p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:
Откуда я взял такую цифру - 80% населения, живущего в нищете? Да, конечно, из своего рабоче-крестьянского мозга. Сколько было неграмотных в РИ? 80%? Так вот все эти 80% и были нищими. Естественно, не теми, кто у церквей на папертях попрошайничали, а теми, кто работал, пупы надрывая, и сидел при этом на такой диете, что не мог позволить себе отказаться от лишнего куска хлеба, что бы своего ребенка отдать в школу, что бы дитё хотя бы научилось элементарному – читать-писать да в цифрах соображать.
Да-да, я знаю, что мне на это скажут «историки»: ты, Балаев, настолько тупой, что понять не в состоянии - неграмотных было от того столько много, что школ не хватало, а не от бедности. Конечно, если эти «историки» правы, то и я тупой, и весть русский народ до 1917 года тоже был не особенно догадливым, ума у мужиков не хватало найти в селе одного грамотного и попросить его за мешок ржи обучить пацанов чтению и умению каракулями фамилию изобразить в подписи. Очень советую прочесть мемуары Лазаря Кагановича, там эта процедура на примере его жизни расписана в подробностях. Так вот, не было у 80% населения этого лишнего мешка зерна.
Еще, кстати, и такое мнение «научное» существует, что большинство народа жило почти натуральным крестьянским хозяйством, поэтому насущной потребности в овладении грамотой у него не имелось. Такое предположить еще возможно было при крепостном праве, когда крестьянин, по-большому счету, не был самостоятельным субъектом экономики, но после 1861 года неграмотность уже превращала человека в полного дурня на просторах империи, создавала настолько серьезные препятствия и неудобства на каждом шагу, что… Да это даже невозможно выразить словами. Представьте ситуацию: вам дают ведомость зарплатную, а вы даже расписаться не можете, крестик ставите. А если вместо вас крестик сам работодатель поставит и скажет, что это вы сделали? Графологическую экспертизу по крестику проводить?
Конечно, с зарплатой под роспись я палку перегнул, не знала тогдашняя Россия такой чепухи, как ведомости, трудовые договора и прочей бумажной канители с которой работник мог бы по судам бегать. Заплатили – радуйся, нет – тоже радуйся, если в морду не дали, хотя бы. Не может быть у неграмотного никаких прав, кроме права помалкивать в тряпочку и надеяться, что его не будут тупо кидать на каждом шагу, как последнего придурка.
В Новгороде археологи землю копают, находят бересту с письменами и выводы делают: 1000 лет назад чуть не поголовная грамотность была. А чего вы хотели? Ведь город торговый, как людям жить в нем, если не умеют они фиксировать на носителях информации и считывать с них необходимые для жизнедеятельности сведения? А через 1000 лет после того, как какой-то новгородец царапал бересту, в империи из 10 человек – 8 на той же бересте только крестик сумели бы изобразить!
Что с нашей Родиной такого произошло за 1000 лет? Под чьё иго она попала?
Что бы составить близкое к реальному представление о жизни гражданина Российской империи до 1917 года нужно иметь совсем немного фантазии. Сначала поставьте себя на место 80% и подумайте, каково вам жить в мире, не умея прочитать даже вывеску на магазине, не то что Трудовой Кодекс. А потом – на место других 20% - и какую власть вы имеете над первой категорией людей в состоянии вообразить? Думаю, это не так уж и трудно.
Отталкиваясь от этого уже совсем просто сделать следующий вывод: заветной мечтой любого гражданина империи было – образование, если не собственное, то для детей.
А если подавляющее большинство людей не владели элементарным письмом и навыками чтения, то причина, по которой им это было недоступно, лежит на виду – бедность. Запредельная. На грани выживания. Потому что родители детей своих любят (конечно, есть исключения, но это статистическая погрешность), добра им желают, значит хотят их видеть грамотными, поэтому, если бы только было возможно, экономили на чем можно, только что бы обеспечить потомству будущее, оплатить учебу. Но экономить было не на чем.
Вот попытайтесь придумать причину, по которой 8 из 10 подданных империи не умели читать и писать. Что здесь придумать можно? Большинство народа было таким упертым в своей темноте, что не хотели учиться? Естественно, такого быть не может, если только не подразумевать, что русские похожи на тех унтерменшей, которые изображались геббельсовским министерством пропаганды. Ладно, с русскими, но и остальные нации в России тоже не отличались массовой грамотностью. Большинство населения не видело смысла в образовании? Так это тоже следовать может только из того, что оно, это большинство, с головой не особо дружило. На самом деле люди всегда знали, что грамота – это трамплин, это, как теперь говорят, социальный лифт. И если сами родители упустили возможность получить образование, то уж детям они его дадут, в лепешку расшибутся, потому как, хоть и не зафиксирована такая поговорка в словаре Даля : учись, Васька, человеком станешь! – но звучала она намного чаще, чем «без труда не выловишь и рыбку из пруда».
Вот лучше Л.Н.Толстого, пожалуй, никто и не написал о значении образования для человека той эпохи:
«…я провел вечер с дамой,директрисой гимназии, с довольно странным для дамы именем и отчеством -Акулиной Тарасовной. У дамы этой тонкие, белые, прекрасные руки с перстнями,
шелковая, умеренно модная одежда и приятный вид усталой, умной,
"образованной" женщины с либеральными идеями. Дама эта крестьянская
заброшенная сиротка. Помещица случайно разжалобилась над именно этой
сироткой, взяла ее воспитывать и дала ей "образование". И вот вместо
Акульки, которую трепала бы за косы мать за то, что она, чертова девка,
упустила телят в овсы, а потом вместо Акулины, которую сосватал бы Прохор
Евстигнеев и бил бы в пьяном виде смертным боем, а потом вместо Акулины
вдовы, которая, оставшись с пятью детьми, ходила бы с сумой и всем, как
горькая редька, надоела своими слезами и причитаниями, а потом вместо
ставшей из Акулины Тарасовной, которая, хотя и вырастила сына и отдала его в
люди, все-таки живет впроголодь у зятя, терпя всякие обиды от брата
невестки, вместо этой зачахлой, грязной, оборванной, утром и вечером
умоляющей матушку казанскую царицу небесную, чтобы она прибрала ее, вместо
этой Тарасовны, которая в тягость не только себе, но и всем тем, кто ее
кормит, вместо этой Тарасовны теперь любезная, умная директриса, белыми
руками сдающая карты, остроумно шутящая о персидских делах со старинным
приятелем и сыном ее воспитателя и предпочитающая чай с лимоном, а не со
сливками. И на вопрос: угодно ли ей ягод? - отвечающая: "Пожалуй, только
немного. Мой милый доктор не велит, да уж очень хороши ягоды. Немножко,
пожалуйста".
Расстояние между той и другой Тарасовной как от неба до земли. А отчего?
Оттого, что Акульке дано было "образование".
Ее благодетельница не ошиблась в том, что нужно для того, чтобы доставить
своей воспитаннице то, что считалось ею несомненным счастьем: она дала
Акульке "образование". И образование сделало то, что Акулька стала дамой,
т.е. из мужички, которой все говорят ты, стала госпожой, которой все
говорят вы и которая сама говорит ты всем тем людям, которые
кормят ее вместе со всеми теми, с кем она стоит теперь на равной ноге, т.е.
из сословия подвластных и угнетенных перешла в сословие властвующих и
угнетающих».
И что, жизнь этой Акульки проходила в сферическом вакууме? Никто не видел на её примере, что именно образование позволяет вырваться из нищеты?
Насчет нехватки школ, как причины такого положения с грамотностью… Знаете, да даже там, где эти школы были, ситуация ничем не отличалась от других мест. Мне было 15 лет, когда умерла бабушка и дед взял меня от родителей жить к себе. Вечерами он своему любимому внуку пересказывал всю жизнь, начиная с детства. Запомнился рассказ про учебу в церковно-приходской школе, короткий, как и сам период обучения. Дедушка ходил учиться всё лето. Правда, обучали только молитвам. Поп приходил на урок, показывал, какую молитву выучить по книжке, потом уходил. Второклассник по складам читал первоклассникам, те на слух запоминали. Потом шли работать по поповскому хозяйству. Мой дед пас коз, их у служителя культа было много. Однажды предка застукали за катанием на козле, на следующем занятии он был наказан – получил линейкой по пальцам, кожа лопнула от удара, мальчик выпрыгнул в окно и убежал, больше не учился. Перестал посещать занятия не от того, что обиделся на наказание, просто «преподаватель» отказался брать на обучение такого озорника без платы, потому что в качестве платы – работа по хозяйству уже не подходила для шалуна, священник не мог своё козье стадо доверить такому безответственному разгильдяю.
Для меня, советского школьника было непривычно, что занятия шли летом, летом у нас каникулы были. Дедушка объяснил, что летом как раз попу и нужны были ученики, работы для них было много – скот пасти, огород обрабатывать… Формально в церковно-приходской школе плату за образование не брали, но это формально, а в действительности из поповского районо не приезжали проверять организацию учебного процесса. Кто платил (натуральными продуктами почти всегда), тот учился, кто не мог платить – тот учил молитвы и вкалывал на благо «просветителя» всё лето, зимой бесплатники к занятиям не допускались.
Дед читать и писать научился уже в Красной Армии.
В предыдущей книге я приводил выдержки из доклада начальника охранного отделения Петрограда, который доносил царю, что рабочие столицы в 1917 году питаются исключительно черным хлебом, но, извините, это уже даже не та нищета, которая на церковной паперти, попрошайкам хотя бы не нужно по 12-14 часов в день работать, это уже настолько запредельно, что… Впрочем, к чему слова подбирать? Зачем? Разве и так не всё понятно? Вот именно поэтому к 1914 году обучением в школах было охвачено всего 30% детей в возрасте от 8 до 11 лет. Нищета. Жуткая нищета.
Я считаю, что главной характеристикой социально-экономической ситуации в Российской Империи на закате её существования, была нищета (не бедность!!!) почти 80 % ее населения. Это просто осознать надо: общество в котором из 10 человек, 8 влачит настолько жалкое существование, что не имеет средств дать детям элементарное образование – умение читать и писать!
А теперь, если у вас ещё не окончательно мозги не превратились в то, чем Ленин обозвал интеллигентишек, вы сами способны сделать вывод о том, какое чувство испытывали 136 из 170 млн. населения (80%) к власть имущим, под которыми понимались далеко не только чиновники, но и сословия дворян, священнослужителей, купцов-промышленников. Ненависть. Других чувств не было.
И самое «замечательное» - другая часть общества к оборванному, голодному и неграмотному быдлу тоже пылало совсем не любовью.
Вот вся та белая сволочь, потомство которой призывает нас про всё забыть, покаяться и слиться с ними в экстазе любви, ненавидела наших предков ненавистью запредельной, животной. Не преувеличиваю. Владимир Ильич Ленин справедливо называл это угнетением:
«Итак, детей в школьном возрасте 22%, а учащихся 4,7%, то есть почти, впятеро меньше! Это значит, что около четырех пятых детей и под¬ростков в России лишено народного образования!! Такой дикой страны, в которой бы массы народа настолько были ограблены в смысле образования, света и знания,- такой страны в Европе не осталось ни одной, кроме России. И эта одичалость народных масс, в особенности крестьян, не случайна, а неизбежна при гнете помещиков, захвативших десятки и де¬сятки миллионов десятин земли, захвативших и государственную власть ».
Но угнетение не порождается любовью. Оно результат совершенно другого отношения к народу.
Вот любимый монарх г-на Старикова отметился указом «о кухаркиных детях», его особенно возмущало желание мужика грамотным быть, известна резолюция этого почитаемого нашими «патриотами» царя: «Это-то и ужасно, мужик, а тоже лезет в гимназию!». Замечательно, не правда ли? Царь-батюшка, одним словом.
Лев Толстой был человеком с совестью, школу в своем имении для крестьянских детей открыл, но таких дворян немного совсем находилось, большинству на быдло наплевать было. Самое интересное, что «белая кост»ь настолько презирала народ, что даже когда их стали резать, они делали вид, что не понимают – за что?
Роман Гуль, известный летописец корниловского «Ледянного похода», как настоящий придурок описывает такую сцену:
«Расскажу еще об одном диком и бессмысленном убийстве. В соседнем с нами именьи при селе Евлашеве убили старуху-помещицу Марию Владимировну Лукину. Боясь за нее, друзья уговаривали бросить деревню, переехать в город. Но упрямая старуха на все отвечала: “В Евлашеве родилась, в Евлашеве и умру”. И действительно умерла в Евлашеве.
Ее убийство было проведено по всем правилам “революционной демократии”. Евлашевские мужики обсуждали это мокрое дело на сходе. Выступать мог свободно каждый. На убийство мутил фронтовик-дезертир, хулиган-большевик Будкин. Но были крестьяне и против убийства. И когда большинство, подогретое Будкиным, проголосовало убить старуху, несогласные потребовали от общества приговор, что они в этом деле не участники. Сход вынес “резолюцию”: старуху убить, а несогласным выдать приговор.
И сразу же со схода, с кольями в руках, толпа повалила на усадьбу Лукиной: убивать старуху, а заодно и ее дочь, которую все село знало с детства и полу ласково-полунасмешливо называло “цыпочкой”, М.В. Лукину кто-то из крестьян предупредил: идут убивать. Но старуха не успела добежать даже до сарая. “Революционный народ” кольями убил ее на дворе. С “цыпочкой” же произошло чудо. Окровавленная, она очнулась на рассвете у каретника, когда ей облизывал лицо их ирландский сеттер. В сопровождении сеттера она и доползла до недалекого хутора Сбитневых, а они отвезли ее в Саранскую больницу.
Подчеркиваю, что вовсе не все крестьянство поголовно было охвачено окаянством убийств, грабежей, поджогов. Было и несогласное меньшинство, но его захлестывал большевицкий охлос дезертиров, хлынувший в деревню с фронта».
Да, конечно, убийство дикое и бессмысленное. Вот какие они большевики звери. Только в чем проблемка: еще вчера большинство, которое проголосовало за расправу над помещицей, были православными и прилежными прихожанинами, да вдруг один большевик сразу похерил всю веру христову в народных душах и пошли мужички с колами барыню кончать. Что и говорить, тёмный народ, не читал Тургенева и Достоевского, а то бы задумался о том, как некрасиво старуху колом по голове охаживать. Охлос.
Наверно, напрасно эта помещица крестьянских ребят грамоте учила и давала им из своей барской библиотеки книжки читать о красивых чувствах и гуманизме… Так ведь? Хаму просвещение не впрок?
Или этой дворянке столбовой недосуг был заниматься просвещением? Плевать ей было на то, что из 5 крестьян, которые на неё работают, 4 вместо подписи только крест изображают? Какую кашу сами заваривали эти «жертвы большевизма», ту и хлебали.
Александр Блок, например, с совестью дружил, поэтому четко представлял причины той вылившейся на головы представителей правящих сословий ненависти:
«Почему дырявят древний собор? - Потому, что сто лет здесь ожиревший поп,икая, брал взятки и торговал водкой. Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? - Потому, что там насиловали и пороли девок: не у того барина, так у соседа. Почему валят столетние парки? - Потому, что сто лет под их ' развесистыми липами и кленами господа показывали свою власть: тыкали в нос нищему - мошной, а дураку - образованностью.
Всё так.
Я знаю, что говорю. Конем этого не объедешь. Замалчивать этого нет возможности; а все, однако, замалчивают.
Я не сомневаюсь ни в чьем личном благородстве, ни в чьей личной скорби; но ведь за прошлое - отвечаем мы? Мы - звенья единой цепи. Или на нас не лежат грехи отцов? - Если этого не чувствуют все, то это должны чувствовать "лучшие".

А Ванька Бунин, у которого ума не хватило, что бы гимназию закончить, арифметика ему не давалась, называл Блока глупым. Но об этой сволочи, Нобелевском лауреате, мы поговорим потом по другому поводу, когда будем всматриваться в «героизм» той кодлы, которая под белым флагом ходила.
Но то, что только четверть, в лучшем случае, умела возможность учиться, еще цветочки, ягодки в том, что старше 12 лет образование продолжали только 6,7% ребятишек, а после 14 лет – 2,8%!!! Только подумайте: из тех 21 % процента «образованных», 94-93% получали только самое начальное образование, которое предполагало умение читать и не всегда умение писать (это не моя выдумка, покопайтесь в статистических данных министерства образования РИ, это очень интересно). С образованием выше начального в стране было 1, 102 % населения!
В 1914 году учащихся всего было чуть менее 7 млн. человек, их них только 0,8 процента обучалось в высших учебных заведениях, т.е. около 56 тысяч, значит один студент приходился на более, чем 3000 подданных.
Осознайте эти цифры и сами дайте определение тому государству, которое было на территории нашей Родины до 1917 года. БАНДУСТАН! Даже до современного Афганистана далеко! Папуасия. Вся разница – ходили не в набедренных повязках, а в зипунах.
Масса абсолютно неграмотного, а значит тёмного и, значит, забитого народа под управлением горстки ужравшихся и обнаглевших негодяев из высших сословий.
При этом высшее сословие реально не понимало – что этому быдлу неумытому еще надо? Чего оно бунтовать вздумало?
Можете меня упрекать в предвзятости, в прокоммуняцкой пропаганде, но давайте внимательно прочтём – что же, например, писали не советские историки, а самый отъявленный враг Советов, тот же Ванька Бунин. Уж как его «Окаянные дни» нахваливают сегодня, как нахваливают! Знаете, прочесть стоит. Не потому, что Бунин великий писатель и мыслитель, как раз наоборот. Он глуп феноменально. Оглушительно глуп. Недаром не смог гимназию закончить. Единственное, что ему давалось в жизни – писать красивые фразы. Он такой же писатель, как чукча из анекдота, который поёт про что видит, только чукча из анекдота имеет ума не философствовать о том, что он поёт (или видит). Ваньке ума и на это не хватает, он добросовестно описывает происходящее вокруг него, а выводы делает, как говаривал один персонаж М.Булгакова, «космической глупости».
«Сейчас сижу и разбираю свои рукописи, заметки – пора готовиться на юг, – и как раз нахожу кое-какие доказательства своего «деспотизма». Вот заметка 22 февраля 15 года:
– Наша горничная Таня, видимо, очень любит читать. Вынося из-под моего письменного стола корзину с изорванными черновиками, кое-что отбирает, складывает и в свободную минуту читает, – медленно, с тихой улыбкой на лице. А попросить у меня книжку боится, стесняется… Как жестоко, отвратительно мы живем!»
Конечно, уважаемый Иван Ильич жил, скотина такая, отвратительно. Он горничной даже платил столько, что той на книжки не хватало, девушка читала его черновики из мусорной корзины. Он, барская морда, с прислугой себя вел так, что она боялась попросить у него книжку из библиотеки взять почитать. При этом, еще и философию развел, что вот. Мол, какая у него совесть агромадная, ему стыдно за такую жизнь. Вот ему стало стыдно, а горничной Тане от его стыда какой прок? Жалованье увеличилось?

Если я утверждаю, что 80% населения страны жило в состоянии крайней нищеты, нищеты такого уровня, что даже не могло себе позволить нести расхода на образование тех же 80% (не высшего образования, не среднеспециального, не среднего, даже не начального, а элементарного – читать и писать), то что же должно было происходить с демографией в Российской Империи? Да то же самое, что и сейчас в Нигерии. Вот у нас есть очень культурный министр культуры Мединский, он настолько культурный, что даже книжки писать умеет. Цитирую:
«Вообще-то исторически здоровье народа можно определить вполне объективно - по росту численности населения. Поскольку никакой контрацепции ни в одной стране не было и в помине, а рождаемость традиционно была высокой практически везде, следовательно, показатель увеличения численности населения и коэффициент превышения рождаемости над смертностью наглядно демонстрирует состояние качества жизни народов и то, как обстояло дело с эпидемиями и болезнями.
Легко заметить, что с этой точки зрения Россия до 1913 года не уступала европейским странам в качестве жизни. А скорее заметно их превосходила. Если сегодня быстрый рост населения отличает самые неблагополучные страны, то тогда все обстояло с точностью наоборот».
Сразу понятно, что под контрацепцией этот культурный министр подразумевает только резиновые изделия, наверно, вырос в том сказочном СССР, в котором секса не было, потому что даже в реальном СССР, в котором резиновыми изделиями почти не пользовались, женщины планировали рождаемость далеко не всегда с помощью абортов, и не только с помощью спиралей и таблеток… Еще он забыл привести данные по детской смертности в России и Европе.
Думаю, при таком руководителе, с культурой будет все в порядке, еще много предстоит нам посмотреть фильмов навроде «Сталинграда» и в музеях будет много всяких исторических экспозиций про дом Романовых…
А я воспользуюсь данными из его книги, смысла которых Мединский сам понять, как истинно культурный человек, не в состоянии:
«что за XIX век, с 1800 по 1897 год, численность населения Франции выросла в 1,8 раза, Британии - в 1,6 раза, а России - еще в 2,6 раза, с 45 до 126 миллионов человек. Быстрее, чем в России, росло население только в США, куда въезжало огромное число эмигрантов.

С 1897 по 1913 год динамика населения России показывала прирост со скоростью 2-3 миллиона (!) человек в год. К 1913 году в Российской империи жило уже 135 миллионов человек
[53]
. По некоторым источникам - более 150 миллионов человек. Это означает, что с момента, когда Россия закончила экстенсивное расширение своей территории, более того, лишилась Аляски и ряда «островков » в Калифорнии, за 25-30 лет царствования Александра III и Николая II (до 1913 г.) население империи исключительно за счет превышения рождаемости над смертностью выросло на треть (!)».
И сделаем единственно возможный разумный вывод из этого: именно в 19-м веке население России стало расти с невероятной скоростью, всё быстрее и быстрее, достигнув максимума роста к 1913 году, значит, оно в 19-м веке начало стремительно нищать, и уровень жизни достиг своего минимума именно к 1913 году. Бандустан. И народ плодился как в Бандустане. Потому что даже во времена седой древности бабы в русских селениях знали, в какие дни можно с мужем амуры крутить, в какие лучше не рисковать, отвары из чего пить надо, если нечаянный грех случился и к какой знахарке бежать со сметаной-яйцами, если залетела вдруг…
Только это в 19-м веке было уже неактуально, увы, ребята, но наших предков довели до состояния полу-животных. «Россия, которую мы потеряли», твою мать!
Вот вам второе доказательство того, как русский народ «жировал» до революции: дикий прирост населения.
Теперь поинтересуйтесь еще, как выглядит здоровье населения бедных стран Африки сегодня, сколько там рахита, туберкулеза… Знаете, как оно выглядит? Как и в России конца 19-го века.
Не подвергался народ в те времена массовому медицинскому осмотру, не было обязательного амбулаторного обследования, поэтому сегодня некоторые «умники» могут себе позволить оперируя своими высосанными из пальца мыслями, рассуждать о пагубности революций. Эти «умники» нас с вами считают за негров из Бандустана (прошу у негров извинения), поэтому и позволяют себе писать, как Мединский. Они, видите ли, люди ученые, поэтому исторических книжек начитались, оттуда правду узнали, и нам ее рассказали. А мы тоже книги читать можем, поэтому осведомлены, что даже дворянство в Питербурге было поражено туберкулезом в такой степени, что можно считать это эпидемией. Вся литература русская этим пропитана. Грешили на влияние сырого климата, да вот только уже в Ленинграде (город-то тот же, на том же месте, климат не изменился, только переименовали его) ничего подобного не было. У дворян организм был более истощенным и слабым, чем у жителей второй столицы СССР? Да нет, конечно, кушали они сытно, и на тяжелой физической работе здоровье не гробили. Так почему тогда так чахоткой болели? Да просто если абсолютно здорового человека, с самым-пресамым иммунитетом, поселить в одном тесном помещении с больными туберкулезом в открытой форме, то он заразу подхватит гарантированно. Значит, рядом с благополучным дворянством был такой мощный резервуар инфекции, что эпидемия захлестывала и привилегированные слои общества. Что творилось в рабочих кварталах Питербурга в те времена, даже лучше не пытаться представлять себе, особенно на ночь глядя.
Но, плюс ко всему, существуют и вполне объективные данные о здоровье населения в конце 19-го н начале 20-го веков. Дело в том, что воинская повинность в те годы стала всеобщей, значит, призывники проходили медицинское обследование, а тут картина аховая!
«В числе многих выдвигается еще очень важный вопрос военной реформы: о возрасте армии. Полезно ли сохранять, как призывной возраст, гражданское совершеннолетие, т. е. 21 год? Опыт показал, что этот возраст выбран совершенно произвольно и не оправдывает тех надежд, какие на него возлагались. Обращаю внимание читателя на весьма замечательную статью полковника князя Багратиона в No 11 "Вестника Русской Конницы". "С каждым годом армия русская,-- говорит князь, -- становится все более хворой и физически неспособной. До трех миллионов рублей ежегодно казна тратит только на то, чтобы очиститься от негодных новобранцев, "опротестовать" их. Из трех парней трудно выбрать одного, вполне годного для службы. И, несмотря на это, срок солдатской службы все сокращается. Хилая молодежь угрожает завалить собою военные лазареты. Плохое питание в деревне, бродячая жизнь на заработках, ранние браки, требующие усиленного труда в почти юношеский возраст, -- вот причины физического истощения. В крепостное время народный труд и быт регулировались культурным надзором; преследуя лень, распутство и бродяжничество, помещики ставили народ в условия достаточного питания и здорового режима. После 1861 года народ был брошен без призора. Устои семьи пошатнулись, молодежь потянулась на фабрики. Нынче парень с 14 лет и раньше уже не знает родной семьи; он ведет кочевой образ жизни по ночлежкам и трактирам около заводов. От худо кормленных и плохо работающих, недоедающих и перепивающих мужиков нельзя ждать здорового потомства. Среди пустых и вздорных вопросов, которыми заняты у нас теперь парламент и интеллигенция, -- у нас не замечают этого надвигающегося ужаса: вырождения нашей расы, физического ее перерождения в какой-то низший тип. Еще на нашей памяти среди могучих лесов, теперь повырубленных, на благодатном черноземе, теперь истощенном, обитала раса богатырская в сравнении с бледными замухрышками, каких теперь высылает деревня. В 21 год нынешний деревенский парень является надорванным и полубольным. Врачи и ученые-теоретики чаще всего говорят на это: ну что ж, организм еще не развился, -- дайте ему год или два окрепнуть. Но через год или два новобранец возвращается в часть таким же полукалёкой. Да и от чего бы надорванному организму окрепнуть? Лишних два года недоедания и бродячей жизни, пьянства и полового истощения вряд ли способны укрепить организм» (М.О.Меньшиков «Из писем ближним», 1915 г.)
Думаете, автор этой цитаты – коммунист? Как бы не так, его в 1918 году коммунисты расстреляли. Нужны еще какие-нибудь доказательства катастрофического ухудшения здоровья народа на закате Российской Империи?
Ну, разве что про сыпной тиф, который в Гражданскую свирепствовал. Откуда, кстати, его возбудитель получил распространение, неужто из Европы, где по утверждению Мединского рост народонаселения был небольшим из-за эпидемий?
«В России резко высокую заболеваемость давали оспа, сыпной, возвратный и брюшной тифы, малярия, дизентерия, сифилис, сибирская язва и азиатская холера. В «Отчете о состоянии народного здравия и организации врачебной помощи в России за 1903 г.» отмечалось, что «такие болезни, как сыпной и возвратный тифы и цинга, принадлежащие в Западной Европе в настоящее время к явлениям исключительным, наблюдались в России в количестве десятков тысяч случаев, встречались повсеместно и нередко принимали форму эпидемий» (Ульянова Г.Н. Здравоохранение и медицина // Россия в начале ХХ века. М., Новый хронограф, 2002.).
Это что же у нас получается: без всякой Гражданской войны эпидемии сыпного тифа повсеместно? Подождите, еще и эпидемии цинги!? Это в аграрной стране!?
«В 1903 г. наблюдалась эпидемия цинги в Новгородской губернии. Там заболело 18.344 человек. Громадные размеры цинга приняла в Старорусском уезде, где было зарегистрировано 16.890 случаев из всех 18 с лишним тысяч в губернии. Дело в том, что в 1902 г. был неурожай настолько сильный, что уже в декабре 1902 г. большинство крестьян, исчерпав собственные запасы, начали покупать зерно. Для этого «многие были вынуждены продать всё, почти весь скот, всех лошадей, но вырученных через эту продажу денег едва хватило только на хлеб, а других необходимых к пище приправ, как-то: картофеля, капусты, луку, огурцов и проч., – которые в 1902 г. совершенно не уродились, купить было не на что и негде»20. Крестьянам приходилось есть, «и то не досыта», один хлеб, а пить воду – редко кто мог себе позволить чай и квас. По мнению врачей, такое бедственное положение и скудное питание крестьян «подготовило почву для повального развития цинги». Эпидемия продолжалась три месяца, начавшись в марте. Были деревни, где в редком доме не лежал больной, и даже между крестьянами, которые считали себя здоровыми, не оказалось при осмотре ни одного, у которого десны не были бы припухшими и не кровоточили».( Ульянова Г.Н. Здравоохранение и медицина // Россия в начале ХХ века. М., Новый хронограф, 2002.)
Может быть, современному барину С.Н. Михалкову, который, как он хвастается, происходит из рода дворян МихАлковых, любителю приводить слова барина И.Бунина:
«Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то (то есть вчера) жили, которую мы не ценили, не понимали, – всю эту мощь, сложность, богатство, счастье…»
- жалко «Россию, которую мы потеряли», но у меня в роду графьёв-князьёв не водилось, как и у 99% моих сограждан, поэтому по цинге и тифу, которых мои рабочее-крестьянские предки лишились, наследственной тоски не испытываю.
Сегодня без труда можно найти целый ряд стран на карте мира, которые отличаются следующими признаками в совокупности: 1) население почти поголовно неграмотное; 2) рост численности населения стремительно прогрессирует; 3) состояние здоровья населения катастрофически ухудшается. Почти все эти государства расположены в Африке. Туда переехала «Россия, которую мы потеряли».
Кое-кому мои выводы покажутся очень обидными для самосознания русского патриота, как же – сравнить Родину с какой-нибудь Зимбабве! Ну не с Японией же, в которой с 1872 (с 1872!) года образование стало всеобщим.
И не в Германии же жил Нобелевский лауреат Бунин, который такое писал:
«А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно ассимметрическими чертами среди этих красноармейцев и вообще среди русского простонародья, – сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме! Весь, Мурома, Чудь белоглазая… И как раз именно из них, из этих самых русичей, издревле славных своей антисоциальностью, давших столько «удалых разбойничков», столько бродяг, бегунов, а потом хитровцев, босяков, как раз из них и вербовали мы красу, гордость и надежду русской социальной революции. Что ж дивиться результатам?»!
Ума не хватило «великому» писателю понять, что несколько поколений больных детским рахитом дадут такой антропологический тип, совсем не похожий на описание руссов древними арабами.
Теперь еще раз взгляните на фотографию русских солдат образца 1905 года рядом с корейцами. Если деятельность государства привела к тому, что даже рост народа начал уменьшаться прямо на глазах, то давайте не стесняться, а говорить прямо: политика российского монархизма была политикой геноцида русского народа.
Вот Фидель Кастро в Норвегии премии не получал, но догадался после прихода к власти обеспечить каждого ребенка Кубы стаканом бесплатного молока, и получилась у него нация баскетболистов из кривоногого народа, почти сплошь страдающего катарактой.

Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments