p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 14)

Только нужно учитывать, что УРКМ, войдя в состав НКВД, в подчинение на местах милиции начальникам НКВД/УНКВД, так и осталась обособленной структурой. Сами сотрудники милиции, по принадлежности к структуре наркомата, являлись сотрудниками НКВД, но только по принадлежности. Чекисты никогда себя с милицией не смешивали, поэтому сами чекисты даже в служебных документах именовались сотрудниками НКВД, а милиционеры – сотрудниками милиции. Это важно для понимания приказов и циркуляров по наркомату того времени.
   Важен для понимания еще следующий момент, я его покажу на примере выдержек из одного документа о работе ОГПУ, взятого из сборника ««Совершенно секретно»: Лубянка — Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.)»:
«Общее количество привлеченных органами ОГПУ за хищения обще­ственной (социалистической) собственности — государственной, кол­хозной, кооперативной с 1 июня 1932 г. по 15 марта 1933 г. составляет 127 318 человек. Из этого количества за хищения из магазинов и скла­дов товаро-проводящей сети и промышленных предприятий привлечено 55 166 человек, а за хищения из совхозов и колхозов — 72 152 человека…   Общее количество привлеченных органами ОГПУ за спекуляцию на 15 марта с.г. составляет 53 020 человек. К 15 марта из указанного количества закончено следствием и передано дел в суды на 15 297 че­ловек. Органами ОГПУ осуждено 16 110 человек. Находятся под след­ствием и содержатся под стражей за спекуляцию 21613 человек».
    Вы должны знать, что Сталин расхитителей государственной и общественной собственности прямо называл врагами народа, считал, справедливо считал, что преступления такого рода несут серьезную угрозу для Советского государства. Уголовники – враги народа? Да они же – «социально близкие», как вы, наверно, уже привыкли! А чего тогда ими ОГПУ занималось? Ведь спекуляция и хищения государственной и общественно собственности никогда не квалифицировались по статье 58 УК РСФСР. Хищения – по статье 162, спекуляция – целым рядом статей, к 58-ой не имеющими никакого отношения, например,  ст.107 «Скупка и перепродажа частными лицами в целях наживы (спекуляция) продуктов сельского хозяйства и предметов массового потребления».
    При этом, милиция находилась в оперативном подчинении ОГПУ, но чекисты не перекладывали на нее всю борьбу с уголовной преступностью, оставив себе только раздел о преступлениях против государства из УК. Уголовная преступность. Даже банальная спекуляция, если дать ей волю, угрозы для государства несет ничуть не меньшие, чем самая злобная пропаганда.
   Я намеренно даю прямо в главе некоторые приказы НКВД целиком, чтобы вы точнее поняли, что из себя представляли тройки НКВД, потерпите обильной цитирование пространных документов, следующий, взятый из того же украинского сборника, касается борьбы со спекуляцией:
«ПРИКАЗ
Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР за 1936 год
СОДЕРЖАНИЕ: № № 00246-00250. Разосланы по принадлежности № 00251. Об усилении борьбы со спекуляцией
23-го июля 1936 г., гор. Москва
ВСЕМ НАЧАЛЬНИКАМ РЕСПУБЛИКАНСКИХ, КРАЕВЫХ И ОБЛАСТНЫХ УПРАВЛЕНИЙ НКВД и НАЧАЛЬНИКАМ
УПРАВЛЕНИЙ РК МИЛИЦИИ
За последнее время, ввиду недостаточно активной работы по борьбе со спекулянтами органов НКВД, спекуляция мануфактурой, обувью и др. предметами широкого потребления приняла, особенно в городах, недопустимые размеры.
Спекулянты образуют большие очереди у магазинов и, связанные в ряде случаев с работниками прилавка, выбирают ходовые промтова­ры, реализуя их впоследствии по спекулятивным ценам на рынках.
Ввиду этого трудящееся население — рабочие и служащие лишают­ся возможности приобретать нужные им товары в государственных] торгующих организациях и вынуждены прибегать к услугам спекулянтов.
О слабости борьбы со спекуляцией свидетельствует тот факт, что из числа привлеченных органами милиции по СССР за время январь-май 1936 г. 30 582 чел. за спекуляцию арестовано всего лишь 4 955 чел.
В целях нанесения решительного удара по спекуляции и для полного искоренения спекуляции в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске —
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Немедленно переключить оперативный состав работников милиции (хозяйственные] отделения, отделения] уголовного] роз[ыска], оперативный состав гор[одских] отделений милиции, а также рыночную агентуру) на активную борьбу со спекулянтами и пресечение спекуляции.
2. Принять активные меры к выявлению и ликвидации:
а) организованных спекулянтских групп, работающих заодно с ра­ботниками товаропроводящей сети;
б) иногородних спекулянтов, использующих для переотправки в другие города закупленные для спекуляции промтовары, посылоч­ные конторы Наркомсвязи и багажные конторы жел[езной] дороги;
в) организованных спекулянтов, образующих из числа подстав­ных лиц очереди у магазинов и торговых палаток.
Всех уличенных спекулянтов указанных категорий привлекать по 107 ст. УК и обязательно подвергать аресту.
3. В соответствии с постановлением НКВТ № 938 от 20/VII с. г., запрещающим продажу промышленных товаров на рынках выше су­ществующих в местонахождении рынка государственных розничных цен общей сети, — лиц, нарушающих этот приказ, привлекать к ответ­ственности по 107 ст. УК РСФСР, если эти лица были ранее уличены в спекуляции, или когда количество продаваемых ими товаров носит явно спекулятивный характер (несколько пар обуви, несколько от­резов мануфактуры и т. п.).
В остальных случаях нарушения постановления НКВТ виновных привлекать по 105 ст. УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.
4. Лиц, торгующих промышленными товарами на рынках без разовых талонов, также привлекать к уголовной ответственности по ст. 105 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.
5. На лиц, предаваемых суду по ст. 105 УК, расследование дел за­канчивать в 5-дневный срок, а по групповым делам и на лиц, при­влекаемых по ст. 107 УК, — в 10-дневный срок, включая в этот срок и время, необходимое для составления и вручения обвинительного заключения.
6. Обязать наружную милицию и работников уголовного розы­ска, обслуживающих рынки, наблюдать за осуществлением приказа НКВТ, согласно которого сборщики разовых сборов на рынках, при выдаче разовых талонов на продажу промтоваров, должны требовать предъявления паспорта и записывать фамилию, имя и отчество и адрес лиц, которым выдается разовый талон на право торговли.
Списки лиц, которым выдаются разовые талоны, проверять и в случае обнаружения среди этих лиц, неоднократно выбирающих ра­зовые талоны, в целях спекуляции, арестовывать их и предавать суду по 107 ст. УК РСФСР и соответствующим ст[атьям] других союзных республик.
7. В целях быстрейшей разгрузки Москвы, Ленинграда, Кие­ва и Минска от спекулянтов, помимо передаваемых дел о спекуляции в судебные органы, рассматривать дела о спекулянтах на тройках НКВД, с высылкой уличенных спекулянтов в Казахстан сроком до 5 лет.
8. Тройкам УНКВД работать ежедневно, чтобы в месячный срок закончить как изъятие спекулянтов, так и рассмотрение дел на трой­ках и утверждение протоколов троек Особым Совещанием НКВД СССР.
Тройки УНКВД должны рассматривать дела о спекулянтах обязательно с вызовом обвиняемого на тройку и в присутствии прокурора.
9. Дела по обвинению спекулянтов должны быть документирова­ны: уликовыми данными, или актами задержаний спекулянтов с по­личным, или же актами изъятия предметов спекуляции при обысках, показаниями свидетелей, а также справками о судимостях, приводах за спекуляцию и уголовные преступления.
10. Промышленные товары, обнаруженные у лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за спекуляцию, подлежат конфискации. Поэтому эти товары должны быть изымаемы с наложением на них ареста, впредь до решения судебных органов.

В отношении же предметов, отобранных у спекулянтов, дела коих будут рассмотрены на тройках, возбуждать вопрос об их конфиска­ции перед Особым Совещанием НКВД СССР.
11. Начальникам республиканских, краевых и областных УРКМ ежедекадно, а начальникам УРКМ гор. Москвы, Ленинградской об­ласти, УССР, БССР, в отношении г[ородов] Москвы, Ленинграда, Киева и Минска каждые три дня доносить нач[альнику] ГУРКМ —
а) о количестве изъятых лиц за спекуляцию промтоварами;
б) о количестве переданных дел в суды и количестве привлечен­ных по ним лиц;
в) о количестве изъятых предметов спекуляции;
г) о количестве дел, рассмотренных тройками по г[ородам] Мо­скве, Ленинграду, Киеву, Минску.
В докладных записках о ходе борьбы со спекуляцией освещать выявленные недочеты, неполадки в торговой сети (нехватки товаров, неправильное их распределение по торгующим точкам, разрыв цен и т. п.), а также сообщать о наличии и состоянии очередей.
Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комиссар государственной безопасности 1-го ранга Я. Агранов
ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 619. Л. 73-74 об. Типографский экземпляр».
   Вы видите, что в нем прямо написано о рассмотрении на тройках НКВД милицейских материалов о спекулянтах, видите и то, что приказ разослан не только начальникам НКВД, но и начальника УРКМ, подчиненным начальникам НКВД – это о двойственном положении милиции в наркомате тех лет.
    А теперь вернемся к тому документу, в котором говорилось о приказе №00447, внимательней глянем на его шапку:
«СОДЕРЖАНИЕ:

№ 00497. О дополнении директивы НКВД и Прокуратуры СССР от 26 декабря 1938 г. № 2709 и приказа НКВД СССР № 00116-1939 г.
8-го мая 1939 г., гор. Москва».

     Опять же, в украинском сборнике находим и приказ № 00116-1939, он очень и очень интересный:
Архив:
О ГА СБУ. Ф. 9.Д. 5. Л. 156-157. Типографский экземпляр
4 февраля 1939 г.
Совершенно секретно

ПРИКАЗ
Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР
за 1939 год

СОДЕРЖАНИЕ:
№ 00116.
О порядке рассмотрения жалоб осужденных бывшими тройками НКВД (УНКВД).


4-го февраля 1939 г., гор. Москва

В развитие директивы Народного комиссара внутренних дел Союза ССР тов. Берия и прокурора СССР тов. Вышинского от 26 декабря 1938 года за № 2709 устанавливается следующий порядок рассмотрения жалоб осужденных бывшими тройками НКВД/УНКВД и УРКМ, уведомления заявителей о решениях по их жалобам и освобождения осужденных из лагерей и ссылки по отмененным решениям троек:

1. Поступающие от осужденных бывшими тройками жалобы и заявления о неправильном осуждении должны быть рассмотрены не позже, чем в двухдекадный срок со дня их получения. Рассмотрение заявления обязательно должно сопровождаться детальным ознакомлением с архивным делом осужденного и производством в необходимых случаях дополнительных следственных действий (допросы свидетелей, проверка документации преступления и т. п.).
2. Постановления об отмене решений бывших троек НКВД и УНКВД утверждаются начальниками УНКВД (НКВД) или их заместителями (по делам УРКМ — начальником УРКМ) и направляются вместе с заявлением, материалами расследования, архивными делами и справкой тюрьмы о месте направления осужденного (лагерь, тюрьма, ссылка) в 1 Специальный отдел НКВД СССР для исполнения. К архивному делу должны быть приложены учетные карточки (форма № 1), заполненные в 2 экз. на каждого осужденного.
3. Первый спецотдел НКВД на основании указанных постановлений дает задания соответствующим лагерям (в отношении ссыльных — УНКВД) об освобождении осужденных и контролирует своевременное исполнение этих заданий. Освобожденным выдаются администрацией лагеря справки по прилагаемой форме.
4. С каждым освобождаемым начальник лагеря или его заместитель или уполномоченное ими лицо обязан лично провести индивидуальную беседу.
5. НКВД республик и УНКВД краев и областей по месту жительства освобождаемых должны завести среди них соответствующую агентуру для освещения их настроения, особенно в первый период после освобождения.
6. В случаях обращений освобожденных в органы НКВД с просьбой о розыске членов семьи, в частности детей, надлежит выдавать необходимые справки об их местонахождении.
7. При отказе в просьбе осужденных о пересмотре решения также должно быть составлено мотивированное постановление, которое утверждается в порядке, указанном в пункте 2, и приобщается вместе с заявлением и материалами расследования к архивному делу. Об отказе УНКВД сообщает непосредственно администрации лагеря по месту содержания осужденного для объявления последнему.
Повторные заявления осужденных подвергаются расследованию лишь в тех случаях, если осужденные приводят в заявлениях новые факты, которые не были ими изложены в первичных заявлениях. При отсутствии таких фактов заявление с резолюцией нач. УНКВД приобщается к архивному делу, и осужденному сообщается в установленном порядке об отказе в пересмотре дела.
8. Следственные дела освобожденных из числа осужденных бывшими тройками НКВД и УНКВД хранить в архиве 1 Спецотдела НКВД СССР; следственные дела осужденных бывшими тройками УРКМ — возвращать на хранение в архивы соответствующих УРКМ.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР
комиссар государственной безопасности 3-го ранга В. Меркулов»

     Наверняка историки-трактователи, обратив внимание на пункт 8 данного документа: «Следственные дела освобожденных из числа осужденных бывшими тройками НКВД и УНКВД хранить в архиве 1 Спецотдела НКВД СССР; следственные дела осужденных бывшими тройками УРКМ — возвращать на хранение в архивы соответствующих УРКМ» - позволили себе сделать вывод о существовании двух разных троек. Тройки НКВД и тройки УРКМ. Это бесстыжая манипуляция. Само же название приказа «О порядке рассмотрения жалоб осужденных бывшими тройками НКВД (УНКВД)» говорит о существовании только одной тройки – НКВД (УНКВД), в преамбуле уточняется – тройка НКВД/УНКВД и УРКМ. Мы же и состав ее уже знаем: начальник Управления НКВД (или нарком республиканского НКВД), начальник УРКМ и начальник отдела НКВД, в котором велось следствие (в том числе и сотрудниками милиции, которые находились в штатах районных и городских отделов НКВД). Поэтому расширенное название тройки НКВД – тройка УНКВД\НКВД и УРКМ. Это не две тройки, как явствует из названия приказа, а одна. Было бы их две, название звучало бы «О порядке рассмотрения жалоб осужденных бывшими тройками НКВД (УНКВД) и УРКМ», а еще точнее - «О порядке рассмотрения жалоб осужденных бывшими тройками НКВД (УНКВД) и бывшими тройками УРКМ».
    А что тогда с 8-м пунктом? Противоречие? Да никакого! Меня поражает высочайший уровень штабной, если можно так выразиться, культуры в тогдашних органах, явно видный на примере данного приказа. Распорядительные документы, в отличие от мифического приказа № 00447, составлялись так, что никакого толкования не допускали, абсолютно никакого. И тщательно, при этом, соблюдался принцип краткости, максимальной лаконичности, ни одного лишнего слова.
    Я сейчас пункт 8 немного сокращу и вы все поймете. Он будет выглядеть, если бы его не совсем аккуратно писали в наркомате, вот так:
«8. Следственные дела НКВД и УНКВД хранить в архиве 1 Спецотдела НКВД СССР; следственные дела УРКМ — возвращать на хранение в архивы соответствующих УРКМ».
  Понятно так? Тройка-то одна, но следственные дела, поступающие на ее рассмотрение, вели как сотрудники собственно НКВД, чекисты, так и сотрудники милиции, их дела стояли на разных оперативных учетах, хранились в разных архивах. Самим чекистам и милиционерам было в приказе абсолютно всё понятно, но Меркулов же не рассчитывал на то, что его будут трактовать через 50 с лишним лет в плане существования двух разных «троек», НКВД и «милицейской», если бы рассчитывал, то налил бы в него воды, тогда пункт выглядел бы так:
«Следственные дела освобожденных из числа осужденных бывшими тройками, заведенные и находившиеся в производстве НКВД и УНКВД, хранить в архиве 1 Спецотдела НКВД СССР; следственные дела осужденных бывшими тройками, заведенные и находившиеся в производстве УРКМ — возвращать на хранение в архивы соответствующих УРКМ».
     Но тогда над Меркуловым смеялись бы получатели и исполнители приказа: зачем эта вода, если из самого названия видно, что тройка – одна, только следственные дела на нее шли из НКВД и милиции?
  Ну и 2-ой пункт этого приказа окончательно убивает отдельную «милицейскую» тройку: «Постановления об отмене решений бывших троек НКВД и УНКВД утверждаются начальниками УНКВД (НКВД) или их заместителями (по делам УРКМ — начальником УРКМ)».  Опять у нас только тройки НКВД и УНКВД. И постановления об отмене их решений утверждают начальник НКВД ИЛИ начальник УРКМ. ИЛИ – ставит окончательный крест на отдельной «милицейской» тройке.
   Ну и, наконец, второй документ, значащийся в шапке:
«Директива № 2709 наркома внутренних дел СССР Л. П. Берии и прокурора СССР А. Я. Вышинского об отмене решений бывших троек НКВД

28 декабря 1938 г.

ИЗ МОСКВЫ. № 2708 НИКОЛАЕВ, УНКВД, ВСЕМ НКВД И НАЧ. УНКВД КРАЕВ И ОБЛАСТЕЙ И НАЧАЛЬНИКАМ СООТВЕТСТВУЮЩИХ ОБЛАСТЕЙ, РК МИЛИЦИИ, ПРОКУРОРАМ СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК, КРАЕВ (ОБЛАСТЕЙ), ЛАГЕРЕЙ, ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ и ВОДНОГО ТРАНСПОРТА

1. Во всех случаях поступления заявлений и жалоб на решения Троек, действовавших при НКВД союзных, автономных республик и областных (краевых) Управлений НКВД и Управлений РК милиции, Начальники соответствующих УНКВД или РК милиции обязаны рассмотреть жалобы и заявления и решить вопрос о том, подлежат ли пересмотру решения по этим заявлениям и жалобам.

2. В случае признания неправильности вынесенного решения и необходимости его отмены Начальники соответствующих Союзных, автономных республик НКВД и (краевых) Управлений НКВД или Управлений РК милиции, — выносят постановления об отмене реше­ния и прекращении дела.

3. Постановления об отмене ранее принятого решения сообщается в 1-й Спецотдел НКВД СССР и заявителю.

Берия Вышинский

28.XII.1938 г.

ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 672. Л. 206. Копия. Машинописный документ».


     Всё. Отдельная «милицейская» тройка окончательно исчезла. ИЛИ.
     Что мы получили? После того, как Постановлением ЦИК было создано Особое совещание, на местах, в областях, краях и республиках были сформированы его структурные подразделения тройки НКВД (расширенное название – тройки НКВД/УНКВД и УРКМ), которые в рамках целого ряда операций рассматривали дела на разную мелкую уголовную шваль. Выявляли эту шваль и вели следственные дела как милиционеры, так и собственно сотрудники НКВД, те, кто раньше был в ОГПУ, а потом в НКГБ-МГБ. Состояла тройка НКВД из начальника Управления по области-краю (наркома НКВД Республики), начальника УРКМ области-края-республики и начальника городского, районного отдела НКВД, который представлял на ее рассмотрение следственные дела и подчиненных ему чекистов, и подчиненных ему милиционеров.
А когда начались разборки с этими тройками, пошли жалобы осужденных, то рассматривали жалобы, если они были по делам чекистов – начальник УНКВД, а если по делам милиционеров – начальник УРКМ. И никаких загадочных отдельных «милицейских» троек…
Tags: Большой террор
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments