p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Category:

Фантазии ослов-историков о сражении под Прохоровкой. (ч.2)

   Сам исторег Валерик Замулин – личность удивительнейшая. По своей феноменальности он Ротмистрову сто очков даст. Дело даже не в том, что Замулин едроссовец и депутат, дело в том, что он феноменальный образец профессионального историка. Эталонный образец.
     Я его книгу вам рекомендую прочесть обязательно, если вы еще этого не сделали. Вещь, как и сам Замулин, эталонная. Именно как сочинение профессионального историка. Т.е., глупая до крайности.
    Вы в книге прочтете, как исторег Замулин критикует наше командование за то, что танкисты в бой шли, не имея 3-4 боезапаса. Наш исторег рассуждает и приводит выкладки про то, что одного боекомплекта в 70 снарядов для экипажа Т-34 на бой мало. Быстро расстреливали. Для боя нужно 3-4 боекомплекта, чтобы настреляться вволю. Сам Валерик танкистом не служил. Он был призван из истфака служить срочную на флот. На флоте, судя по всему, с артиллерийской БЧ тоже не сталкивался и думает, что пополнить боекомплект снарядов в танке не сложнее, чем в карман семечек насыпать. Можно прямо во время боя. Я даже не про то, что в бою к танку нужно подогнать грузовик со снарядами. Снаряды нужно еще извлечь из укупорки и тщательно протереть ветошью от смазки. Все 70. За то, что заряжающий засунет покрытый смазкой снаряд, если, конечно, он сможет ударами сапога его в казенник загнать, заряжающего отведут в трибунал на разборки. Вместе с командиром танка, который не проследил за подготовкой снарядов перед загрузкой. Загрузить боекомплект в танк – такая долгая история, что и бой закончится, пока ты будешь обтирать снаряды тряпкой. Да еще под огнем противника.
    Больше того, наш исторег на полном серьезе приводит воспоминания, как танкисты под Прохоровкой, расстреляв боекомплект, бегали по полю битвы и собирали снаряды на нем, которыми дальше по немцам лупили. Я не знаю, какой ветеран-ветеринар рассказал Замулину эту байку, но поверить в нее мог только настоящий профессиональный военный исторег.
    Откуда на поле битвы могли взяться валяющиеся бесхозные снаряды к нашим танкам? Конечно, только после взрыва в горевшем танке боекомплекта. В таких случаях не все гильзы снарядов разрывает, часть их целыми разбрасывает. Но лишь профессиональный военный исторег не в курсе, что уставами и наставлениями категорически запрещается совать хоть в танковую пушку, хоть в сорокопятку даже снаряды внешне абсолютно неповрежденные, но просто неизвестной судьбы. За то, что расчет орудия или экипаж танка где-то нашел целый снаружи снаряд и попытался им выстрелить, а снаряд разорвался в стволе – трибунал. А после того, как взрывается боеукладка в танке и из нее вылетают снаряды, со взрывателями происходят настолько забавные вещи, что при попытке таким снарядом стрельнуть – пушке капец. И экипажу тоже. По приговору трибунала за грубейшее нарушение устава, приравненное к воинскому преступлению. Танк без пушки… да лучше три двигателя запороть, чем одну пушку!
     Ну, еще пара примеров из книги Валерика.
«Этот холм удерживало, в общем-то, немногочисленное подразделение эсэсовцев. В документах дивизии полковника А.Н. Ляхова отмечается, что «...противник создал на выс. 226.6 ротный опорный пункт, обороняя его 12–15 станковыми пулеметами и ротой автоматчиков при поддержке 2 минометных батарей и дивизиона артиллерии».
      Моряг-исторег считает, что 8 минометов (2 батареи) и 12 пушек (дивизион) для обороны высоты – «немногочисленное подразделение эсэсовцев». Да еще 12-15 станковых пулеметов. Конечно, совсем горстка хвошистов гасила монгольские орды, штурмовавшие высоту.
   Дальше: «… командиры батарей этих рот  (минометных батарей, приданных стрелковым ротам – авт.) толком не знали своих задач. Вот свидетельство очевидца атаки. Из воспоминаний минометчика 1-й минроты 26-го гв. вдсп И.И. Пашкова: «После наступления темноты нам приказали свернуть минометы и идти вперед. Какое-то подразделение должно было наступать и мы должны были его поддерживать огнем. В кромешной темноте прошли не более километра, как впереди начался сильный ружейно-пулеметный огонь. Мы остановились и начали разворачивать минометы, но получили команду вернуться назад. По дороге назад сбились с пути, приняли ближе к железной дороге и наткнулись на заградотряд. Нас задержали и, быстро выяснив, кто мы такие, указали направления, куда нам идти».
   Вы из этой цитаты поняли, что командир батареи толком не знал своей задачи? А исторег Замулин понял. «Видишь суслика? Нет? А он есть!»
    Поэтому исторег Валера Замулин на страницах своего труда рассуждает. Как нашим командиром нужно было воевать и командовать, чтобы немца «малой кровью, могучим ударом». Он же «суслика видит». Раскритиковал наше командование вдрызг. И наступали не туда, и разведывали плохо, танки ездили не там, самолеты летели криво, пехота ползла не в ту сторону.
    А всем этим бардаком руководили и за ним наблюдали с КП сам командующий 5-ой гвардейской армией Ротмистров, командующий фронтом Ватутин и представитель Ставки, начальник Генштаба Василевский: «С точки зрения здравого смысла трудно понять, зачем столь продолжительное время значительные силы бронетехники бросались на мощный противотанковый опорный пункт, если уже после первого часа боя было ясно — надо менять тактику. Тяжелой артиллерией ни армия, ни корпус в достаточном количестве не располагали, в этой ситуации следовало приостановить наступление, вызвать авиацию и попытаться найти путь в обход этой высоты. Почему командующий 5-й гв. ТА и стоявший рядом начальник Генерального штаба не прислушались к своей профессиональной интуиции, понять трудно».
     Кретины! Будь там на КП Валера Замулин – немцам как вломили бы, аж до Берлина от Прохоровки эсэсовцы драпанули с короткой остановкой в Варшаве.
… (продолжение следует)
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments