?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

   Мне как-то даже неловко напоминать бывшему следователю по особо важным делам Генпрокуратуры Игорю Степанову, принесшему на суд  в качестве доказательств приказ № 00447 и другие документы по «Большому террору», какие вещественные доказательства в качестве таковых могут быть приняты судом и как их нужно получать, изымать, если это документы, и оформлять, чтобы суд мог признать их надлежащим образом полученными доказательствами.  Бывшему следователю Генпрокуратуры полагается знать, что орудия убийства с отпечатками пальцев убийцы никакой суд не примет в качестве доказательства, если получен этот вещдок с малейшим нарушением закона. Изъят нож с нарушением закона – можете хоть какую экспертизу к нему приложить, бесполезно, суд это доказательство никогда не примет.
      И не беда, если на момент обнаружения вещдоков, документов в архивах в нашем случае, не было возбуждено уголовное дело, административное или гражданское, что исключает возможность процессуального оформления изъятия из архивных дел документов. Суд может принять эти документы  в качестве доказательств, если вне процессуальных рамок они изъяты по процедуре, соответствующей форме процессуального действия.
     Т.е., с составлением акта изъятия, в присутствии незаинтересованных лиц (только они вне процессуального действия будут именоваться в акте не понятыми, а присутствующими), да не просто документ должен изыматься, а вместе с архивным делом, в данном случае,  для последующей экспертизы. Эксперту обязательно должна быть поставлена задача исследовать момент возможного позднего вложения документа в архивную папку. И только после этого документ может быть представлен суду в качестве доказательства, а там уже на усмотрение судьи – проведение экспертиз по нему.
    В нашей же истории И.В.Сталин и коммунистическая партия обвиняются в несудебных расправах 37-38-го годов, в незаконном расстреле 656 тысяч граждан СССР и незаконном лишении свободы еще 656 тысяч граждан СССР на основании … От того, что я вам дальше покажу, у нормального человека волосья на голове дыбом встанут. Бывшему следователю по особо важным делам Генпрокуратуры, припавшему к кормушке иностранного агента Общества «Мемориал», это нормально. Нормального человека это шокирует.
     Существует такой документ: «ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
К ЗАСЕДАНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ
26 мая 1992 г.».
Я не буду расписывать отдельно историю его возникновения, лучше процитирую преамбулу, из нее всё понятно:

«В связи с подготовкой заседания Конституционного Суда Российской Федерации 26 мая 1992 г. о конституционности Указов Президента Российской Федерации от 23, 25.08.1991 г., мы, группа экспертов Комиссии ПВС Российской Федерации по организации передачи-приема архивов КПСС и КГБ на госхранение, работали — по просьбе КС — над поиском и изучением документов, касающихся ряда аспектов деятельности КПСС: о решениях руководящих органов партии по вопросам, относящимся к компетенции государственных органов, о номенклатуре государственных должностей и порядке их утверждения руководящими органами КПСС и т.п.
Ряд документов, выявленных нами и имеющих, как нам кажется, отношение к теме, представлен в Конституционный Суд.
Изучение же документов мы сосредоточили вокруг проблемы, подтверждается или опровергается известными нам материалами тезис Указа Президента РФ от 06.11.1991 г., о том, что
«КПСС никогда не была партией. Это был особый механизм формирования и реализации политической власти путем сращивания с государственными структурами или их прямым подчинением КПСС».
Прежде, чем приступить к развернутому ответу на этот вопрос, сделаем одно предварительное замечание.
На протяжении всей своей истории РКП(б)-ВКП(б)-КПСС являлась, — не только формально, но и по существу, — одной и той же организацией, всегда сохранявшей свое название, структуру — от первичных партячеек до Центрального Комитета, непрерывность членства, владение имуществом, преемственность Уставов и программ. Эти характеристики КПСС не затрагивались при изменении ее юридического статуса в государственной системе в 1936, 1977, марте 1990 и апреле 1991 гг. Исходя из этого, при ответе на поставленный вопрос мы считаем себя вправе в равной мере привлекать материалы как самого последнего времени (1990–1991 гг.), так и более ранних эпох.
Исследованные документы позволяют выделить в рассматриваемой проблеме некоторые, на наш взгляд, наиболее существенные аспекты:

  • партия и представительные органы власти;

  • партия и массовые репрессии;

  • партия и правосудие;

  • партия и исполнительно-распорядительная власть;

  • партия и армия, МВД, КГБ;

  • контроль над назначениями должностных лиц;

  • контроль над обществом;

  • некоторые признаки особого положения членов партии в обществе;

  • секретность в деятельности КПСС.

Выделение именно этих тем вовсе не значит, что экспертной группе не встречались документы, касающиеся и ряда других важных аспектов, затронутых в преамбуле Указа Президента РФ от 06.11.1991 (например, формирования КПСС международной и межнациональной политики, имущества КПСС и др.). Однако, видя свою задачу именно в экспертном анализе (а не в монографическом исследовании) архивных материалов, мы сочли себя вправе отказаться от исчерпывающего рассмотрения всех сторон деятельности КПСС. Некоторая фрагментарность изложения и иллюстративность документальных приложений — неизбежное следствие такого подхода.
Для написания настоящего заключения использовались материалы архивов КПСС и КГБ, находящиеся ныне в различных хранилищах (Центр хранения современной документации РФ — ЦХСД, Президентский архив — АП РФ, Центральный оперативный архив МБ РФ — ЦОА МБРФ, Центральный государственный архив Октябрьской революции — ЦГАОР, Центральный государственный архив общественных движений г.Москвы — ЦГАОД), а также официальные издания партийных документов («КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК» М., 1983-1989, тт. 1-15; далее — «КПСС в резолюциях»; стенограммы съездов и пленумов, другие печатные издания). Все архивные документы, приложенные к тексту, скомпонованы согласно пунктам настоящего заключения, однако далеко не все они непосредственно используются в тексте, составляя как бы дополнительный материал к нему (ссылки на них даются с указанием номера приложения, порядкового номера документа в данном приложении и, в случае цитации — листа документа). В случае цитирования документа, копия которого не была получена экспертной группой, приводится ссылка на его архивный шифр. При указании на партийные постановления, номера решений Секретариата, согласно принятой в партийных архивах маркировке, обозначаются буквами «Ст», Политбюро — буквой «П».

       Из текста преамбулы видно, что какая-то группа экспертов, получив доступ к архивам КПСС и КГБ, выбрала оттуда ряд документов, в том числе документы, касающиеся массовых репрессий, и представила их суду. Кто входил в эту группу экспертов? Держитесь крепче за стул, сейчас вы можете грохнуться на пол от удивления, смотрим, кто подписал это Заключение, на эту самую экспертную группу:

«Эксперты Комиссии ПВС РФ по передаче-приему
архивов КГБ и КПСС на государственное хранение

Н.Г.Охотин
Н.В.Петров
А.Б.Рогинский
Зам.директора ЦХСД, доктор ист. наук
С.В.Мироненко»
Знакомлю вас с этими «экспертами» по порядку.
   Николай Глебович Охотин. Информация с сайта «Мемориала»:
«Родился в 1949 году в Ленинграде.
Профессиональная биография:
1966 – 1969 – изучал историю русской литературы и общественной мысли в Тартуском государственном университете (Эстония); 1977 – 1980 – завершение филологического образования в Московском государственном университете.
1971 – 1981 – сотрудник кафедры структурной и прикладной лингвистики Московского государственного университета.
1982 – 1984 – научный сотрудник Государственного музея А. С. Пушкина (Москва).
1985 – 1987 – независимый исследователь.
с 1988 – научный сотрудник Общества «Мемориал», в 1989–1995 – председатель Научно-информационного центра «Мемориал».
1997 – 2001 – координатор архивных проектов Института «Открытое общество» (фонд Сороса), секретарь редколлегии серии архивных путеводителей «Архивы России».
2001 – 2013 – директор Музея «Творчество и быт ГУЛАГа» при Международном обществе «Мемориал», зам. председателя НИПЦ «Мемориал».
с 2011 – старший науч. сотрудник Института русской литературы РАН (Пушкинский дом)».
Никита Васильевич Петров, информация с сайта «Мемориала»:
«Родился 31 января 1957 г. в Киеве. В августе 1960 г. семья переехала в Москву. Окончил среднюю общеобразовательную школу в 1974 г. и в этот же год поступил в Московский химико-технологический ин-т им. Д. И. Менделеева (ныне МХТУ). Прошел полный курс обучения и в феврале 1980 г. защитил диплом по теме, связанной с химией фтористых соединений урана. В апреле 1980 г. поступил на учебу в аспирантуру Института атомной энергии им. И. В. Курчатова, где работал над диссертацией о химических соединениях плутония.
Вместе с тем, будучи студентом, с 1975 г. стал самостоятельно изучать историю политических репрессий советского периода и, главным образом, историю карательных органов ВЧК–ОГПУ–НКВД–КГБ. С января 1977 г. постоянно занимался в газетном зале Ленинской библиотеки (станц. Левобережная близ Химок). В тот период основным доступным историческим источником по избранной теме были центральные, республиканские, областные и районные газеты СССР. Были изучены газеты всех этих уровней за период 1925-1982 гг. и получено много сведений об истории, деятельности и кадрах советской госбезопасности.
Активное посещение и работа в библиотеке с большими массивами газет уже в 1980 г. привлекли внимание органов КГБ. В августе 1981 г. был изгнан из аспирантуры. С марта 1982 г. работал инженером каф. химии МИФИ, в ноябре 1984 г. стараниями КГБ уволен «по сокращению штатов». В августе 1985 г. КГБ произвел обыск на квартире, были изъяты многие собранные в библиотеке материалы по истории сталинских репрессий и кадрового состава госбезопасности.
В 1985-1988 гг. работал инженером, ст. инженером, и. о. зам. зав. Республиканской производственной лабораторией комбикормовой промышленности министерства хлебопродуктов РСФСР, в 1988-1990 гг. – инженером химической лаборатории Московского центра стандартизации и метрологии.
С декабря 1988 г. участвовал в исторических исследованиях и научных семинарах Общества «Мемориал». В 1990 г. получил доступ в государственные архивы для работы по избранной теме. С июня 1990 г. и по настоящее время – заместитель председателя Совета Научно-информационного и просветительского центра «Мемориал». После августа 1991 г. – эксперт Комиссии Верховного Совета РФ по приему-передаче архивов КПСС и КГБ на государственное хранение. В 1992 г. – эксперт Конституционного Суда в процессе разбирательства «Дела КПСС». Результатами работы в ранее недоступных архивах КПСС и КГБ стали публикации по истории советского террора и курс лекций по истории КГБ, прочитанный в 1992-1993 гг. студентам РГГУ.
Важное направление общественной деятельности – расширение доступа к архивным документам советской эпохи. Неоднократно был инициатором судебных процессов о неправомерном ограничении доступа к архивной информации, выступал по этому поводу в СМИ, на ведомственных совещаниях и научных конференциях.
Выступал с докладами на многих международных конференциях по истории карательной политики, а также по истории судебных преследований немецких военнопленных в СССР после войны. Был консультантом ряда документальных фильмов об истории репрессий в СССР.
В сентябре – ноябре 1990 г. и феврале – апреле 1996 г. занимался научной работой в Институте Восточной Европы Амстердамского университета и в Институте социальной истории (Амстердам). В 1996 г. являлся стипендиатом Академии Наук Нидерландов.
10 июня 2008 г. в Амстердамском университете защитил докторскую диссертацию по теме «Сталин и органы МГБ в советизации стран Центральной и Восточной Европы. 1945-1953 гг.» (научный руководитель – профессор Бруно Нарден).

Арсений .Борисович Рогинский, информация с сайта «Мемориала»:
«РОГИНСКИЙ АРСЕНИЙ БОРИСОВИЧ (30 марта 1946 – 18 декабря 2017)
Биографическая справка

Отец – инженер, работавший на ленинградском заводе «Электросила». В 1938 был репрессирован, после освобождения из лагеря отправлен в «вечную ссылку» на Север (г. Вельск Архангельской области), где и родился Арсений Рогинский. В 1951 Борис Рогинский был повторно арестован и погиб в заключении.
В 1956 семья после посмертной реабилитации отца вернулась в Ленинград. В 1962–1968 Арсений Рогинский – студент историко-филологического факультета Тартуского университета, ученик профессора Ю. М. Лотмана. С 1965 публиковал статьи и документы по истории русского освободительного движения ХIX века. Позже обнаружил и опубликовал несколько важных документов, касающихся народовольческого периода в российском революционном движении.
В 1968–1981 в Ленинграде работал библиографом в Публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, преподавал в вечерних школах.
Постепенно область научных интересов Арсения Рогинского расширялась, а ее центр тяжести смещался в сторону истории России и СССР в XX веке. Этому способствовало сближение еще во время учебы в Тарту с москвичами, будущими диссидентами и правозащитниками. Девиз работ Рогинского и его соавторов 1970-х можно обозначить, воспользовавшись его собственными словами: «необходимость возвращения исторической памяти» и «воссоздание независимой исторической науки». Эту идею он и его друзья попытались осуществить, основав первый самиздатский исторический сборник «Память», составлением и редактированием которого Арсений Рогинский руководил в 1975–1981. «Редакция считает своим долгом спасать от забвения все обреченные ныне на гибель, на исчезновение исторические факты и имена, и прежде всего имена погибших, затравленных, оклеветанных, судьбы семей, разбитых или уничтоженных поголовно; а также и имена тех, кто казнил, шельмовал, доносил <…> наиболее важным здесь для нас является извлечение исторического факта из небытия, спасение его от забвения и введение в оборот – научный и общественный» (из предисловия к первому выпуску сборника «Память»).
4.02.1977 на квартире Рогинского был проведен первый обыск. После повторного обыска (6.03.1979) Рогинский по требованию КГБ уволен из школы и лишен права на профессию учителя. В июне 1981 лишен доступа в Публичную библиотеку им. Салтыкова-Щедрина «за публикацию документов в зарубежном антисоветском издании».
12.08.1981 Арсений Рогинский был арестован по обвинению в «подделке документов» (имелись в виду так называемые «отношения» – письма из официальных научных учреждений, без которых исследователь в советское время не мог получить доступ к архивным материалам; Рогинского обвинили в том, что он предъявлял в архивах отношения с поддельными подписями). Отказался давать следствию какие-либо пояснения по этому поводу, заявив, что считает неправомерной саму практику ограничения доступа к историческим документам; эту же точку зрения отстаивал в своем последнем слове на суде. 4.12.1981 народный суд Октябрьского района г. Ленинграда приговорил Рогинского к максимальному сроку наказания по данной статье – четырем годам лишения свободы. (Полностью реабилитирован в 1992.)
После освобождения (август 1985) и изменения политической обстановки в стране возобновил научную работу. Принимал ведущее участие в подготовке к печати сборников «Воспоминаний крестьян-толстовцев. 1910-е – 1930-е годы» (1989), «Звенья» (1990, 1992) и др.
В 1990–1993 – эксперт Комитета Верховного Совета Российской Федерации по правам человека, в 1991–1993 – эксперт Комиссии Верховного Совета по передаче архивов КПСС и КГБ на государственное хранение и Комиссии Верховного Совета РФ по реабилитации жертв политических репрессий. В 1992 – эксперт Конституционного Суда РФ по «делу КПСС».
В 1988–1989 стал одним из основателей общества «Мемориал», руководил его научными программами. В 1990 по инициативе Арсения Рогинского  был основан Научно-информационный и просветительский центр «Мемориал» (в 1996 Рогинский избран его председателем). Член правления Российского и председатель правления Международного обществ «Мемориал».
        У вас еще не возникло подозрение, что Сталину «полицейские» подбросили «наркотики» и потом эти «наркотики» сами же «полицейские» у него изъяли, причем понятыми при изъятии были эти же «полицейские»?


Buy for 100 tokens
***
...

  • 1
– Ай-яй-яй! – воскликнул судья, – да неужели ж они думали, что это настоящие бумажки? Я не допускаю мысли, чтобы они это сделали сознательно.

Прокурор как-то криво и тоскливо оглянулся, но ничего не сказал.

– Неужели мошенники? – тревожно спросил у следователя судья, – неужели среди представителей общества "Память" есть мошенники?

В ответ прокурор так горько улыбнулся, что отпали всякие сомнения: да, среди представителей общества "Память" есть мошенники".

По мотивам "Мастер и Маргарита" Булгаков М.А.

Отлично вы Воланда и Коровьева "откорректировали".

>В августе 1985 г. КГБ произвел обыск на квартире... В 1985-1988 гг. работал инженером, ст. инженером, и. о. зам. зав. Республиканской производственной лабораторией

Ай-яй-яй.. как же испортил карьеру человеку мерзкий КейДжиБи....

Да КГБ им только имидж борцов с режимом создавал. И "Мемориал" - дело рук КГБ.

И наружное наблюдение нарочито топорно вели, особенно странно боролись с антисоветчиками до отставки Подгорного



Edited at 2019-06-21 12:12 pm (UTC)

«Эксперты Комиссии ПВС РФ по передаче-приему
архивов КГБ и КПСС на государственное хранение
Н.Г.Охотин
Н.В.Петров
А.Б.Рогинский
С.В.Мироненко»


Люди с прекрасными лицами.
Какая прелесть.

И эту комиссию создал ВС, расстрелянный Ельциным.

И этот ВС называют Советской властью, которую Ельцин расстрелял.

  • 1