p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Мифология манипуляции. Часть третья.

От себя: автор статьи добросовестно попытался разобраться в писанине Кара-мурзы и также добросовестно запутался. Именно поэтому я всегда и говорю: книга "Манипуляция сознанием" - это еще один вид манипуляции сознанием. Сознательно это Кара-Мурза сделал или нет - значения не имеет (хотя, судя по роду занятий младшего Кара-Мурзы - там подряд), но он написал дерьмо.
Кара-Мурза - яркий представитель антимарксизма, т.е. один из самых отъявленных антисоветчиков, не смотря на его "Советскую цивилизацию". Им воспет СССР времен брежневского троцкизма, СССР уравниловки и серости.





Оригинал взят у anlazz в Мифология манипуляции. Часть третья.
Начало 2000 годов, помимо всего прочего, было ознаменовано резким увеличением количества книг, посвященных случившемуся распаду СССР. Одним из авторов, вошедших в нашу жизнь в это время, был Сергей Георгиевич Кара-Мурза – химик, теоретик и историк науки, а так же специалист по системному анализу. Однако для большинства людей он запомнился другим – а именно, как человек, написавший книги, во многом изменившие наше отношение к советскому времени. Это, прежде всего, «Советская цивилизация» - работа далеко неоднозначная, но, при всем этом, дающая возможность посмотреть на недавнее прошлое с совершенно иной точки зрения (нежели это делалось в 1990 годах). Именно с чтения «Советской цивилизации» многие (и я в том числе) начинали задумываться, настолько ли плох был советский строй, как это представлялось ранее – и следовательно, так ли неизбежно было все, случившееся потом. Причем – что очень важно – книга не столько давало новую информацию, сколько показывала по другому то, что и так было известно (не представляла СССР, к примеру, мощной империей, под властью которой лежал весь мир и т.д.). Что позволяло использовать в «восстановлении картинки» советской жизни свою собственную память, вспоминая по мере чтения, что и как реально было в стране…

Второй известной книгой Сергея Георгиевича, вышедшей в это время, была «Манипуляция сознанием». Ее тоже можно назвать знаковой. Если в «Советской цивилизации» развенчивалось общепринятое на тот момент представление о СССР, как об убогой тоталитарной стране, расположенной между Гулагом и дефицитом, то в «Манипуляции сознанием» автор пытается дать ответ: откуда вообще взялось подобное представление. Как вообще случилось то, что советские люди стали воспринимать свою страну, как филиал Ада – благодаря чему с радостью согласились на пресловутые «реформы»? Как они выбрали вместо существовавшего тогда пусть убогого, но все же обеспечивающего основные потребности «перестроечного социализма» самый что ни на есть дикий капитализм, с перестрелками на улицах, тысячекратным повышением цен и годовыми невыплатами зарплат?

В «Манипуляции сознанием» Сергей Кара-Мурза давал однозначный ответ: советские люди выбрали ельцинизм потому, что попали под влияние манипуляции, осуществленной через СМИ. Эта модель, так же, как и указанная в прошлой части «манипуляционная модель» нацистской Германии, казалась весьма убедительной. Тем более, что тут альтернатив, на первый взгляд, даже не проглядывалось: если отбросить либеральную версию о том, что «жизнь после 1991 года большинства населения улучшилась» (в конце 1990 годов выглядевшая крайне нелепо), то иного объяснения произошедшего найти было трудно. Поэтому в тех кругах, которые старались найти отгадку наступившего «либерализма», манипуляция была объявлена  основной причиной случившегося. Причем, de facto, это было сделано еще до выхода книги Кара-Мурзы, которая стала скорее подведение итогов под данной моделью, нежели ее вводом в общество.

В подобном качестве «Манипуляция сознанием» оказалась весьма кстати: как серьезный и вдумчивый исследователь (занимавшийся до этого достаточно серьезно такой областью, как философия науки), Сергей Георгиевич прекрасно разложил основы «теории манипуляции». Тут нет смысла пересказывать книгу, поскольку вряд ли кто не читал ее (чтение книг С.Г. Кара-Мурзы, есть, ИМХО, необходимый этап для перехода от «либерального постсоветского мышления» к мышлению, как таковому). Можно просто отметить, что автор ее проделал огромную работу, приведя множество примеров манипуляции в позднесоветской и постсоветской жизни, направленных на разрушение советского сознания и формирование сознания постсоветского – начиная со СМИ и заканчивая академической наукой. После прочтения подобной массы информации, в принципе, не должно оставаться сомнений в том, что уничтожение СССР произошло именно благодаря этому.

Надо сказать, что помимо всего прочего, данная книга достаточно высокой «поднимает планку» «манипуляционной» («манипулятивной»?) модели – до этого, например, широко распространено было мнение, что подобной манипуляцией занимаются «жиды» (мифические лица еврейского происхождения) или еще какие-нибудь «международные антирусские силы». Кара-Мурза, разумеется, подобный примитив не только не использует, но вообще лишает сколь-либо значимых оснований. «Жиды» и «всемирный сионизм» в его модели, разумеется, отсутствуют.

* * *

Правда, это же ставит и самый важный вопрос: если не «жиды», то кто же? Действительно, механизм манипуляции, в принципе, ясен. Объект ее так же не вызывает (вроде бы) сомнений – это русский народ. Но кто же тогда является манипулятором? Нет, Сергей Георгиевич называет исполнителей данного процесса, вплоть до конкретных фамилий. Он приводит множество фактов, как тот или иной писатель, журналист, кинорежиссер или ученый осуществляет тот или иной манипуляционный прием. На этом этапе все кажется абсолютно логичным. Но вот дальше, по мере «поднятия» на более высокий системный уровень (а С.Г. Кара-Мурза специалист именно по системному анализу) возникают некие странности. В самом деле: получается, что данные манипуляторы или действовали по собственным желаниям, в собственных интересах. И тогда надо как-то объяснять столь высокую схожесть их действий: ведь понятно, что интересы, скажем, у ученых и кинематографистов разные. Да и вообще: получается, надо считать «перестройку» переворотом, совершенным интеллигенцией? А как же тогда с инженерами и учителями – они так же интеллигенты. Или вести речь о перевороте, совершенной творческой интеллигенцией, как таковой?

Но и подобная трактовка не слишком спасает: вот, скажем, Горбачев и Яковлев ведь не творческие интеллигенты, но к манипуляциям они, однозначно, имеют отношение. Тогда можно считать, что манипуляцию осуществила номенклатура? Или номенклатура в союзе с творческой интеллигенцией? Но как тогда объяснить однозначно антиноменклатурную направленность данного процесса? И, кроме того следует учесть, что конце всего этого Горбачев оказался выброшенным из современной политики, оказавшись на месте жалкого прихлебателя при западном мире. Получается, что данная манипуляция – стратегия очень странная, приведшая своего автора с должности правителя сверхдержавы на должность рекламщика пиццы.

Впрочем,  сам Кара-Мурза не настаивает на советской номенклатуре в виде основного «заказчика», понимая, что данная версия не выглядит особенно убедительной. Но тогда кто же? И вот тут становится ясно, что данная научная версия манипуляционной модели приводит к тем же результатам, что и ее примитивные предшественники. Разумеется, Сергей Георгиевич не заявляет прямо про мировой сионизм, тайное правительство и прочих «жидомасонов». Понятно, что для ученого подобные высказывания являются явным моветоном. Но неявно он все-таки придерживается подобной версии, пускай и в косвенном варианте, постоянно упоминая всевозможных «западников», к которым относит множество людей: от дореволюционных противников славянофилов (от которых и берет само название) начиная с Герцена и заканчивая современными «либералами», наподобие Чубайса. Именно эти люди, по мнению Кара-Мурзы, и являются субъектами манипуляционного процесса, именно они выступают за трансформацию общества к «западному типу».

Однако оказывается, что только на данном уровне остановиться оказывается невозможно. Признавать заказчиками манипуляции исключительно «западников» является не совсем логично, поскольку возникает вопрос: а почему им вдруг понадобилось уничтожение традиционного российского общества? (С чего это вдруг тот же Герцен вдруг решил уничтожить Россию?). И  тут появляется два «пути» решения данного противоречия. Во-первых, можно просто сделать следующий шаг, и объявить, что эти самые «западники» не являлись конечной инстанцией манипуляции, а выполняли «заказ» сил более высокого уровня. Сергей Георгиевич, как ученый, понимает опасность данного направления: поскольку, в итоге все должно прийти к тому самому «мировому правительству», которое является совсем уж очевидным бредом. И все равно – на страницах его книг нет-нет, да появляются пресловутые масоны – известная страшилка всех конспирологов. Просто потому, что они обязаны тут появиться, как не крути…

Конечно, Кара-Мурза постоянно указывает, что его масоны – совсем не то, что «масоны» в писанине какого-нибудь «защитника русского народа», что его масоны – это не тайная всепроникающая сеть с Бафометом на своей вершине. А просто экстериоризация российских западников, старающихся копировать известные западные структуры. Но все равно, «осадочек остается»... Впрочем, и этот «путь» - не является самой главной опасностью, возникающей при принятии «манипуляционной модели». В конце-концов, он довольно легко отфильтровывается: когда в ходе рассуждений появляется «мировое правительство», а уж тем более Бафомет, то становится ясно, что что-то пошло не так.

* * *

Однако попытка обойтись без «масонского заговора» ведет еще дальше. Еще в самом начале книги, до показа конкретных примеров манипуляции перестроечно-постперестроечного периода, Сергей Георгиевич показывает, что массовое применение манипуляции, как таковой, наступило с началом Нового Времени и демонтажем традиционного общества. В качестве же основного барьера, разделяющего «неманипулятивную» и «манипулятивную» эпохи он приводит период Просвещения – период, когда – по мнению Кара-Мурзы – были заложены основные элементы будущего торжества манипуляции. К этому моменту – эпохе Просвещения и связанной с ней Великой Французской Революции – этот автор возвращается неоднократно, даже посвящает этому отдельные научные работы. Более того, именно идею противостояния модерна, порожденного Просвещением, и традиционного общества, с его ярко выраженной сакральностью, Сергей Георгиевич считает главной действующей силой последних двух столетий.

Именно это противостояние неявно и была выбрана в качестве «главного заказчика» манипуляции. Это позволило избежать очевидной опасности скатывания манипуляционной модели к банальной конспирологии – которая, в общем-то, давно уже дискредитировала себя и не выдерживает более-менее серьезной критики. Но одновременно – что поделаешь, диалектика – она же оказывается самым серьезным противоречием в данной теории: действительно, если у манипуляции нет реального заказчика – то может ли она называться манипуляцией, как таковой. Действительно – особенностью данного процесса является именно сознательность действий, разворачивание его по установленной изначально схеме. Если подобного не происходит, то имеет место совершенно иной процесс, который можно назвать «мифофикацией» - формированием мифического представления о мире (разница тут как между обманом и самообманом). Но уж этот процесс связывать с явлением Просвещения нет смысла – он известен с самой глубокой древности.

Более того, именно с Просвещения наступает период завершения господства мифа над массовым сознанием, период поиска альтернативных ему систем миропонимания, в том числе и научного. Разумеется, можно, как тот же Кара-Мурза утверждать, что в основании науки лежат такие же мифологические основания – но это ничего не меняет, поскольку очевидно, что по сравнению с донаучной эпохой научная является очевидным прогрессом, поскольку хотя бы на более высоких уровнях позволяет получать более адекватную реальности модель. На самом деле, ИМХО, Кара-Мурза тут не совсем прав, но это уже другая тема. Однако само представление науки и рационального мышления, как основной причины гибели СССР оказывается весьма странной. Кажется, еще немного, и в конце данного процесса появится тот же Бафомет, от которого Сергей Георгиевич всячески старается уйти. Слава Богу, но в своем стремлении к попытке поставить «сакральное» во главу угла и в своей нелюбви к эпохе просвещения Кара-Мурза оказывается все же ученым, и к «чистой метафизике», наподобие Сергея Ервандовича Кургиняна все же не переходит, не объявляет все случившееся «извечной борьбой света и тьмы». 

В завершении же всего вышесказанного, можно подвести итоги: манипуляционная модель, несмотря на все имеющиеся преимущества (например, имеющиеся доказательства применения методов манипуляции в массовой культуре достаточно достоверны), имеет и значительные недостатки. В частности, она предполагает наличие некоторых «посвященных», имеющих, в отличие от «профанов», реальное представление о действительности и обладающих некими тайными методами, неизвестными остальным. Т.е., мы приходим к той же самой теории «сверхлюдей», что и самые примитивные и наивные представители конспирологии (разве что национальность этих «сверхлюдей» не обозначаема столь явно).

И получается, что мы имеем классическое «доказательство от противного»: следование манипуляционной модели неизбежно приводит к «жидомасонам».  Разумеется, это не означает, что манипуляции не существует вообще – нет, конечно, она есть, и как сказано выше, многие из приводимых в книге примеров взяты из реальной жизни. Более того – подавляющее большинство описываемых в «Манипуляции сознанием» ситуаций являются хорошо известными приемами, используемыми в пропаганде и рекламе. Подобная особенность, кстати, противоречит популярному утверждению о том, что манипуляция сознания представляет собой «тайну, сокрытую от профанов». На самом деле, все гораздо проще: большинство подобных методов представляют собой давно известные приемы, не только попавшие в массу учебников, скажем, по рекламному делу - но и показанные в массе художественных произведений.

* * *

Кстати, именно поэтому чтение «Манипуляции сознанием» оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, конечно, хорошо показано, как и в каких местах осуществляется пресловутая манипуляция. Названы, как сказано выше, не только конкретные примеры, но и конкретные фамилии. А с другой стороны…  А с другой стороны само ее название воспринимается, как некая манипуляция. Кажется, что оно обещает приобщение к неким скрытым от непосвященных тайнам. А в реальности дает перечень давно известных приемов, большинство из которых хорошо всем известно. Но одновременно это знание, вопреки  ожиданию, оказывается бесполезным  в плане защиты от манипуляции  - впрочем, так же, как и в плане возможности ее использовать «в быту». Никаким «великим манипулятором», равным образом, как и «контрманипулятором», прочитав данную книгу, стать не удасться.

В свете вышесказанного это понятно: скажем, учебники по организации рекламы издаются огромными тиражами, соответствующие факультеты открыты в огромном числе вузов – так что дефицита «рекламщиков» вроде быть не должно. Это могло бы означать, что любой продукт путем вышеуказанных манипуляций может быть выведен в лидеры продаж. Однако в реальности все происходит обратным образом: на «вершине» находятся «старые бренды», популярность которых поддерживается достаточно агрессивной рекламной компанией. Или новые, но производимые богатыми фирмами, способными выбрасывать огромные деньги на их продвижение.

Пресловутые «секретные приема маркетинга» и «тайные методы манипуляции», столь хорошо выглядевшие на страницах всевозможных изданий и в программах разного рода семинаров, в данном случае оказываются неспособными соревноваться со старым и испытанным средством – массированной рекламой. Впрочем, то же самое можно сказать и про иные примеры применения манипуляции – такие, как политика. В данном случае достаточно указать на то, что даже в нашей жизни верховодят исключительно «старые» партии – таких, как ЛДПР, КПРФ или даже Яблоко. Про накаченное до предела государственными средствами «ЕДРО» можно даже не вспоминать – его доминирование давно уже превратилось в обыкновенную банальность. Волга впадает в Каспийское море – «Единая Россия» в очередной раз побеждает на выборах. И не следует думать, что дело только в пресловутом административном ресурсе…

Собственно, уже тут становится понятным, что восприятие манипуляции, как универсального метода формирования человеческого общества, является, мягко сказать, слишком оптимистичным. Сама мысль о том, что некими «особыми методами» можно взять, и перестроить под свой лад сознание (не важно, индивидуальное или общественное), представляет собой не что иное, как один из современных мифов. Да и, собственно, не столь уж и современных: один из основоположников идеи манипуляции, Николо Макиавелли, жил полтысячи лет назад. А некоторые из используемых приемов применялись, наверное, еще в древнегреческой демократии… И уже тогда популярной была идея о том, что хороший оратор способен склонить общественное мнение к себе, пользуясь исключительно манипулятивными приемами. Еще  Платон (в «Горгие» устами Сократа) заявлял, что хороший оратор должен внушать веру, а не пользоваться логическими аргументами.

* * *

Появление данного мифа, собственно, закономерно. Он приходит на смену классическому «героическому» мифу, в котором герой, победив то или иное зло, становится царем. Впоследствии данный сюжет превращается в прямую апологетику царя, воспринимаемого, как героя уже на основании своего положения. Т.е. если вначале та или иная личность удостаивалась царских регалий на основании своего «героизма», а теперь считается, что «героизм» (в мифологическом понимании) автоматически переходит на каждого правителя (в христианстве это проявляется через ритуал миропомазания). Именно поэтому история очень долгое время воспринималась, как непрерывная череда «великих деяний» всевозможных коронованных особ – идущих наследниками древних героев (так, все европейские династии, включая Романовых, производили свою родословную от Юлия Цезаря, который, в свою очередь являлся потомком легендарного Энея).

По мере замены монархической формы правления на республиканскую (или значительного «снижения» значения монархов при конституционной форме правления) данный миф становится явно неадекватным. Хотя бы потому, что «богопомазанный» правитель не имеет права стать проигравшим, и его отстранение от власти полностью опровергает указанную выше схему. Однако понятно, что в рамках существующего корпуса мифов наличие явной лакуны (о всезнающих и всемогущих правителях) невозможно. И значит, она должна заполниться – пусть даже и явным «эрзац-мифом» о всемогущих манипуляторах, которые своей волей навязывают массе нужное направления. И пусть «знак» этих манипуляторов полностью противоположен «знаку» царей (цари, как правило, воспринимались несущими благо, а от манипуляторов ждут, в основном, зло) – но сути это не меняет. Мир управляется волей – и не важно, благой или вредной.

Именно поэтому распространение идей о манипуляции, как основе происходящих изменений, свидетельствует о глубоком распространении мифологического восприятия мира. При падении популярности научного. Так что тут Сергей Георгиевич должен быть спокойным – мир отказывается от нелюбимого им наследия Просвещения, научного восприятия, и возвращается к прежним, «сакральным» нормам. Правда, «сакральность» тут оказывается немного не той,  которой хотелось бы: например, в современной мифологии очень много места занимают идеи, наподобие «священной частной собственности» и «свободного рынка». Правда, возникает соблазн признать эту «сакральность» неправильной, навязанной теми самыми манипуляторами (вплоть до мирового правительства), но ровно то же самое можно сделать по отношению к любой мифологической системе. Вплоть до мировых религий – что так же иногда делается. В конце этого пути, соответственно, появляется пресловутый Бафомет – что означает, сами понимаете, что. (Для непонятливых – это аналогично делению на 0 в математике).

Впрочем, рассмотрение генезиса современной мифологической системы требует отдельного разговора, в котором можно было бы рассмотреть порой весьма неожиданные закономерности. Тут же пока хочу отметить, что при всей кажущейся безобидности «манипуляционной модели» (ведь СМИ реально используют указанные приемы – как и использовали их с момента своего появления) , она  влияет на многое. В частности – дает ложную уверенность в том, что посредством некоторых действий легко можно подчинить любого человека своей воле. А уж общество – тем более. Опасность данной уверенности мы можем наблюдать на многих примерах (самый яркий – Украина). Именно поэтому, используя  «манипуляционную модель», необходимо очень хорошо понимать все ее недостатки, и, главное, границы применимости. И уж тем более не рассчитывать на возможность управления сознанием, как на некую «волшебную палочку», способную в любое время помочь своему владельцу. Разочарование будет весьма болезненным… 

Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments