p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Category:

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 17)

      Мне трудно представить, что вместо мозгов находится в головах тех, кто сочинил серию документов «Как власти скрывали масштаб репрессий от народа». О наличии у них совести я даже молчу, от этой «химеры» данные деятели избавились надежно. Но у них сначала сокрытием озаботился Л.П.Берия, который приказал всем родственникам, расстрелянных по приговорам «троек», отвечать – «10 лет без права переписки».
    Ну, хорошо. По приговорам «троек» расстреляли 656 тысяч человек. Буквально, за год. Я еще раз повторюсь, что это сопоставимая цифра с убитыми за 1914-1918 годы русскими солдатами на германо-австрийском фронте. Такой бойни, как ее ты не скрывай, народ не заметить не мог. Но он не заметил! Вплоть до обнародования данных Комиссии Яковлева советский народ даже не подозревал о таких масштабах.
     Но какой шутник вписал в приказ Берии еще и сокрытие расстрельных приговоров Военной коллегии Верховного суда? Зачем? Там же цифры совершенно другого порядка – раз. И второе, достоверно задокументированы даже на кинопленку митинги советских трудящихся, которые требовали расстрелов троцкистов и прочих вредителей. И в печати публиковались приговоры этим врагам народа.
   Но картина, если приказ Берии принимать за реальный документ, выглядит… Родственники троцкистов могли только фиги показывать тем, кто на митингах выступал за смертную казнь: «Вот вам! Выкусите! 10 лет!». 
    Да по пресловутому закону «о трех колосках» давали больше! Т.е., в таком разрезе даже шпионо-диверсионная деятельность наказывалась мягче, чем кража общественного имущества. По Постановлению ЦИК от 03.08.1932 года расхитителям общественной собственности грозило не меньше 10 лет с конфискацией имущества, а родственники обвиненных в шпионаже, подрывной троцкистской деятельности получали извещения – 10 лет без эпистолярного жанра. Это какие в народе поползли бы слухи? Что шпионить выгоднее и безопаснее, чем с колхозного склада уволочь телегу зерна?
   Вы как хотите, но я не могу поверить в то, что Берия был настолько тупым, если он подписал этот свой приказ, что не подумал о реакции Сталина на него. Сталин непременно узнал бы о нем и спросил бы Лаврентия Павловича: «Э-э, геноцвале, зачем ты поощряешь шпионаж и вредительство? Ты, случайно, сам не троцкист или шпион?»
    Насчет шпиона-Берии я постарался ответить, как мог понятнее и доходчивее, в книге о нем. Но даже если Берия был шпионом английским, то какое ему дело было да шпионов немецких и японских? Их-то деятельность зачем он поощрял, вбрасывая в народ информацию о максимальном наказании – 10 лет лагерей?      Их им же всем выносила приговоры Военная Коллегия Верховного суда. А уже в докладной полковника Кузнецова ясно написано, что вместо расстрельных приговором Военной коллегии было приказано отвечать – 10 лет. Даже не 15!
    Но докладной Меркулова и Ко на записку Кузнецова есть: «По существу предложения начальника 1 спецотдела НКВД СССР полковника тов. КУЗНЕЦОВА о порядке выдачи справок членам семей лиц, осужденных к высшей мере наказания бывшими тройками НКВД, Военной Коллегией Верховного Суда ССР и в особом порядке…».
      А что это за особый порядок такой, который живет отдельной жизнью от Военной Коллегии Верховного Суда ССР?
   Согласно известного Постановления ЦИК от 1934 года, дела о преступлениях против государства должны были рассматриваться безапелляционно, без возможности их обжалования. Там есть в Постановлении фраза – «не допускать». Обжалования не допускать.  Наверно, это и есть «особый порядок», во всяком случае, именно рассмотрение дел в рамках данного Постановления ЦИК особым порядком и считается в нашей историографии.
     Чуть отвлекусь. Трактуется данное Постановление как жестокое и противоправное: как так? Нельзя приговор суда обжаловать?!»
    В реальности любой более-менее грамотный юрист должен от всех этих трактовок прийти в изумление, потому что пока не найдено ни одного приговора за участие в троцкистском заговоре или за шпионаж, вынесенного в 30-х годах районным или областным судом. Все приговоры выносила Военная Коллегия Верховного суда. Которые обжаловать было … негде. Высшая судебная инстанция. Подразделение Верховного Суда.
    В этом и заключался «особый порядок» - не направлять дела в судебные инстанции по месту совершения преступления, а сразу – в высшую. Всего лишь.
  Но как в докладной Меркулова и Ко Верховная Коллегия, которая рассматривала дела в особом порядке, вдруг отделилась от особого порядка? Это ведь Коллегия рассматривала дела в особом порядке, сразу принимая их на рассмотрение после этапа предварительного, досудебного следствия, минуя все апелляционные ступеньки.
    Чтобы совсем было понятно, объясню на пальцах. Если вы, живя в Н-ском районе Н-ской области совершили преступление, то ваше дело сначала рассматривает районный суд. Его приговор вы можете, на первом этапе, обжаловать в областном суде, потом в – Верховном.  Но если ваше дело сразу направляется в Верховный суд – в какой инстанции вы его сможете обжаловать? В ЕСПЧ? Но 30-х годах прошлого века к этому ладья правосудия еще не приплыла….
    Так что,  сама фраза «… осужденных к высшей мере наказания бывшими тройками НКВД, Военной Коллегией Верховного Суда ССР и в особом порядке…»  не могла принадлежать Меркулову, это уже современность. Это уже историки, которые вообразили себя профессорами в юриспруденции…
Tags: Большой террор
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments