?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
p_balaev

О хвастовстве немецких танкистов и артиллеристов. Часть 2.

     … Зато в этих мемуарах чрезвычайно много … вызывающего вопросов. Один из самых известных немецких танкистов – Отто Кариус, оставивший воспоминания «Тигры» в грязи».  Герой Третьего Рейха. Лично Гиммлер его награждал, хотя Кариус служил не в СС, а в вермахте.
     Такое впечатление из его мемуаров, что он даже в старости, когда их сочинял, при одном воспоминании о русских танках бежал в ватерклозет. Начал войну Кариус заряжающим на танке чешского производства. Уже через две фронтовых недели лишился зубов. В их танк прилетел «привет» из «сорокапятки», стрелку радисту оторвало анатомические конечности, почти все члены экипажа получили ранения. Танк, как я понял, был надежно уконтрапуплен.
    Дальше Кариус описывает впечатления от наших Т-34, которых называет «монстрами». Вообще все фрицы их часто так и характеризуют – монстры. Да еще в начале 41-го года, оказывается, эти монстры у русских были во множестве.  Это называется страхом. Довольно компактный в размерах Т-34, по габаритам уступающий не только немецкому Т-4, но и Т-3, в глазах немецкого танкиста – монстр. Еще и двоилось-троилось в глазах, немногочисленные «тридцатьчетверки» представлялись целыми армадами.
   Такое впечатление, что немецкие артиллеристы-противотанкисты, напуганные «монстрами», просто начали разбегаться во все стороны от своих штатных 37-мм пушек и борьбу с танками переложили на зенитчиков люфтваффе. А те со своими громоздкими 88-мм дурами перестреляли всю «армаду», что нормальному артиллеристу-противотанкисту представляется голимым звездижом. Наглейшим. Потому что ту немецкую зенитку можно было на поле боя замаскировать только под сарай. Дура реально очень большая. Она не предназначалась для использования не только в качестве противотанкового орудия, но и вообще в качестве полевого. Да еще расчеты зенитных пушек подготовлены для совершенно другой стрельбы при совершенно других условиях, их борьбе с танками нужно было обучать дополнительно.
    Показательный пример использования 88-мм зенитки против танка – история с КВ-1 Колобанова. Поняв, что шкуру этого «монстра» ничем не пробить, немцы ничего лучше не придумали, как попробовать зенитку. Думаю, что наши ребята в танке смотрели на то, как фрицы выкатывали на огневую зенитную дуру с хохотом. Выждали, когда немцы установили пушку, расчет собрался у орудия и долбанули их осколочно-фугасным. Расчет – в мясо, пушка опрокинулась вверх станиной.
     Нет, можно, разумеется, стрелять по танку из тяжелого зенитного орудия. Но недолго. Расчету зенитки нужно попасть очень точно бронебойным снарядом, в подвижную, со сложной траекторией движения и с переменной скоростью движения цель, да еще на большом удалении (при ближнем бое из такой пушки стрелять по танку – гарантированное самоубийство), а танку достаточно в район такой    цели послать осколочно-фугасный снаряд и кранты расчету. Т.е., немецкие зенитчики люфтваффе должны быть круче японских камикадзе. Их также, как камикадзе,  должны были отправлять на их последний подвиг. Только вместо сакэ при проводах – шнапс.
     Но в люфтваффе, как сам Кариус свидетельствует, с камикадзе была напряженка. Если точно помню, в 1943 году, как он пишет, мимо их части проследовала в наступление свеженькая пехотная дивизия Геринга. Танкисты вермахта с завистью смотрели на одетых в новенькую форму «летчиков», на их новейшее оружие и завидовали. На следующий день на части вермахта вышли с передовой люди в новой форме люфтваффе, подошли вплотную и пошли в атаку. Оказалось, что русские успели с «камикадзе» снять новенькую форму и надели ее для маскировки. Вся дивизия Геринга, посланная в наступление, разбежалась в разные стороны.
        Конечно, можно было в 1941-м году части зенитной артиллерии поставить на танкоопасные направления, замаскировать, насколько позволяли габариты орудий, и попытаться открыть огонь по русским танкам с расстояния 1,5-2 км. Ведь иваны все из монголов-скотоводов, сыновья степей, поэтому шли в атаку только по чистому полю, избегая маскироваться по многочисленным буеракам-перелескам, покрывавшим поля на русской равнине.
   Дело вообще-то было не броне и пушке, а в трусости немецких вояк, которые так напугались русских танков, что потребовали от своего фюрера себе «панцервафлю» с непробиваемой броней и супер-пушкой, применения для которой не было.
   Из мемуаров самого Кариуса видно, что ни такая  броня, ни такая пушка «Тигру» нужны не были, потому что почти все бои с русскими танками он вел на дальности до … 100 метров.
   Закономерный вопрос: а зачем тогда мы сами делали ИСУ-152, САУ-100, поставили на Т-34 85-мм орудие? Так если то, что Кариус писал – правда, оказывается, немцы наши танки наблюдали только подошедшими вплотную, а наши их зверинец видели ползущими по открытым пространствам. Поэтому нашим мощные пушки и были нужны, фрицам они не помогли…

Buy for 100 tokens
***
...

  • 1
>> Конечно, можно было в 1941-м году части зенитной артиллерии поставить на танкоопасные направления, замаскировать, насколько позволяли габариты орудий, и попытаться открыть огонь по русским танкам с расстояния 1,5-2 км.
Я конечно понимаю что ахт-ахт из-за лафета огромная дура - но сильно ли меньше ее была наша 85мм зенитка ("обр. 1939 года")? А - судя по информации (хотя возможно это "из ковчега") - их тоже в 1941ом под Москвой собирали против рвущихся в сторону нашей столицы панцеров.

>> КВ-1 Колобанова
Ах, и да - Расейняй (вроде бы там немцы пытались с помощью гаубицы калибром 150мм против КВ-2) - толку столько же было. Экипаж КВ-2 тоже видно улыбался видя что фрицы творят.

Под Москвой зенитки работали прямой наводкой по немецким танкам вынужденно, хотя и эффективно.
А еще был случай столкновения немецких танков с нашими гаубицаими 152 мм, танкам сильно не повезло, если я правильно помню, то прямое попадание делало тигру абсолютно безбашным.

Насколько я помню это было не с гаубицами, а с морской артиллерией под Ленинградом

С гаубицами тоже. Его величество случай, жить захочешь из чего угодно пальнешь.

  • 1