p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 24)

Но вернемся к «национальным» операциям. Они интересны тем, что там появился еще один репрессивный орган, о котором впервые «вспомнил» Председатель КГБ СССР Семичастный, увидим этот момент, когда будем разбираться, как умерших превращали в расстрелянных. До этого его никто не знал. А потом снова «забыли» так, что и комиссии Яковлева нужно было с самого начала о нем «вспоминать».

     Это «двойка». Комиссия в составе наркома НКВД  Ежова и Прокурора СССР Вышинского. Ну не мог же Ягуарьевич остаться в стороне от дел кровавого Сталина?!

     Юмор в том, что «двойка», Ежов с Вышинским – это ОСО. Точнее, Вышинский участвовал в заседаниях ОСО. Оно же имело право рассматривать дела не только по угловникам, но еще и по 58-ой, а в этом случае начальник милиции при рассмотрении не присутствовал, к 58-ой статье милиция никакого отношения не имела. А после ликвидации «милицейских троек», ОСО в таком составе работало до 1953 года. До момента его ликвидации. И – 5 лет! Всё.

     Ну бред же! Если Ежов с Вышинским рассматривали дела по 58-ой статье в Особом совещании, то они имели право выносить приговоры (Ежов – выносить, Вышинский – согласовывать, как прокурор) к лишению свободы до 5 лет. А когда они рассматривали вдвоем дела в составе «двойки», такие же дела по 58-ой статье – приговаривали к расстрелу?!       «Национальные» приказы примечательны и тем, что они написаны точно интеллектуалом на всю голову. Там такая чепуха в них, что я считаю ниже собственного достоинства их разбирать по пунктам. Там нарком приказывает даже немедленно арестовать изобличенных шпионов и диверсантов! Как изобличали, не арестовывая, я затрудняюсь объяснить. Наверно, вызывали повестками на допросы и отпускали шпионов на подписку о невыезде за пределы объектов, на которых те шпионили.

     И на рассмотрение «двойки», Ежову и Вышинскому, отправляли списки этих шпионов и диверсантов. А «двойка», рассматривая списки, еще ухитрилась несколько дел отправить на доследование. Рассматривая списки. Ну, хоть к чему-то Прокурор СССР должен был придраться, не просто же взять и утвердить все списки. Причем, в приказах написано, что приговоры «двоек» приводятся в исполнение незамедлительно, но сами «двойки» только утверждали списки (а в ряде приказов – альбомы), а про приговоры ничего не написано.  Наверно, чекисты, которые без приказа наркома не могли догадаться, что изобличенных шпионов нужно арестовывать, обязаны были понять, что утвержденный список – это приговор.

     Вышинский на пару с Ежовым успели поставить «к стенке» и отправить на Колыму несколько тысяч шпионов и диверсантов. Но потом сильно устали.  И в 1938 году Ежов обращается в ЦК, которое издаёт Постановление,  предписывающее создать Особые тройки НКВД в составе начальника УНКВД области-края, первого секретаря обкома-крайкома и прокурора области-края для рассмотрения дел о репрессировании по «национальным» приказам. Вот так появились Особые тройки, которые Вассерман, считающий себя знатоком этой темы, путает просто с тройками НКВД.

      Да там не только интеллектуал запутаться может. В этих «тройках» должны были запутаться и начальники УНКВД с прокурорами. Они одновременно были в составе «милицейской» тройки (настоящей тройки НКВД), в составе тройки, образованной приказом №00447 и в составе Особой тройки. И все эти тройки работали одновременно. Еще и те первые секретари обкомов, которые входили в тройку по приказу № 00447, заседали в Особой тройке вместе с теми же начальниками УНКВД и прокурорами, с которыми репрессировали кулаков-уголовников. Дурдом на лыжах, короче.

      А какие документы относительно «национальных» операций и «Особых троек» публикуют!  От некоторых даже я, ко многому привыкший, впадаю в полное изумление. . Вот, например, один из них:

Выглядит, как настоящий, правда? За исключением того, что бумага подозрительно белого цвета. За полвека она должна была пожелтеть и уже начать разлагаться. Но это мелочи. А так – даже в архивное дело документ подшит, пронумерован.

    Только сочинитель этой липы прокололся на исполнителе приговора. Баклан, не знакомый со структурой НКВД, искал в списках личного состава отдела НКВД г.Сталино того, кто мог бы расстрелять на двоих с начальником тюрьмы за ночь 130 человек (я привожу только первый лист). Этот баклан достал списочный состав, расписанный по отделам, и выбрал самого кровожадного. У баклана какой отдел НКВД самый страшный? Конечно, 1-ый Спецотдел. Это же ПЕРВЫЙ! Да еще и СПЕЦИАЛЬНЫЙ отдел! Спецоперации и всё такое. Там служили звери-терминаторы, которым, что муху мухобойкой прихлопнуть, что сотню контриков за ночь – без разницы.

      В реальности, 1-ый Спецотдел – это картотека. Сейчас подобные структуры называются – отделы оперативных учетов. Там служат, в большинстве своем, женщины и мужчины предпенсионного возраста, по здоровью непригодные к оперативной и следственной работе. Или непригодные по личным качествам. Аккуратисты-канцеляристы.  Кто бы поручил тихому и незаметному канцелярскому работнику пристрелить за ночь сотню арестантов?!

      И вот на основе такой липы добавили к 400 с лишним тысячам расстрелянных по «кулацкому» приказу № 00447 еще 200 с лишним тысяч расстрелянных по «национальным» спецоперациям. Получилось 656 тысяч за год и три месяца. Но здесь возникла одна проблема. Очень серьезная. В памяти советского народа не осталось следа о такой кровавой резне. Согласитесь, что потери убитыми, сравнимыми с потерями 4-х лет русско-германской войны 1914-1918 годов, должны были в народе оставить заметный след. Разве русский народ не заметил потери германской войны? Это надо было как-то объяснить. К слову, историки-сталинизды, это объясняют тем, что расстрелы были размазаны по всей территории страны, репрессировалась узкая социальная группа, поэтому народ мог эти репрессии и не заметить. Согласитесь, что эти историки-сталинизды в своей антисталинской подлости и тупости перешибают «Мемориал» запросто.

    Однако, фальсификаторы из Комиссии Яковлева  не рассчитывали на то, что появится такое сталиниздическое направление в нашей историографии и публицистике, поэтому разработали и претворили в жизнь, так сказать, остроумную, на их взгляд, схему, как Сталину и его сатрапам удалось обмануть советских людей и скрыть от них масштабы террора.

    Схема остроумная, на взгляд этих деятелей из компании Яковлева. На самом деле она до того… Даже затрудняюсь дать ей точное определение. Пусть будет – юморная, описывать ее нужно самым талантливым юмористам-сатирикам в литературе соответствующего жанра…

Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments