March 2nd, 2015

Будет первая книга о российской таможне. Таможенная кинология. Куском. (продолжение будет)

Таможенная кинология.

Лето 1996 года. Старая шлюха Фортуна кокетливо развернулась ко мне спиной, задрала юбку и захохотала:
- Любуйся эротическим видом, Петр Григорьевич!
Подобной порнографии лучше бы никогда больше не видеть. Удовольствия никакого. Задница Фортуны – зрелище малопривлекательное.
Командиру сразу двух отдельных артиллерийских батарей (у меня в биографии вообще было много почти феноменального и этим буду хвастаться не стесняясь), т.е. мне, зарплату не платили уже 8 месяцев. И всему полку тоже. И почти всей новосделанной Российской Армии. Дома было нечего кушать. Правда, мне еще повезло снять домик с огородом у тещи сослуживца, посадил картошки-огурчиков, но уже к августу картошка была выкопана почти вся- когда нет хлеба, а на службу надо ходить каждый день – этого овоща уходит поразительно много. Тем более, что у нас с женой еще была не мелкая собака – немецкая овчарка по кличке Ганс. Ему для замены мясного рациона картофель нужно было варить ведрами.
Из того, что можно было продать – продано было все. Под метелку. Занимать было не у кого, Фортуна в тот год задирала юбку не только перед моими похотливыми глазами, у нее был аншлаг.
Collapse )
Buy for 100 tokens
***
...

Таможенная кинология (продолжение)

Мне главный кинолог пошел навстречу в плане возраста приобретаемой собаки, правда, с обязательством, что на довольствие пса поставят, когда он будет готов к работе, а до той поры я должен был на свои его кормить. Ладно, это не проблема. Главное, что бы не позориться с собакой, которая попрошайничает активнее, чем наркотики ищет.
Collapse )

Таможенная кинология (продолжение)

-Все на фронт ушли, что ли? – Женька оглядел опустевшую территорию СВХ.
- Да это мы, похоже, вляпались, - все-таки я служил в Гродековской таможне, а в то время таможенный пост «Полтавский» был в её структуре, я лучше ориентировался во всяких местных бандитских замутах: Ты здесь не рисуйся особо, я пойду шухер подниму.
На самом таможенном посту я зашел в кабинет его начальника Петра Гавриловича Афанасьева и проинформировал его об обнаружении с использованием служебной собаки в грузе с кедровыми орехами пока неустановленного товара, здесь же, по телефону начальника поста связался с начальником отдела по борьбе с таможенными правонарушениями Серегой Тюпиным и доложил;
- Сергей Владимирович, 15 минут назад моя собака сработала на фуру, следующую в Китай с грузом кедровых орехов, при осмотре содержимого контейнера обнаружен незадекларированный товар. При этом весь персонал СВХ покинул его территорию непосредственно после того, как этот товар был обнаружен…
-Григорьич, ты там не нарывайся, я еду. Прямо сейчас. Держись там, - бывший десантник среагировал адекватно и быстро.
А чего держаться? За что? Пока никакой угрозы не было. Мы с Фоменко выволокли два мешка с гранулами. Одни похожи были на короткие макаронины, другие какие-то бесформенные. Подошел Петр Гаврилович Афанасьев со свитой своих сотрудников. Начальник поста тоже принял адекватное решение – нужно было срочно определяться, что из себя эти гранулы представляли, были вызваны на пост из Гродековской таможни сотрудники ОТКДРМ (отдел таможенного контроля за делящимися радиоактивными материалами), у них был прибор спектрального анализа-определитель.
Через час на пост прилетел Тюпин на своем личном «Цедрике», судя по времени – км 140 постоянно держал, из его машины вывалился и Андрей Брагин, и два сотрудника охраны с автоматами, да и сам Серега весь был в кобурах-пистолетах.
- Петруха, все бандюки покровские на ушах, - Тюпин редко когда был таким встревоженным: Хер его знает, на что ты напоролся, но тебя вытаскивать отсюда надо.
На СВХ прибежал потный Лебедев, почти в охапку схватил Женьку Фоменко, загрузил в свой служебный Ленд-Ровер его вместе с собакой и укатил, даже не попрощавшись…
Еще примерно через час приехали ТКДРМщики, еще один уазик с вооруженными автоматами сотрудниками отдела охраны. Мужики из ОТКДРМ засунули в свой прибор образцы гранул – палладий. Прикинули на напольных весах – примерно 800 кг. Еще 400 кг сурьмы и другой ерунды. По стоимости – примерно полтонны золота.
Вывезли меня с собакой какими-то партизанскими тропами через нейтралку. Тюпину его источники донесли: бандюки могли кинолога просто шлепнуть по злобе. Слишком на большую сумму влетели.
Ганс сидел, когда мы ехали с Полтавки в багажном отсеке УАЗика, положив морду на спинку заднего сиденья, мне под ухо, телепортировал:
- Ну что, хозяин, а ты боялся… Не ссы, со мной не пропадешь…
Это было самое крупное задержание контрабанды за всю историю Гродековской таможни. Естественно, о моем увольнении Ю.В.Лебедев даже пукнуть не осмелился, и я на него, как на своего начальника по линии кинологической службы, положил сразу с прибором. Через несколько дней я купил щенка кавказской овчарки…

Такого оппозиционного "политика" беречь надо было, как зеницу ока!

Б.Е.Немцов. Исповедь бунтаря.
"Второй случай, связанный с алкоголем, был совсем анекдотичным. Мы с Черномырдиным летали в Индию продавать самолеты. Поскольку самолеты МИГ-29 делали в Нижнем Новгороде, он пригласил в поездку и меня, губернатора. По дороге в Индию в самолете Черномырдин всех предупредил, что Индия – страна грязная, все болеют дизентерией и холерой: «Поэтому, дорогие друзья, вы с утра натощак должны выпивать граммов по двести виски, а потом уже чистить зубы».
Прилетели в Индию. Я там оказался впервые в жизни: все вокруг чужое, антисанитария полная. Резкие, абсолютно чуждые нам запахи, зловоние, мертвые тела в воде. Но в гостиничном номере уже стояла бутылка виски. И каждое утро я, по указанию премьер-министра, выпивал.
На улице стояла жара градусов под 40, и хотя переговоры начинались в 9 часов утра, к этому времени я уже воспринимал мир несколько искаженно: сильно запинался либо что-то говорил невпопад.
Наконец Черномырдин не выдержал:
– Борис, ты почему все время пьяный с девяти утра? Я зачем тебя сюда приглашал? Все понимаю, командировка и так далее, но ведь не с девяти утра напиваться… И кто тебя вообще надоумил «колбасить» с утра? Как ты губернией-то управляешь?
– Виктор Степанович, я вам клянусь, что дома практически не пью. Но вы же мне сами сказали, что надо с утра по двести граммов виски пить натощак.
– Ты что, шуток не понимаешь? – рассмеялся Черномырдин".