p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Реформы Косыгина-Либермана. ч. 3

   Почти одновременно  с «И это всё о нём» на экраны вышел фильм «Премия» по пьесе Гельмана, отца, к слову, нынешнего скандального галериста.
    В «Премии» ситуация несколько иная, но с тем же смыслом. Там идейные работяги решили отказаться от незаслуженных премий. Бригада простаивала из-за организационного бардака, руководство путем приписок занижало план, в результате – работали мало, больше курили, но план выполняли.
         Это была пропагандистская компания начала и середины 70- х годов, как раз тогда, когда должны были полностью сказаться результаты реформ Косыгина-Либермана, как ее сейчас представляют – погоня за прибылью.
   Но мы же понимаем, что начать эту пропагандистскую компанию руководство страны что-то заставило? Правильно? Да и те, кто жил в те годы, работал на производстве, хорошо это помнят – главной целью любого хозяйственного руководителя было добиться снижения планового задания. Другими словами – меньше дать продукции и за более меньший объем продукции получить более высокую заработную плату.
     Постойте, а где же здесь прибыль? Более высокая зарплата при уменьшении вала ведет за собой увеличение себестоимости, т.е., снижение прибыли.
    Эти экономисты, которые придумали реформы Косыгина-Либермана нам объясняют, что при Сталине главным показателем было снижение себестоимости, а при Косыгине – прибыль. А что, снижение себестоимости перестало быть главным путем получения прибыли? Сталину прибыль вообще была не важна? А на какие средства он тогда собирался содержать армию, медицину, всю социальную сферу?
      И вдруг мы узнаем от наших экономиздов, что брежневские директора стали гоняться за прибылью. Они что, будучи директорами, одновременно были военными и врачами? Им-то зачем нужна была прибыль? Чтобы получать высокие зарплаты, строить жилье для рабочих и содержать заводскую социалку?
     Подождите, эти экономизды хоть что-нибудь в азах экономики понимают? Зарплата входит в себестоимость. Жилье для рабочих и заводская социалка – это часть зарплаты, уходящая в общественный фонд потребления, это тоже входит в себестоимость. Прибыль – это не то, что после реализации продукции остается на зарплату. Зарплата входит в стоимость продукции в виде части ее себестоимости.
     Владелец частного предприятия, получая прибыль, не выплачивает из нее зарплату хоть чернорабочему, хоть директору, зарплаты входят в себестоимость товара.
     Директор государственного предприятия не берет зарплату из прибыли, его зарплата также входит в себестоимость товара. Разница между частным и государственным предприятием только в том, что в одном случае прибыль уходит в карман капиталисту, в другом – в карман государства.
    Да, при Сталине главным показателем было снижение себестоимости продукции. С какой целью? С целью получения прибыли, разумеется. Государству нужны были средства для содержания непроизводственной сферы, обороны.
     Но когда этот показатель сделали не главным, перестали жестко контролировать, то директора стали себестоимость повышать, уменьшая прибыль. Государственный карман стал пустеть.
   Понимаете, когда экономизды, рассуждая о заинтересованности руководителей предприятий в прибыли в разрезе реформы Косыгина-Либермана, они путают синее с кислым. В какой прибыли? В себестоимости! В ее росте!
      Если бы Гасилов был заинтересован в прибыли, то он сам комсомольца Столетова на лесосеке гонял до седьмого пота. Но Гасилову совсем не прибыль была нужна, а себестоимость, зарплата.
   В этом смысл пропагандистской компании с «И это всё о нем» и «Премией»  - попытка через идейных комсомольцев воздействовать на руководителей-хозяйственников ради получения прибыли. Представление, что реформа Косыгина-Либермана привела к тому, что директоров перестало интересовать снижение себестоимости, они погнались за прибылью – дикий невежественный бред. Снижение себестоимости интересовать, конечно, их перестало, их стало интересовать ее повышение, но прибыль их вообще перестала интересовать. Поэтому начался полный дурдом – директора массово стали биться за снижение плановых заданий, стремиться выпустить как можно меньше продукции. И при Сталине такие намерения у некоторых руководителей были, но тогда они получали по рукам от всей души. Одно из обвинений расстрелянному  руководителю Госплана Вознесенскому как раз и было в этом.
      Но при Сталине предприятия имели возможность получать прибыль, поэтому государство справлялось с такими директорами. А вот при Брежневе – уже ничего сделать не могло, кроме как показывая комсомольцам глупое кино. В экономике прошли какие-то процессы, которые привели к катастрофическому снижению ее прибыльности. А называется это, вообще-то, началом процесса банкротства.
Tags: косыгинские реформы
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments