p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 13)

  Эта статья напрямую касается «национальных» операций. Репрессий всех «харбинцев», «поляков», «македонцев». И эта статья вполне в компетенции ОСО, там не ниже трех лет. ОСО вполне могло и 3 года, и 4, и 5 дать, рассмотрев дело по этой статье. Прикол только в том, что нарком внутренних дел и Прокурор СССР, пользуясь полномочиям, предоставленными Законом, в ОСО могли по этой статье дать только 5 лет лишения свободы, и они же, нарком и прокурор, пользуясь полномочиями, предоставленными Приказом, давали и «вышак» и 10 лет по этой же статье, но только в составе «Комиссии НКВД и Прокурора СССР». Причем… (Гусары, т.е., юристы, не ржать!) – и ОСО, и эта «Комиссия» существовали одновременно!... И до 1953 года, до ликвидации Особого совещания. После того, как НКВД был разделен на собственно НКВД и НКГБ, полномочия Особого совещания ушли из НКВД в НКГБ. Ведь после разделения наркомата в НКВД осталось УРКМ, а все начальники милиции были подчиненны в структуре НКВД чекистам, районные, областные, республиканские отделы НКВД возглавляли чекисты. К ним, уже выделенным в отдельный наркомат, ОСО и перешло. А потом, после смены названия НКГБ на МГБ – ОСО продолжало работать в МГБ.
      Разумеется, после вывода милиции в отдельный от чекистов наркомат, ОСО никогда не рассматривало дела на уголовников. Чекистам статьи Уголовного Кодекса, касающиеся общеуголовной преступности, были неподследствены. Они занимались только «политикой» и государственными преступлениями. -(здесь у меня, кстати, ошибка. Черновик, потом исправлю. Чекисты могли любое дело взять себе в производство).
   Но до 1941 года, как я уже писал, и сам нарком внутренних дел, и начальники УНКВД на местах отвечали за состояние борьбы со всей преступностью.
Поэтому «27 мая 1935 года появился приказ руководства НКВД СССР N 00192 об организации в составе территориальных управлений "троек" по рассмотрению дел "об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах". "Тройки" могли принимать решения о ссылке, высылке из СССР и заключении в исправительно-трудовые лагеря на срок до 5 лет. Приказ предписывал: "Изъятие уголовного и деклассированного элемента проводить повседневно и основательно, но без лишней торопливости, внимательно изучая все обстоятельства каждого рассматриваемого дела". (Партийные организации и органы НКВД в период массовых политических репрессий 1930-х годов :На материалах областей Верхнего Поволжья». Диссертация. .  Канд.ист.наук С.В.Кудрявцев)
        Вот мы и нашли «тройки». Только это рабочие органы Особого совещания при НКВД СССР на местах. В просторечьи их еще называли, как я писал выше, «милицейскими тройками».
    С.В.Кудрявцев дает и состав этого рабочего органа ОСО в Ярославской области:
«…начальник УНКВД А. М. Ершов, начальник УРКМ К. М. Калабухов (с апреля 1937 года — Л. Б. Грановский), прокуроры — П. И. Андреев, Ф. Л. Марчук, Д. А. Кошелев, Б. К. Юрчук, П. Д. Прокопенко и другие».
     И вот на этом моменте в диссертации Кудрявцева я особое внимание хочу заострить. Даже я, давно уже убежденный в том, что профессиональный историк – это профессиональный идиот, попался на удочку «научного» труда. Клюнул на эту «тройку» и допустил в предыдущей книге «Троцкизм» ошибку, не принципиальную, но, все же, ошибку.
   Дело в том, что прокурор никогда не входил в состав Особого совещания. Не мог он в него входить, потому что с задачами, правами и обязанностями прокуратуры это несовместимо, во-первых. Прокуратура не карательный орган, а надзорный. Да и само положение ЦИК об ОСО не включает в его состав прокурора, прокурор только участвует в заседании ОСО и надзирает за законностью применяемых им мер. В Постановлении ЦИК прямо сказано – прокурор УЧАСТВУЕТ в заседаниях ОСО. Только участвует, но в его состав не входит. Само собой, никакой областной прокурор не мог входить ни в какую «тройку», он, также, как и Прокурор СССР, только участвовал в ее заседаниях, и, в случае несогласия с решением, выносил свой протест.
  Т.е., ученый-историк Кудрявцев дал нам состав не «тройки», а «двойки», называя ее «тройкой». У нас теперь вообще «тройки» исчезли? Нет, они не исчезли, это у меня исчезли последние крупицы сомнений в умственной неполноценности профессиональных историков, из-за этих крупиц я и допустил небольшую ошибку.
  Дело в том, что «тройки НКВД» были, но немного не в таком составе. Сам приказ НКВД № 00192 я не смог найти ни в одном источнике, везде только ссылки на него и пересказы его содержания. Зато нашел другой приказ, который дает нам представление о составе «тройки НКВД». Ага, в том же украинском сборнике!
   Давайте я его дам полностью. Посмотрите там на состав «тройки НКВД»:
Приказ НКВД СССР № 00319 «О работе троек с объявлением инструкции тройкам НКВД по рассмотрению дел об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах». 21 мая 1938 г.
Народным комиссарам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам УНКВД, начальникам Управлений рабоче-крестьянской милиции республик, краев и областей
В ходе работы по изъятию социально-вредных и деклассированных элементов, проводимой в целях предупреждения уголовной преступности и осуждения указанных элементов на тройках, органами НКВД на местах допускаются извращения, к числу которых, в частности, относятся:
1) Осуждение колхозников, хотя и имевших в прошлом приводы и судимости, но вернувшихся к общественно-полезной работе, имеющих большое число трудодней, преступной деятельностью не занимающихся и не связанных с уголовно-преступной средой. Такие факты отмечены по Горьковской обл., где они являлись результатом работы арестованных врагов народа; в некоторых районах той же Горьковской обл. имели место факты фабрикации приводов и искусственное увеличение привлекаемых лиц; составление заключительных постановлений, не соответствующих материалам дела и т.п. Виновные мною строго наказаны.
2) Рассмотрение дел, не подсудных тройкам; в Татарии и других областях тройки выносили решения по делам о грабежах, почему, в результате ограниченных прав троек, грабитель осуждался на меньшие, чем он заслуживал, сроки наказания.
3) Осуждение очевидных воров и уголовников как простых нарушителей паспортного режима и вынесение решений в отношении таких категорий только о выезде из режимных пунктов. Такая практика отмечена в Грузии и Азербайджане, по Тбилиси, Батуми и Баку. Эти решения троек в Грузии и Азербайджане определяли и всю линию работы милиции, которая вместо ареста воров отбирала у них по 5—6 подписок о выезде из режимного пункта, что приводило к полной безнаказанности уголовников.
4) Применение условного осуждения или осуждения к принудработам.
5) Вынесение решений по делам о несовершеннолетних преступниках, не достигших 16-летнего возраста, и осуждение в лагеря вместо направления их в закрытые трудколонии НКВД в установленном порядке (Горьковская обл., БССР и др.). В то же время не вскрываются взрослые организаторы преступности, виновные в разложении несовершеннолетних, содержатели притонов подростков, где эти подростки вовлекаются в преступления. Имеются и другого порядка нарушения, когда дела на взрослых воров-рецидивистов, арестованных за конкретные преступления, вместо рассмотрения их на тройках передаются в суды.
Отмечаю, что в практике работы милиции все еще имеют место факты, когда в отношении хулиганов-рецидивистов допускается в виде наказания только штраф, не считаясь с тем, что злостные хулиганы представляют из себя кадры, перерастающие в грабителей. Все указанные извращения и нарушения влекут за собой — с одной стороны, грубое нарушение революционной законности и, с другой, — ослабление удара по уголовным элементам.
Приказываю:
1) Приказ № 00192-35 г.46 и объявленную этим приказом инструкцию тройкам НКВД отменить.
2) Ввести в действие объявленную при этом новую инструкцию по работе троек НКВД.
3) Изъятие уголовно-деклассированного элемента производить повседневно, не допуская производства массовых операций или кампанейства. На тройках внимательно изучать все обстоятельства каждого рассматриваемого дела.
4) При вынесении своих решений тройкам НКВД руководствоваться правами, предусмотренными положением об Особом совещании при НКВД, и выносить следующие административные решения:
а) о заключении в лагеря НКВД на срок до 5 лет,
б) о высылке из крупных промышленных городов в нережимные местности в пределах республики, края, области на срок до 5 лет.
Примечание:
а) осужденных на сроки ниже 3 лет направлять в местные исправительно-трудовые колонии; б) ссылку по решениям троек производить только в определенные места в пределах нережимной местности своей области, края, республики.
5) Строго следить за тем, чтобы решения троек по каждому конкретному делу действительно соответствовали бы степени общественной опасности рассматриваемого лица; не выносить решений на срок свыше 2 лет заключения за простое первичное нарушение обязательств о выезде из режимной местности, ограничиваться высылкой этих лиц на срок 1—3 года, в тоже время деклассированного вора заключать в лагеря.
6) Точно выполнять прилагаемую инструкцию. Следить за тем, чтобы протоколы троек велись в соответствии с § 5 инструкции, содержали все установочные данные на рассматриваемых лиц, имели подписи членов тройки и прокурора и своевременно направлялись начальнику Главного управления рабоче-крестьянской милиции для представления на Особое совещание.
Ссылки на статьи Уголовного кодекса при предъявлении обвинения в заключительных постановлениях, а также в протоколах троек не делать; указывать, что арестованный обвиняется и осуждается как СВЭ в порядке настоящего приказа.
Не допускать нарушения 15-дневного срока ведения следствия и рассмотрения дел на тройках.
7) По решениям троек о делах, по которым имеется протест прокурора, составлять отдельные протоколы с изложением мотивов обеих сторон и направлять эти протоколы, вместе с делами, через начальника ГУРКМ НКВД на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР.
8) Не рассматривать на тройках дела на лиц, бежавших из лагерей и тюрем или уклонившихся от отбытия наказания, у которых сроки действующих приговоров превышают права троек; направлять таких лиц в лагеря для отбытия срока или нового осуждения их лагерными судами.
За наркома внутренних дел СССР комиссар госбезопасности М. Фриновский
Приложение
Инструкция тройкам НКВД по рассмотрению дел об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах
§1
Для предварительного рассмотрения дел об уголовных и деклассированных элементах, а также о лицах, злостно нарушающих паспортный режим, в союзных республиках (за исключением Украины и Казахстана), в автономных республиках, краях и областях, входящих в состав РСФСР, а также в областях Украинской и Казахской ССР организуются тройки в составе: народного комиссара союзной, автономной республики или его заместителя (начальника УНКВД или его заместителя), членов: начальника Управления милиции и начальника соответствующего отдела, чье дело разбирается на тройке. Участие прокурора в заседании тройки обязательно.
§2
Рассмотрению троек подлежат дела:
а) о лицах, имеющих судимости или приводы за уголовные преступления и не порвавших связи с уголовно-преступной средой;
б) о лицах, хотя не имеющих судимостей и приводов, но не занятых общественно-полезным трудом, не имеющих определенного местожительства и связанных с уголовно-преступной средой, в том числе о всех притоносодержателях и скупщиках краденого;
в) о ворах-рецидивистах, уличенных в конкретных преступлениях, хотя и имеющих определенное местожительство и прикрывающихся работой на предприятиях, заводах, в учреждениях;
г) о хулиганах-рецидивистах, приговаривавшихся ранее судами за хулиганство не менее двух раз к тюремному заключению или к принудработам на срок от 1 года и более, в случае совершения ими хулиганства, вызывающего необходимость привлечения их снова в уголовном порядке;
д) о нищих-профессионалах;
е) о злостных нарушителях паспортного режима, а именно: о лицах, отказавшихся добровольно выехать из местности, проживание в которой им запрещено в связи с невыдачей паспорта или непропиской, и нарушивших данную ими подписку о выезде в указанный милицией срок, а также о лицах, самовольно возвратившихся в местность, в которой им было запрещено проживание.
§3
При рассмотрении дел о нарушителях паспортного режима тройки обязаны проверить правильность и основательность лишения гражданина права проживания в данной режимной местности и целесообразность такого решения, в соответствии с чем органы милиции обязаны обеспечить наличие в деле следующих данных:
а) когда, кем и на каких основаниях нарушителю запрещено проживать в данной режимной местности;
б) кем и когда отобрана у привлеченного подписка о выезде из режимной зоны и объяснения привлеченного о причинах невыезда. Подписка привлеченного о выезде из режимной зоны должна обязательно прилагаться к делу.
§4
При направлении на рассмотрение тройки дел о лицах, указанных в § 2 настоящей инструкции, органы милиции обязаны представить следующие материалы:
а) постановление о задержании с указанием причины задержания;
б) справку о судимости или о приводах;
в) следственные материалы, т.е. протоколы допроса привлеченных, свидетелей и вещественные доказательства, если таковые имеются;
г) в необходимых случаях — справки о состоянии здоровья;
д) краткое заключительное постановление.
§5
Рассмотрение каждого дела тройкой производится с обязательным вызовом на заседание тройки привлеченного. Если арестованный содержится вне краевого, областного центра, то перед отправкой дела на рассмотрение тройки арестованный допрашивается начальником горотдела милиции совместно с прокурором, причем этот совместный допрос обязательно протоколируется, протокол приобщается к делу, а арестованный на тройку не вызывается.
По рассмотренным на тройках делам ведется протокол, в котором указываются все собранные на рассматриваемое лицо материалы, краткое его объяснение, когда и за что задержан, где содержится под стражей и все новые данные, выявленные в процессе рассмотрения дела на заседании тройки. В резолютивной части протокола указывается, кому какая административная мера предлагается и с какого числа считается начало ее срока.
§6
Тройка обязана рассмотреть представленные ей дела не позже 15 дней после возникновения дела (арест, привод и т.п.)
§7
Решение тройки при отсутствии возражений прокурора приводится в исполнение немедленно, а протокол направляется на утверждение Особого совещания НКВД.
При наличии разногласий приведение в исполнение решения тройки приостанавливается, и дело переносится на рассмотрение Особого совещания НКВД.
§8
Изъятие уголовного и деклассированного элемента и нарушителей паспортного режима должно производиться повседневно, а не в порядке кампанейства или путем массовых операций. При рассмотрении дел тройки должны тщательно и внимательно изучать все обстоятельства каждого дела и в точности руководствоваться инструкцией ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 8 мая 1933 г.47
За народного комиссара внутренних дел ССР комкор М. Фриновский
Прокурор Союза ССР А. Вышинский»

     Теперь понятен состав «тройки»: начальник областного (краевого) Управления НКВД\ начальник республиканского НКВД, начальник УРКМ (области, края, республики) и начальник соответствующего отдела. А какого отдела? Да НКВД же! Районного, городского. Милиция с 1934 года входила в состав НКВД. Милиция была в составе районных и городских отделов НКВД.
    Всё абсолютно логично и понятно. В районных, поселковых, городских отделах НКВД чекисты и милиционеры выявляют разную шваль, оформляют на них дела, эти дела их начальник, именно начальник районного или городского отдела НКВД кладет себе в портфель, садится на бричку и едет в область докладывать своему начальству.  Заметьте, что начальниками начальника (тафтология! Возмущайтесь!) районного отдела НКВД был на областном уровне не только начальник УНКВД области, но и начальник УРКМ области, главный областной милиционер. Понимаете? Начальнику районного отдела НКВД были подчинены не только чекисты района, но и милиционеры района. И он отвечал перед начальником УРКМ области за работу милиционеров района…
  
          
Tags: Большой террор
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments