February 20th, 2015

Идеологическая основа

Ликвидация буржуазной общественно-экономической формации в России дело рук пролетариата. Наемные работники города и деревни, не имеющие в собственности средств производства, осознавшие действительность и вступившие в классовую борьбу против буржуазии есть пролетарии. Оргбюро Союза Коммунистов взяло на себя ответственность сделать первые шаги к ближайшей цели объединить разрозненых пролетариев в единую политическую силу - коммунистическую партию с марксистско-ленинско-сталинской идеологией, развитой до сегодняшнего момента.



Лозунг оргбюро Союза Коммунистов: "Создадим коммунистическую партию снизу", т.е. по инициативе масс. Сегодня на постсоветском пространстве нет коммунистических партий. Все те партии, которые носят название "коммунистические", давно таковыми не являются или никогда ими не были. Они отрицают Социалистическую революцию в отдельно взятой стране, являются партиями реформистскими, а не революционными, а значит оппортунистическими, либо их теория догматична и застряла в начале ХХ века, отстала от текущего момента истории. Что и говорить о "коммунистических" партиях, которые извращают марксизм-ленинизм, отрывают Ленина от Сталина, Маркса от Ленина, игнорирует их выводы актуальные и сегодня, привносят в материалистическое учение идеализм, отрицают классовую борьбу и классы вообще. Это предатели коммунистического движения, пособники буржуазии и капитализма. Они отвлекают наемных работников от классовой борьбы, затушевывают классовые противоречия, прививают пролетариям классовый мир с буржуазией.

Collapse )



Buy for 100 tokens
***
...

Легендарная спецоперация. Часть 2. "Карать!" (начало)

ЛЕГЕНДАРНАЯ СПЕЦОПЕРАЦИЯ. Часть 2. (Карать!)
Только выехали с «Рассыпной», примерно часов в 18.00, - мне на пейджер пришло сообщение: «Жду в таможне. Тюпин». Чего это он, на ночь глядя, из Уссурийска примчался? Показал пейджер Решетневу.
- Что-то случилось? – спросил Валерьевич.
- Больше ничего не написано. Приедем – узнаем.
- Вот точно не рюмку чая он с тобой выпить прилетел! Как этот колхоз постоянной боевой готовности уже задрал!
Точно – не рюмку чая. Сергей Владимирович Тюпин, временно откомандированный в Уссурийскую таможню, уже ждал меня в своем кабинете первого заместителя. И встретил он меня не искрящейся улыбкой радости, а со злой подковыркой:
- Здравствуйте, Петр Григорьевич. Проходите, присаживайтесь. Будьте как дома. Не стесняйтесь. Тем более, что Вы человек известный и прославленный. Вам что сделать: кофе? Чаю? С пирожными? Или с конфетой? Чупа-чупс подойдёт?
«Началось. Интересно, где еще какая сука наговнила?» - я был немного уставшим, а в таком состоянии, зная достоверно, что никаких косяков не наделал, в виновато-вежливое выражение морду лица с помощью мимических мышц растягивать был мало способен:
- Что за подколки, Сергей Владимирович? Хотите своим любимым чупа-чупсом со мной поделиться? Так я, в отличие от Вас, эротическими леденцами не увлекаюсь!
Конечно, будь Серега Тюпин просто начальником, а не моим другом, то в дыню мне прилетело бы моментально. Учитывая тот факт, что в его биографии было командование разведротой ВДВ, то дыня могла и треснуть.
- Слышь, любитель журналистики, - Серега аж позеленел от злости: Тебе предстоит еще эротическое шоу! Славы захотел всероссийской, что ли?
«Причем здесь журналистика какая-то и слава всероссийская?». Я реально не догонял чего-то:
-В смысле, Владимирович?
- В смысле, что ты разгласил журналистам сведения о спецоперации ФСБ, в которой принимал участие. Журналисты твою информацию передали по радио и были сорваны оперативно-следственные мероприятия. Ферштейн?
«Опа! Вот это поворот!»
- Ни х… себе наезд! - у меня отвисла челюсть: Это откуда такая информация?
- Ты не звонил журналистам? – Тюпин по моему виду допёр, что приехал он разбираться по какому-то «интересному» поводу: А что за спецоперация была?
Я вкратце рассказал ему, чем сегодня занимался с Решетневым по просьбе начальника отдела ФСБ в Пограничном. Сидели друг напротив друга и смотрели друг на друга глазами по семь копеек.
- Гниды, - Сергей Владимирович сделал голосовое заключение в результате своих размышлений: Просто гниды. Григорьич, звони прямо сейчас Мурашке сам, он в кабинете сидит, ждёт, что я ему доложу. Там уже и Москва, кажется, на ушах.
Тюпин через стол пододвинул ко мне телефонный аппарат ведомственной. Я набрал номер начальника Дальневосточной оперативной таможни.
-Да, - как всегда тихим, приглушенным голосом – Мурашко Сергей Николаевич.
-Товарищ генерал, здравия желаю! Балаев беспокоит.
-Слушаю, Петр Григорьевич. (Вот гад! Слушает он!)
-Сергей Николаевич, только что прибыл в таможню после проведения совместной с ФСБ операции. Тюпин Сергей Владимирович довел до моего сведения, что имеется информации о разглашении мною сведений о проведенном мероприятии в СМИ.
-Ну? - вставил Мурашко, пока я переводил дух после начала доклада: И зачем разгласил?
Он еще и подкалывает!
-Для получения всемирной известности, товарищ генерал! Воспользовался пейджером, так как никаких других способов связи у меня не было с самого начала участия в операции и до прибытия в кабинет к Тюпину Сергею Владимировичу буквально 5 минут назад. Пробовал сначала позвонить со станции «Рассыпная Падь», но по станционному телефону можно связаться только с дежурным по станции и диспетчером, а они отказались передавать приветы журналистам и репортерам. Тогда я позвонил по пейджеру, больше никакого выхода у меня не было!...

Легендарная спецоперация. Часть 2. "Карать!" (продолжение)

- Ладно, Петр Григорьевич, не кипятись там. Ты слышал, что по радио говорили?
- Откуда? Я же докладывал, что только что прибыл в таможню.
- В пять часов в новостях это было.
- В пять часов я еще на «Рассыпной был», около шести оттуда выдвинулись.
-Хорошо. Вот мне срочно справка нужна, подробная по ситуации. ГУБК (Главное Управление по борьбе с контрабандой) ждет её через часа полтора. Ты за час успеешь сделать?
-Так точно, успею, товарищ генерал.
-Давай, работай.
- Ну что, злой? - спросил меня Тюпин, когда я трубку положил.
-Да его ж хрен поймешь. Вроде спокойный.
-Это ты не разговаривал с ним, когда только информация о сливе пошла!
- Владимирович, офигеть просто! Если бы Серега Решетнев не уговорил меня там посидеть, пока эти баулы не найдут, если бы мы вернулись оттуда до того, как по радио передача была – я бы не отмылся! Я ж спешил в отдел!
-Так ты литр «Хеннесси» Валерьевичу должен.
-Я ведро ему должен…

К вечеру следующего дня картинка немного прояснилась. Сотрудниками ФСБ был задержан досмотровик таможни, при попытке выехать в КНР вечерним поездом, прямо из зала таможенного контроля железнодорожного вокзала на станции «Гродеково», уведен конторскими в наручниках еще какой-то российский гражданин. Лезть интересоваться чужой разработкой – таким идиотом я не был, но было понятно, что ни о каком срыве оперативно-следственных мероприятий говорить не приходилось. И ситуация с радиопрограммой развития не получила. Всё закончилось объяснением с Мурашко и направлением справки. Значит, точно следствию ущерб нанесен не был, иначе бы таскали на объяснения с остервенением.
А когда мне рассказали знакомые, которые слышали радиопередачу, что в ней было озвучено, то сначала я даже удивился: а по какому поводу претензии мне были выставлены? Героями были сотрудники ФСБ и контрразведки погранвойск. Об участии таможни в операции вообще не упоминалось. Какая «всероссийская известность»? И причем тогда я?
Но вот когда я связался со знакомыми ребятами из конторы во Владивостоке, из УФСБ по Приморскому краю, и они мне, по дружбе, сказали кто пустил слух о том, что я журналистам слил инфу, стало всё понятно.
Вечером, после рабочего дня, я собрал у себя в кабинете актив оперативно-розыскного отдела, Решетнева и старшего оперуполномоченного по особо важным делам Куклина Сергея Викторовича. Для совещания под бутылочку коньяка с лимончиком. Обсудили ситуацию… (продолжение следует)


Справка:
«В Приморском крае вынесен обвинительный приговор бывшему сотруднику Гродековской таможни Николаю Голышеву, совершившему контрабанду предметов вооружения. Приговором Пограничного районного суда Приморского края бывший ведущий инспектор отдела таможенного оформления и таможенного контроля Гродековской таможни Голышев Николай Александрович признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом «б» части третьей статьи 188 Уголовного кодекса Российской Федерации (контрабанда вооружения, совершённая должностным лицом с использованием своего должностного положения). Предварительным и судебным следствием установлено, что Голышев Н.А., используя своё должностное положение, вступил в преступный сговор с коммерсантами Белошапкиным А.И. и Поповым В.М., обещая им за вознаграждение в сумме одна тысяча долларов США обеспечить контрабанду в Китайскую Народную Республику запасных частей к военному самолёту СУ-27 и вооружения, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу. В июне 2002 года он получил от Попова В.М. для контрабандного перемещения в КНР головку самонаведения «Топаз» ракеты типа «воздух-воздух», а также запасную часть к самолёту МИГ-23 2М. Голышев Н.А. спрятал данные предметы в доме своего родственника, а затем передал машинистам тепловозов, осуществляющих перевозки товаров в КНР, для передачи их китайцам. Однако 17 июня 2002 года контрабанда предметов вооружения была пресечена сотрудниками УФСБ Российской Федерации по Приморскому краю. Суд согласился с мнением государственного обвинения и назначил Голышеву Н.А. наказание в виде шести лет лишения свободы с отбыванием меры наказания в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере трёхсот тысяч рублей. Предварительное расследование и поддержание государственного обвинения по данному делу осуществлялось Приморской транспортной прокуратурой. Остальные соучастники контрабанды предметов вооружения, в том числе военнослужащие, совершившие их хищение, приговорены к различным мерам наказания».