сделали исключение, на ночь отпустили. Командир роты уже решил, что я после учебки останусь у них в постоянном составе, ко мне относился очень благожелательно.
    А большая часть курсантов свою парадно-повседневную форму, в которой мы в увольнение ходили, одела два раза – когда получали у старшины и примеряли, да на принятие присяги.
     Вы слышали, как готовятся экипажи космонавтов в плане совместимости характеров? Проводятся эксперименты с добровольцами, которых помещают в условия закрытого пространства и изучают изменения психики людей, вынужденных долгое время проводить вместе. Не все добровольцы выдерживают.
  А что будет, если сотни полторы человек закрыть в этом «космическом корабле»? Полторы сотни человек разных национальностей, привычек, уровня воспитания, с разными характерами. И не дать им никакой отдушины в виде хотя бы прогулки по гражданскому населенному пункту  хотя бы раз в неделю?
   Почему-то военное командование СА решило, что если солдата выпустить за ворота части, то он сразу кого-нибудь ограбит, изнасилует и потом дезертирует, поэтому увольнительную в город командир роты подписывал  дрожащей рукой, ожидая именно такого поведения от своих бойцов.
  Т.е., когда советские юноши перед призывом в армию учились, работали, жили среди штатского населения, то они вели себя как нормальные люди, им разрешалось ходить по городам и поселкам страны без конвоя, стоило только одеть их в форму, как они превращались в потенциальную банду насильников и убийц?
    Да черт бы с ней, с казармой! Пережить можно почти всё, когда знаешь – для чего. Но ведь нас-то призвали в армию служить, изучать военное дело, в учебке из нас готовили авиамехаников. В моей учебной роте готовились механики по бомбовооружению – один раз на занятия принесли и показали взрыватели авиабомб, два раза сводили на учебный аэродром. В первый раз показали бомболюк самолета, во второй – прапорщики-механики показали, как подвешивать в него бомбу. И всё. Еще несколько теоретических занятий, на которых половина личного состава, уставшая после нарядов, спала с открытыми глазами, а половина – русского языка толком не знала.
  Один раз вывели на стрельбище, дали по 12 патронов. Три пробных, остальные – зачетные, три одиночными, шесть очередями.  Всё. Главное, чтобы выстрелы были в сторону мишени – зачет поставлен.
  Зато вместо боевой учебы – постоянная работа, и поговорка имела хождение в армии: солдат без работы через полчаса превращается в потенциального преступника.
   Чем только не занимались! От ночных разгрузок вагонов на ж\д станции с углем и мукой (всегда – ночных. Кажется, чтобы ОБХСС не видел, кто на самом деле вагоны разгружает и кому за разгрузку потом деньги по нарядам начисляют) до выравнивания травы на газонах части на длину спичечного коробка. Руками, разумеется.
   А чем выпускники Школы младших авиаспециалистов тогда занимались, уйдя дальше продолжать службу в авиачасти, если они не выпускались специалистами? Да никто солдата к самолету и не думал подпускать! Вы что?! Жалко же самолеты и летчиков. Их обслуживали только офицеры и прапорщики. Солдаты, выпущенные из ШМАСов авиамеханиками, несли караульную службу на аэродромах и занимались хозяйственными работами.
    И такая картина была не только в авиации. Везде, исключая только ВДВ. В программе «Служу Советскому Союзу» показывали большие учения. В ряд стоят много пушек и лупят по учебному противнику. Только не показывали, как офицеры батарей бегают между орудиями и наводку осуществляют. Потому что артиллеристов готовили в учебках так же, как и авиамехаников. Позволить срочнику самому покрутить что-то в прицельном барабане и панораме, ручки наводки «Града» и потом жахнуть из него?! Таких дурных офицеров в СА армии не было.
  Понятно, что на случай войны призывной контингент, прошедший «школу мужества» в СА, представлял из себя почти нулевую ценность. Да это и не скрывалось особо, тех солдат, которых отправляли в Афганистан, вышедших из учебок с корочками специалистов, еще несколько месяцев дополнительно готовили. Точнее, заново готовили.
Вот вся эта бессмысленность срочной военной службы в таком ее виде солдата бесила и возмущала. Официальная советская пропаганда изо всей силы дула в уши нашей молодежи о почетной обязанности, но тебя призывали в армию и ты видел, что твоя «почетная обязанность» почти не имеет отношения к военному делу.
  Бессмысленность службы и практически тюремный режим давали закономерный результат, происходило именно то, что и должно было происходить: через месяц после заполнения казармы учебки новым призывом, главной задачей командиров взводов, заместителей командиров взводов и командиров отделений, тех кто непосредственно имел дело с рядовым личным составом, было не допустить в казарме беспредела. Чтобы личный состав не начал друг друга бить и резать.
  А в это время, именно тогда, когда я служил и армия была наполнена призывниками из студентов, которые армейский дурдом воспринимали особенно остро, сынок известного политического обозревателя Генриха Боровика, члена КПСС с 1953 года, Артем Боровик, поехал в США посмотреть, как там солдаты служат и потом рассказать об этом советскому народу. Вы думаете, что эта командировка молодого журналиста прошла мимо идеологического отдела ЦК? У вас не возникает подозрения, что именно там она была придумана?
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments