p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

О моей грубости, задевающей нежные чувства коммуниздов. (часть 1)

  До крайности некоторые моменты раздражают. Например, когда ты очень сильно занят очень важным делом, а тебя от него отвлекают всякой ерундой, сбивают с мысли, настроя, долго не можешь снова к работе вернуться. Очень сильно это раздражает. Я хоть и не холерик, но часто не сдерживаюсь. И сейчас я очень сильно занят очень важной работой, я даже как-то писал, что книга о Большом терроре будет главной книгой в моей жизни, закончу ее и буду считать, что жизнь я прожил не зря, и тут от человека, которого я считал своим товарищем, члена нашего Коммунистического Движения, получаю «небольшой» раздражительный момент  https://st-hotabych.livejournal.com/8489.html, направленный, разумеется, против меня лично, человек, который это написал, и надеялся вызвать именно мою реакцию. И уже не в первый раз, раньше я не реагировал на его выходки, но тут уж чаша терпения переполнилась. Причем, этот человек в Движении ни чем не занят, кроме того, что пытается в нем развести всяческие внутрипартийные дискуссии, только его разводки ничем не интересны. Пробовал он писать, наша редколлегия и ЦК не оценили это творчество. Я даже не вмешивался в это, я стараюсь, по возможности, если мне лично какой-то материал не нравится, свое мнение придерживать, дать возможность товарищам оценить его самим, не давлю авторитетом. Стесняюсь быть гуру, как меня называют наши «доброжелатели». Больше стесняться не буду, обещаю. Гуру – так гуру, черт с вами, сами выпросили.
    Поэтому я пост о моей грубости и хамстве разместил у себя в блоге. Блог автора st-hotabych мало кому интересен, его почти никто не читает, мой более посещаем, таким образом, я сам себе сделал антирекламу этим перепостом. Специально. Чтобы показать вам настоящие физиономии тех, кто уже на протяжении почти шести лет распространяет клевету обо мне, как о невменяемом грубияне, который всех только обзывает нехорошими словами, да еще и нецензурно.
   Получилось показательно. Если вам больше 18 лет – прочтите комментарии под постом st-hotabych, именно те люди, которые обвиняют меня в грубости и нецензурщине, там раскрылись полностью. От их лексикона, от того, какими словами они обложили меня, моих товарищей, да и друг друга, наверно, и сервер ЖЖ покраснел от стыда, а не от перегрева. А особую ненависть у них вызывает наш секретарь Юрий Ларин, который выполняя решение ЦК, безжалостно банит этих обличителей нашего хамства, именно за хамство и оскорбление оппонентов. Он не даёт им возможности вести с нами дискуссии, как они заявляют. Да ведите, кто ж вам не даёт, только, как видно по вашим комментариям у st-hotabych, рты хлоркой прополощите. Вы же без матюков двух слов связать не можете! Ну не хотим мы вести дискуссии с хамами и матерщинниками, которые (вот замечательно!) нас обвиняют в хамстве и нецензурщине.
     Да еще они советуют, используя нецензурную лексику, учиться у Ленина! Да учусь я у Ленина. У кого же еще и учиться?! Поэтому я буду настаивать, категорически настаивать, изгнать с позором, отхлестав по щекам на собрании первички, st-hotabych из нашего Движения. Буду изо всех сил давить своим авторитетом, чтобы мое предложение было принято. Потому что я у Ленина учусь.
   То, что Ленин был таким толерантным, что работал со всякой сволочью, потому что у большевиков был недостаток образованных и грамотных людей… Вы мне это хотите поставить на вид, когда обвиняете меня в нетерпимости? Да только не хотел Ленин работать со всякой сволочью. Уточняю – с партийной сволочью. С технической, административной, научной интеллигенцией, доставшейся большевикам от царского режима – хотел. Их привлекал к работе, с ними договаривался. С партийной сволочью – никогда. Это именно Хрущев придумал в своем знаменитом докладе, что Ленин, в отличие от Сталина, с ними работал. Только Хрущев об одном моменте «забыл»: Владимира Ильича с ними вынуждали работать. Как с Каменевым и Зиновьевым, которых Ильич требовал исключить из партии. Сам гуру требовал! Поступили наперекор. Чтобы гуру не зазнавался. Пришлось с этой сволочью, которая постоянно шла против Ленина, Ленину работать. Может Ленин и с Троцким хотел работать? Так его и не спросили, пока он был в Разливе, Иудушку в партию приняли и в ЦК ввели. На радость гуру! Именно против Троцкого на 10-м съезде и была принята резолюция Ленина о недопустимости фракционности. Что означало,  как только свой хавальник раскроешь про дискуссии – пинком под зад из партии.
   А вот если бы слушали большевики своего гуру, то и некому было бы в 30-х годах возглавить оппозицию, ставшую на путь прямых диверсий и шпионажа. Так что, надо учиться у Ленина. Как он, иуд - называть иудами и из партии их изгонять. Поэтому я требую Иудушку st-hotabych из Движения выгнать. Тем более, что он давно забыл даже взносы платить, единственное, чем он занимается – мелко и подло гадит.
   Ну и о моей грубости. st-hotabych и подобные ему дошли даже до того, что обвинили меня в нанесении ущерба Движению тем, что я людей от него отвращаю своей невоздержанностью в эпитетах. Во как! Я первый среди моих нынешних товарищей выдвинул предложение основать наше Движение, больше всех в нем работал (а чего скромничать?) и, оказывается, наношу ему ущерб. Да еще начались вопли, что я сливаю Движение! Вообще то, за такое даже в обществе рафинированных интеллигентов положено сразу ладошкой по лицу бить, а не оправдываться. Или я не прав?
   Впервые о моей грубости и хамстве заговорил известный Николай Викторович Стариков, после выхода моей первой книги «Почему история все-таки наука». Книга была о том, как Стариков придумал на пустом и ровном месте Ленину звание английского шпиона. Я в ней назвал Николая Викторовича лжецом и подлецом, показав как он придумывает факты, обрезает и перевирает цитаты с одной только целью – оболгать большевизм. И еще дятлом назвал, потому что он сделал это настолько глупо, что я его раскатал, используя его же писанину. Когда у Старикова спросили, как он относится к моей книге, тот ответил, что читать ее не будет, потому что я в ней о нем написал в непарламентских, так сказать, выражениях. Вы думаете, что там была нецензурная лексика? Нет. Только – лжец и подлец. А как еще можно назвать человека, запустившему в публику версию о Ленине – английском шпионе и эту версию раздувавшему во все щеки?
    Зато сам Н.Стариков, не читая меня, разумеется, запустил обо мне клевету, которая даже в статью Википедии вошла: «Автор же, Пётр Балаев, к примеру, говорит о том, что на Украине всё произошло своим естественным путём, а не как в 1917-м, или в 1933-м».
   Разумеется, никогда ничего подобного я про украинские события не говорил и не писал, я вообще этой темы почти не касался, зато клевета была запущена именно тогда, когда эти события вызывали наиболее острый резонанс. И кого же будет интересовать книга Балаева, который оправдывает украинских националистов, правда ведь? И кто после этого Стариков? Вы и теперь согласны с тем, что я о нем слишком жестко высказался?
  Ой! Да ведь его на дискуссию надо было вызвать! Поспорить с ним! А он бы согласился? Чем бы он крыл меня на этой дискуссии? Моим несуществующим выражением про Украину?
     Зато с его подачи была запущена клевета о моей грубости и хамстве, да еще сторонники Старикова стали разбрасывать рецензии, в которых писали, что я грешу в книге нецензурщиной. Вот так даже! Теперь вы сами попробуйте найти в «Почему история все-таки наука» хоть одно нецензурное слово.
    А перед выходом второй книги «Правда о русской революции» у меня случился конфликт еще с двумя «левыми» - М. Соркиным и Б. Юлиным. Изображая из себя моих товарищей эти двое отполоскали меня на первом же совместном мероприятии, в прямом эфире, за утверждение, что в Феврале подняли на восстание рабочих большевики, аргументируя свою позицию тем, что работниц Петрограда вывела на демонстрацию эсерка Мария Спиридонова, Юлин еще и тем тогда отметился, что на мои слова о казачьем национализме высказался: казаки себя не считали землепашцами, они себя воинами считали.
    Я не стал в прямом эфире размазывать из по всему скайпу лицами, предложил после мероприятия им публично извиниться и признать, что они несли чушь. Что Спиридонова во время февральских событий находилась на каторге, что в 1918 году восстание казаков, которые не считали себя земледельцами, вызвано было переделом земли в пользу иногородних. Ответили, что они согласны это обсудить с глазу на глаз. Публично – нет. Обгадили публично, а извиняться – обсудим тет-а-тет. И кто эти двое после всего этого?
   Я их публично и назвал негодяями. Или я не прав был? Слишком грубо? Зато после выхода второй моей книги Юлин распустил обо мне клевету, как о шарлатане, будто я в ней утверждаю о том, что Гражданскую войну придумали при Хрущеве, что я нафантазировал о том, что Хрущев приказал переписать историю.
  Вообще-то, про Гражданскую войну я только написал, что ее считать Гражданской не совсем правильно, при том, что в истории она значилась как четыре похода Антанты. Но  про переписывание истории при Хрущеве… Историк Б.Юлин сам-то читал доклад Никиты, в котором прямо и недвусмысленно эта задача была поставлена?
    Вас удивляет, что клеветать на меня стал не только охранительский лагерь со стороны Старикова, но еще и левый? И с двух сторон посыпались обвинения в грубости и хамстве. Я тоже сначала был удивлен и ошарашен.
    А теперь потрудитесь открыть вторую мою книгу «Правда о русской революции», прочтите предисловие и данные автора предисловия. За что такое благожелательное внимание от такого человека? Но теперь этот человек меня и знать не желает. Я же грубиян и обзывальщик всякими грубыми словами! Резких выражений и в первых двух книгах хватает, конечно. Но они не помешали академику Шулусу предложить мне дружить даже семьями. Только  при одном условии: Петр Григорьевич, вот на этом и остановись, дальше не нужно копать. Ага, и будет тебе признание, перепечатки, эфиры-телевизоры, будешь ты признанным историком, слава и почет, материальное благополучие. Так что дело не в моей грубости и в матерщине, которой у меня нет, дело совсем в другом.
    Уже «Ворошилов. Первый маршал страны Советов» показал, что я человек невменяемый с точки зрения академиков. Да я и слишком хорошо знаю этот тип деляг от науки и политики, чтобы купиться на их благосклонность. Только согласись продаться, как тебя используют и выкинут, как использованную резинку. Даже со Стариковым именно так произошло. А как старался Коля!
    После выхода «Берии и ЦК. Два заговора» началось уже настоящее веселье. Здесь уже все возбудились. Евгений Спицын даже прислал мне личное письмо, обозвав ветеринаром. Типа, оскорбил. Да еще угрожал разделаться со мной лично. Когда я со смехом ответил – готов, он разразился нецензурной бранью и заткнулся. А матерщинник – я, разумеется. Кто же еще? Не уважаемый же историк Е.Спицын?!
   Да, я резко о нем высказался. Но недостаточно резко. Я его еще пожалел. У него был друг – историк Пыжиков. Покойный уже. Спицын изо всех сил прославлял Пыжикова. Как настоящего ученого. Те, кто читал труды Пыжикова, имея в голове хотя бы одну извилину, поняли, что там – раздувание изо всех «научных» сил антиукраинского национализма. За гранью всякого разумного. Бешенное. Откройте Уголовный Кодекс 1926 года, вы там найдете статью для Пыжикова и Спицына, который пропагандировал труды своего друга. И наказание за это – вплоть до высшей меры социальной защиты. Помните, фотографии в советских газетах митингов трудящихся с плакатами: «Собакам – собачья смерть!». Вот так нужно выражаться про этих пыжиковых-спицыных, а не в тех выражениях, которые о них у меня.
  Ну и Ю.Мухин, тоже относимый к левым (да-да. Даже откровенные фашисты у нас – левые), возбудился. Его шавки тоже меня в грубости обвинили. Я же затронул непорочное имя самого Мухина! Всячески обозвал его за то, что он Сталину приписал организацию тайных политических убийств с помощью ядов «Лаборатории- Х». Это Мухин так Сталина от клеветы защищал. Как я должен был назвать всю эту публику, чтобы не оскорбить их нежные чувства?
    И Прудникова, ее шавки, после «Берии» пришли в возбуждении. Елена Анатольевна тоже оскорбилась: Балаев в непозволительном тоне пишет! Оскорбляет!
   Да, я ее дурочкой назвал. Грубо? Простите, но Елена Анатольевна отметилась тем, что в одной из своих книг приписала жене Молотова, Полине Жемчужиной, сексуальную распущенность. Прямым текстом. Т.е., у Предсовнаркома Молотова, ближайшего соратника Сталина, жена была шлюхой. С которой Молотов всю жизнь прожил в любви и согласии. Вы понимаете, насколько Прудникова… А я ее только лишь дурочкой назвал. Всего лишь дурочкой.     
    В «Троцкизме» тоже многим от меня достались резкие выражения. Егор Яковлев. Я и написал – за что.
    Это тело, придумывая причины «Большого террора» выдвинуло свою версию. Егор Яковлев начал рассказывать, что когда была принята Конституция 1936 года, высланные кулаки прочли в ней статью о гарантиях свободного выбора места жительства и из ссылок уехали на родину. Представляете? Я ему в «Троцкизме» и задал вопрос: а заключенные из ИТЛ, случайно, после таких гарантий не посбегали?
   Вы не согласны с тем, что я Яковлева назвал дураком? Правильно. Т.е., не правильно я его назвал. Нужно было – идиотом. Или негодяем. Который, обозначая себя левым, придумывает причины кровавой бойни 37-го года…
Subscribe

Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 113 comments