p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Книга о начале ВОВ. Черновые отрывки. Часть.7

     … Смотрите, Курская битва. Наши войска ждут начала наступления немцев. И знаете, что меньше всего волнует наше командование? Специально еще раз поднимите всё, что можете о том сражении, если нам не верите, потому что это для вас будет неожиданным – меньше всего Ставка ВГК заботилась об установлении точной даты начала операции «Цитадель». Если немцы несколько месяцев концентрируют войска в районе выступа, то, коню понятно, они там готовятся к наступлению. Подготовятся и его начнут. Когда? Да когда подготовятся и когда это для них удобно будет. Рано утром, с рассветом, чтобы наступающие войска имели больше времени действовать при естественном (можно похихикать?) освещении. Ночью наступать тяжелее, чем днем. И чтобы погода в этот день летная была. В пасмурную авиацию трудно использовать. А во время проливных дождей танкам по полям ездить тяжело.
     В какой именно день? Да в праздничный или воскресный. Во-первых, понедельник – день тяжелый. Во вторник – нужно отдохнуть после понедельника. В среду начнешь – до вечера пятницы не успеешь. А в субботу или воскресенье – хорошо. У противника выходной, красноармейцы ушли из окопов в увольнительные смотреть кино «Волга-Волга»… А если серьезно, командирам войск, стоящих в обороне и ждущих наступления противника, точная дата начала наступления нужна чисто для заключения пари между командирами: нападут в этот день или нет. Могут напасть, а могут на следующий день отложить. Или, вообще, на неделю раньше начать могут. Потому что метео-прогноз будет неблагоприятный на запланированный день и последующие несколько, а на предыдущую неделю – ясная сухая погода.
     А еще свято верующие в разведку подобны свято верующим в предсказания гадалок. Особенно в агентурную разведку. Даже если ваш агент прокрался в штаб врага с украденными ключами от сейфа с секретными планами и эти планы сфотографировал, то где гарантия, что вражеская контрразведка специально так не запланировала, создав условия вашему агенту для проникновения в сейф, с целью вашей дезинформации? Да просто командование вашего противника, даже если агент сообщил вам абсолютно достоверную информацию о его планах, на всякий случай, для полной гарантии неожиданности, перенесло срок начала операции на день-два раньше. А у вас в это время бойцы отпущены в увольнение в ближайший населенный пункт пообщаться с гражданским населением. Вы же в разведу поверили. Или, враги накануне вечером решили, что именно в это воскресенье они еще не готовы и перенесли срок на неделю позже. А вы свои войска подтянули к передовым окопам и с рассветом вражеская разведка в стереотрубу наблюдала и фиксировала точные координаты ваших оборонительных рубежей. Через неделю по ним будет нанесен точный артудар.
    К Рокоссовскому перед началом немецкого наступления под Курском разведчики привели пленного сапера. Тот сообщил – утром 5 июля начнется наступление, уже снимается заграждение на рубежах атаки. Константин Константинович не бросился в панике к телефону орать в трубку: «Тревога! Тревога!» - войска и так сидели в окопах и ждали немцев. Еще до того, как точная дата атаки стала известна. Уже давно сидели. И охранение выставляли, и наблюдение вели, и боекомплект у них  был в наличии, всё было.
    Информация пленного о точном часе наступления была, конечно, полезна. Только не в вопросе приведения войск Центрального фронта в боевую готовность. Рокоссовский решил рискнуть – нанести артиллерийский удар по рубежам, на которые гипотетически могли выйти войска противника для развертывания атакующих порядков. Ставка разрешила ему рискнуть. Сомнения были в информации от пленного. Немцы могли специально его подсунуть. Рискнули. И до последнего момента не были уверены, что информация точная. Только когда на Воронежском фронте началось, а у Рокоссовского было еще тихо – поняли, что рискнули не зря, снаряды даром не пропали, срок начала атаки был сорван.
     Но это в условиях соприкосновения фронтов! Когда своя разведка боем захватила языка и язык стал давать показания. И то сомневались в этих показаниях до последнего момента, пока они не подтвердились действиями противника.
    Масштаб всего лишь одного из фронтов и драматическая ситуация насчет полученной точной даты начала операции. Константин Константинович ее как драматическую и описывал.
    А теперь представьте не масштаб фронтовой операции, а масштаб обороны ВСЕЙ страны. И на фоне этого масштаба Сталин ждет, когда ему разведка сообщит о точном времени нападения Германии. Ему край как нужна эта дата. А наша разведка только и делает, что занята установлением этой даты. Причем, Сталин даже еще не нарком обороны. Нарком обороны Тимошенко. Но начальник ГРУ информацию разведки направляет Сталину, а не своему прямому начальнику – Тимошенко. Так в нашей историографии это зафиксировано. Как не подлежащий сомнению момент.
    Это всё происходило потому, наверно, что Сталин военным не был. А Семен Константинович был военным, поэтому ему точная дата нападения была неинтересна. Абсолютно неинтересна. Наверно, Семен Константинович так своей разведке и сказал: «Вы мне от этих Зорге разных всякую лабуду не носите. Отправляйте это шпаку Сталину, он читать любит и читает много, по 500 страниц в день, а у меня нет времени на всякую ерунду».
    А 21-го июня Тимошенко со своим начальником Генштаба Жуковым сами прибежали к Сталину с донесением о немецком перебежчике-ефрейторе и стали уговаривать его разрешить поднять войска по тревоге. У Рокоссовского свои разведчики языка взяли и то – сомневались. А тут какой-то перебежчик и начальник Генштаба Жуков, отвечающий за разведку, ни разу не сомневался.
    Для кино эта история – в самый раз. И для рассказов дяди Жоры про его полководческие подвиги. Для реальности – ей нет в реальности места. Потому что в реальности Сталин если бы сразу не уволил без разговоров с их должностей Тимошенко и Жукова, то, хотя бы, начал эту процедуру с вопроса: «Э-э, военные люди, а что, когда немцы начнут переходить границу и завяжется перестрелка с пограничниками Берии, вы не успеете поднять войска по тревоге и вывести их на оборонительные рубежи?»
   На этом вопросе всё и закончилось бы. Этим вопросом можно закончить и всю нашу позорнейшую историографию о начале войны. Понимаете, даже в абсолютно мирное время войска приграничных округов, те из них, которые должны встретить еще абсолютно гипотетический первый удар противника, дислоцируются и живут по распорядку такой боеготовности, при которой они в состоянии успеть подняться по тревоге, выдвинуться к рубежам обороны и приготовиться к отражению наступления врага по расчетному времени, определяемому не с момента получения шифровки от какого-нибудь Зорге, а с момента начала перехода войсками противника границы.
       Картина, знакомая нам по фильмам о начале войны, когда бойцы Красной Армии просыпаются утром 22 июня в казармах, разбуженные взрывами снарядов и бомб между кроватями, к реальности никакого отношения не имеет. Не располагаются казармы частей даже приграничных округов на расстоянии дальности действия артиллерии вероятного противника. Насчет действий авиации противника – а зачем тогда в РККА создавались войска ВНОС?.. Исключения бывают, как в Бресте. Но до Бреста нам еще рано…
     Пока остановимся на том, что только 25 февраля 1956 года стало известно, насколько было важным узнать  точную дату начала войны. До этого дня никто о важности данного вопроса даже не догадывался. Спасибо дорогому Никите Сергеевичу, а то бы так и не узнали…

    Благодарю за поддержку

карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582

Tags: начало войны
Subscribe

Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments