p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Черновые наброски к новой книге. Глава 1. "Как и к какой войне готовился СССР" Часть 3.

Насчет того, что Ворошилов занимал только политические должности – совсем катастрофа. Начинаем перечислять эти «политические» должности. Командир Луганского социалистического отряда – раз. Командир, а не комиссар. Командующий 5-ой армией, с которой он прорывался от Харькова к Царицыну – два. Командующий, а не комиссар. Потом командующий Царицынской группой войск и командующий 10-ой армией – три. Снова – не комиссар. В начале 1919 года – командующий Харьковским военным округом. Затем, командующий 13-ой армией, командующий внутренним Украинским фронтом. Опять с комиссарством не клеится. А, вот! Член Военного Совета Первой Конной при командарме Буденном! Комиссар! Только у Буденного спросите, какая это была чисто политическая должность, прочтите «Пройденный путь» Семена Михайловича, где он прямо пишет о том, что в руках Климента Ефремовича находилась не только вся политическая работа в армии, но он еще принимал непосредственное участие в разработке и руководстве всеми боевыми операциями. Сам Буденный прямо написал, что его бойцов правильнее называть не буденновцами, а ворошиловцами. Кстати, кроме Ворошилова, в Первой конной был еще один член Военного совета – Ефим Щаденко, который совсем не комиссарил, зато занимался формированием и подготовкой пополнения. Кстати, Ефим Щаденко, почти совсем ныне забытый, этим же занимался и в годы Великой Отечественной войны уже на государственном уровне.
  После Гражданской войны первая же должность Климента Ефремовича – командующий Северо-Кавказским военным округом. Никак у него с комиссарством не получается в биографии. Дальше – командующий Московским военным округом и оттуда – заместителем наркома, нарком по военным и морским делам.
   А может, Климент Ефремович на этих должностях не проявил своих военных талантов, может сам Владимир Ильич Ленин ошибался насчет этого, когда признавал за своим любимцем несомненный военный талант?
  Так чтобы внушить публике полководческую неспособность Ворошилова, потребовалось еще во времена Брежнева его имя и заслуги вычеркнуть, фактически, из  истории Гражданской войны.
Заслуги же Климента Ефремовича таковы, что рядом с его фигурой, если брать военных, только Фрунзе и можно поставить.
  Судите сами, в первой половине 1918 года Климент Ефремович успешно осуществил грандиозную операцию по выводу из-под немецкой оккупации заводов Донбасса. Его луганский отряд оказался единственной реальной силой, которая могла противостоять германским частям, дальше он берет под командование разлагающуюся 5-ю армию, делает из нее боевую единицу и с ней прорывается через 500 км казачьих областей, уводя с собой 80 эшелонов, к Царицыну. Операций такой сложности еще никто до Ворошилова в мировой военной истории не проводил.
  В Царицыне он вступает в командование группой войск, обороняющей город. Снова берет под командование части, в которых царил, если выражаться мягко, полный бардак, наводит там железный порядок, и отбивает наступление почти втрое превосходящих сил Краснова. В нашей историографии заслуга в обороне Царицына полностью отдана Сталину. Да, Иосиф Виссарионович был руководителем обороны, его роль в ней была главной, недаром город стал носить его имя. Но военной составляющей руководил именно Ворошилов, близкий друг Сталина.
А по масштабу и кровопролитности бои под Царицыным, получившем название «красный Верден», превосходили всё, что потом было на фронтах Гражданской войны.
Это был самый критический момент в той войне, падение Царицына неминуемо вело к падению Советской Республики.

   Когда на том участке миновала серьезная угроза и немцы, основные спонсоры Краснова, стали покидать Украину, Климента Ефремовича в первый раз «понизили» в должности. У него этих «понижений» с легкой руки наших историков, будет еще не одно. С командующего армии «понизили» до наркома внутренних дел Украины. Почему? Потому что там после ухода немцев остался такой грандиозный зелено-бандитский бардак, что потребовалась железная рука выдающегося организатора.
    Едва началось наступление Деникина, как Климент Ефремович понадобился снова на командном посту, ему всучили 13-ю армию, которая разбежалась по хуторам еще до того, как он успел вступить в командование ею. Профессионалы же ее формировали, военспецы! Куда там слесарю до них!
  Из остатков разбежавшихся войск Ворошилов сколачивает пластунскую бригаду, отбивает и задерживает наступление Деникина на Киев, руководит эвакуацией города, дальше вступает в командование группой войск, которая прикрывает стык фронтов, не давая деникинцам окончательно дезорганизовать оборону Республики.
И еще находясь на Украине, Климент Ефремович направляет телеграмму своему бывшему подчиненному в Царицыне, Семену Буденному, в которой ставит задачу Конному корпусу догнать и разбить Мамонтова. Буденный, игнорируя все приказы своего непосредственного фронтового начальства, бросает корпус за конницей Мамонтова, разбивает его и спасает от очередного, вроде бы неизбежного, краха Советскую Республику.
  Так и конный корпус, который потом был реорганизован в Первую Конную армию, еще под Царицыным начал формироваться по прямому указанию Ворошилова. Не будь этого указания, не было бы у Красной Армии и реальной силы в борьбе с казачьей конницей. И с поляками без Первой Конной… Лучше даже не представлять того, что случилось бы, если бы на польском фронте не действовала армия Буденного и Ворошилова. Хотя, до поляков дело не дошло бы, всё на Деникине закончилось бы, Мамонтов фронт, которым командовали военспецы, развалил качественно.
Идет 10 съезд ВКП (б). По времени с ним совпал Кронштадтский мятеж. Время мятежа было выбрано удачно, через несколько дней должен был начать сходить лед на Финском заливе и к Кронштадту могла подойти английская эскадра. Перспектива весьма печальная для Советской власти. Недаром Ленин назвал тот момент самым опасным за ее историю, опаснее колчаковщины.
Командует подавлением мятежа Тухачевский. У меня создалось устойчивое мнение, что он после польского фронта панически сам боялся командовать, это даже в Тамбове проявлялось. А в Кронштадте его войска тупо стояли и ждали… у моря погоды, наверно.
   Тогда на съезде к трибуне выходит Ворошилов, предлагает создать из делегатов съезда ударную группу, едет с ней в Кронштадт, берет командование в свои руки, во главе добровольцев по льду заливу идет на штурм крепости. Два дня – и нет мятежа.
    «Первый красный офицер». Помните? Слышали, как в армии тогда называли Климента Ефремовича?
    Я уверен, что если наших историков перенести во времени в те годы, да если бы они осмелились при бойцах Красной Армии ляпнуть, что Ворошилов не военный, никогда не командовал, а политический комиссар – им бы морды разбили. Их наглые лживые морды.
   Но нам нужно определиться с оценкой фигуры, которая возглавила военное ведомство СССР в период самого начала, по сути заново, строительства Красной Армии. Даже только то, что я перечислил, уже достаточно, чтобы понимать масштаб этой фигуры. Это по-настоящему легендарная личность. Личность такого уровня, которой даже близко не было ни в одной из тех стран, которые могли оцениваться, как потенциальные противники СССР в будущей войне…
 
Subscribe

Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments