March 24th, 2015

logo

Опять про «устаревшего» Маркса

Прочитал на днях статью Андрея Песоцкого «Исчезновение труда«, временами Андрей пишет очень годные тексты, периодически они даже публикуются на любимых Красных Советах, эта статья там к счастью не появилась. Текст глупый и безграмотный, но эти глупость и безграмотность — весьма типичны для современного обывателя, чуть-пачуть пробавившегося марксистскими или околомарксисткими идеями. И мне очень часто приходилось возражать на аргументы, подобные приведённым в тексте. «Марксизм актуален для XIX века, сейчас всё совсем не так»… «Настоящих рабочих сегодня слишком мало»… «Клеркам «Евросети» и кассирам из «Ашана» революция не нужна»… И многие товарищи толком не умеют разоблачать глупость подобных утверждений, потому зачастую попадают во время дискуссий в неловкое и двусмысленное положение. Потому считаю нужным накатать небольшой разбор наиболее типичных положений из текста. Всё равно давно уже в рубрику «левый маразм» ничего не писал. Итак:

Как известно, первая марксистская группа в России называлась “Освобождение труда”. На дворе стоял конец XIX века, тут и там возникали заводы и фабрики. Теперь же возникают лишь офисы и супермаркеты. Парадоксально, но в нынешнее время проблема другая – труд надо не освобождать, а возрождать как таковой.
Классические левые годами бормочут заклинания про “власть – рабочим”, но эти призывы тонут без ответа. Проблема здесь не только в том, что обращаются неправильно, но и в том, что нет слушателя – того, к кому обращены слова. Настоящих рабочих, тех кто работает в цехах и шахтах, от силы наберется несколько миллионов.
Коммунисты пытаются найти выход из этого казуса, утверждая, что под рабочими нынче следует понимать всех, кто продает свой наемный труд. Позиция более грамотная, однако все равно остается какая-то непреодаленная фальшь.

q6710
Collapse )
Автор: remi_meisner
Источник: http://red-sovet.su/post/27609/again-about-the-old-marx

Buy for 100 tokens
***
...

Заговор послов (продолжение)

Большевики во главе с В.И.Лениным мало того, что подстроили «союзникам» и немцам грандиозную бяку, заключив Брестский мир, заставили воюющие стороны молотить друг друга в одиночестве, до окончательного взаимного истощения, так еще и декретов таких напринимали, что английские и французские «предприниматели» просто взбеленились от невиданной еще в мировой истории «наглости»…

О национализации банков
[Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета]
В интересах правильной организации народного хозяйства, в интересах: решительного искоренения банковой спекуляции и всемерного освобождения рабочих, крестьян и всего трудящегося населения от эксплуатации банковым капиталом, и в целях образования подлинно служащего интересам народа и беднейших классов - единого народного банки Российской Республики, ЦИК постановляет:
1. Банковое дело объявляется государственной монополией.
2. Все ныне существующие частные акционерные банки и банкирские конторы объединяются с Государственным банком.
3. Активы и пассивы ликвидируемых предприятий перенимаются Государственным банком.
4. Порядок слияния частных банков с Государственным банком определяется особым декретом.
5. Временное управление делами частных банков передается совету Государственного банка.
6. Интересы мелких вкладчиков будут целиком обеспечены.
Принят на заседании ЦИК 27 (14) декабря (1917 г.)

Если учитывать, что доля иностранного капитала в 1914 году составляла 42,6 % совокупного основного капитала 18 главных акционерных банков России, то это был «кидок» грандиозный!
Эти индейцы… ой! – эти русские посмели бусы, т.е. франки и фунты стерлингов присвоить! Этого большевикам никто бы не простил, само собой разумеется.
Но «индейцам» этого показалось мало. Они справедливо рассудили, раз топор войны зарыт, и вигвамы на Босфоре ставить желание прошло, то с какого это перепуга они должны платить то, что бывший вождь, смещенный курултаем, назанимал у ирокезов?

«
Декрет об аннулировании государственных займов

21 января (3 февраля) 1918 г.



1. Все государственные займы, заключенные правительствами
российских помещиков и российской буржуазии, перечисленные в
особо публикуемом списке, аннулируются (уничтожаются) с 1 декабря
1917 г. Декабрьские купоны названных займов оплате не подлежат.
2. Равным образом аннулируются все гарантии, данные
названными правительствами по займам различных предприятий и
учреждений.
3. Безусловно и без всяких исключений аннулируются все
иностранные займы…».


А к тому времени царское правительство умудрилось занять у своих европейских партнеров примерно на 12 млрд. рублей конвертируемой валюты! Рубль в те годы вряд ли меньше 1000 нынешних стоил, поэтому 12 млрд. умножьте на 1000 и прикиньте размеры «кидалова».
Наверно, если вас не переклинило окончательно на англо-саксонском заговоре, имеющем целью разрушение Российской Империи, то можете представить себе, сколько потеряли капиталисты Англии и Франции в результате русской революции. Такая власть им не упиралась никаким боком. Её надо было свергать. Любым путем.
До заключения Брестского мира большевиков еще терпели, посольства Антанты, конечно, демарш совершили, уехали из Петрограда в Вологду. Но контактеров оставили, мелких сошек посольских вроде Локкарта. Эти мелкие сошки, оставшись без присмотра старших товарищей, решили проявить себя на ниве дипломатии. Брюс Локкарт, Жак Садуль (француз), и Раймонд Робинс (американец), оставшись в Москве за глав миссий, развернули лихорадочную деятельность, направленную на то, что бы убедить свои правительства в необходимости сотрудничества с большевиками против немцев.
Сами послы, сидя в Вологде, на деятельность своих подчиненных смотрели крайне неодобрительно, послы были людьми взрослыми, в политике прожившие большую насыщенную жизнь, поэтому замков на песке не строили, приходилось молодой дипломатической поросли прыгать через головы непосредственного начальства. Американец так разошелся, что его на полном серьезе на родине стали считать большевиком, нахлебался он потом проблем с этим по уши.
Оболганный Стариковым француз Жак Садуль, вообще фортель выкинул - вступил в партию Ленина и в Красную Армию, засыпал письмами общественных и культурных деятелей Франции, в которых клеймил агрессивную по отношению к Советской России политику правительства родной страны… В последующем, когда будем говорить об интервенции, я вам наглядно покажу, какая эта паскуда – Николай Викторович Стариков на примере его лжи о Садуле, которого в 1927 году Советское правительство наградило орденом Красного Знамени.
Локкарт, вообще-то из России выехал в сентябре 1917 года. И только 3 января 1918 года был назначен дипломатическим агентом для связи с Советским правительством, только 11 января поднялся по трапу на борт крейсера, который его доставил к берегам Советской Республики, а принят был Лениным аж 1 марта 1918 года. Не было этого британца у нас во время всех драматических событий, связанных с советско-германскими переговорами. Поэтому написать такое :
«Подведём итог большевистской дипломатии:
— начало переговоров с Германией и подписание соответствующего перемирия привело к приостановке перевозок германских войск на запад;
— ведение консультаций и обсуждений не давало возможности немцам делать это;
— заявление Троцкого привело к тому, что перемирие было расторгнуто, но результатом этого стал обратные перевозки немецких солдат с Запада на Восток!
Брюс Локкарт и Жак Садуль могли уверенно вертеть дырки для орденов на своих
парадных фраках и мундирах» -
мог только Стариков. А не плюнуть автору в глаз, прочтя это утверждение, могли только современные российские «историки», которые почему-то хранят гробовое молчание по поводу вранья организатора «Анти-Майдана». Причина этого молчания не в том ли, что «историки» стоят на точке зрения своей «исторической науки»: чем больше на Ленина навоза вываливается, тем это научнее?
Вся история с британским посланником Локкартом и его подельником Рейли могла бы послужить хорошей основой для сценария убойной кинокомедии, наподобие «Тупой, еще тупее». В первой книге я высказал мысль, что хваленная английская разведка годилась только для деятельности среди диких бедуинов, там, где им противостояли люди с нормальным логическим мышлением, англичане постоянно попадали в комические ситуации в качестве объектов для стёба. ВЧК в 1918 году от души над ними поглумилась.
Узнав в Лондоне о русской революции, о намерении Советов выйти из мировой мясорубки, Брюс Локкарт решил, что настал его звездный час. Он возомнил себя знатоком России и большевизма, убедил премьер-министра Ллойд Джорджа, что с Лениным можно договориться и что он сможет добиться от Совнаркома восстановления Восточного фронта. Ллойд не то чтобы поверил этому молодому прощелыге, но, подумал: чем черт не шутит?! А этот посольский клерк вроде как и язык знает русский, может и правда что выйдет, терять-то всё-равно уже нечего…
Наделили Брюса полномочиями, какие он просил, подчинили ему всю деятельность посольства, всех секретных сотрудников, и отправили в Москву. 12 января этот пижон, отправляясь в командировку, забрался по трапу на борт крейсера «Ямурт», и произнес фразу, которая, как он, наверно, рассчитывал, должны была войти в анналы истории: «Великая авантюра началась!»
Вместо авантюры началась комедия.
В помочь Брюсу выделили «супершпиона» одесского еврея Соломона Розенблюма, известного широкой публике под именем Сиднея Рейли (а вы думали, что он англичанином был?). Этого Соломона английская разведка завербовала еще в самом начале века, что было совсем не трудно: «шпион» был прирожденным авантюристом с криминальными наклонностями, его было на чем «прихватить». Ходили слухи, что в начале своего жизненного пути Розенблюм даже отравил одного богатого пастора, что бы заполучить в жены его вдовушку вместе с наследством. Короче, такой же разведчик, как из коровьей лепешки шницель… Но, так как отморозков среди сотрудников спецслужб Англии было мало, а героев еще меньше, то уговорить настоящих спецов ехать в страну, с правительством которой разорваны дипломатические отношения – проблематично. Шпионы тоже жить хотят, и поэтому всегда как только их контрразведка берет с поличным, сразу заявляют: консула подавайте! Только в присутствии консула говорить буду!
В Москве 1918 года про консула можно было не вякать, консулов не было, поэтому шпион рисковал сгинуть без всяких дипломатических заморочек…
Поэтому за неимением ничего стоящего, агента Сиднея зачислили на службу в МИ-6, присвоили ему звание лейтенанта и отправили на родину предков помогать Локкарту.

Заговор послов (продолжение)

Прибыв в Москву эта «шоколадка «Твикс» сразу побежала в НКИД устанавливать рабочие контакты. Там напоролась на Лёву Троцкого, который приветливо встретил иностранных «туристов». Вот очень стоит прочесть переписку представителя французской военной миссии, большого друга Советской России, Жака Садуля, что бы представить реальную личность Бронштейна! Рекомендую категорически!
Лёва Троцкий, любитель рисануться перед публикой, особенно если эта публика прибыла из просвещенной Европы, изобразил из себя вершителя судеб России в полном соответствии с системой Станиславского, т.е. максимально убедительно. Ходить на работу в комиссариат иностранных дел, в здание бывшего Министерства иностранных дел, Троцкий не очень любил, там сидели противные ему гады – бывшие царские чиновники, а теперь советские служащие, которые за спиной крутили наркоминделу дули и строили рожи. Они этого фигляра раскусили сразу, еще во время саботажа. За Троцкого работал в комиссариате матрос Маркин, с которым бюрократы шутки шутить остерегались. Но перед Совнаркомом нужно было изображать деятельность наркоминдела, иначе без пайка оставили бы, и Троцкий изображал – сутками напролет пудрил мозги Локкарту и Садулю.
Брюс гордился собой и телеграфировал в Лондон об успехах своих дипломатических, принимая всерьез болтовню и дружеское похлопывание по плечу со стороны «льва революции», пока не грянул Брестский мир. Локкарт осознал, что дружеские посиделки с Троцким оказались просто потерянным временем и засуетился, почувствовав, что почва уходит у него из-под ног, миссия была провалена с треском. 1 марта ему удалось пробиться на встречу с Владимиром Ильичом Лениным, но результат встречи оказался печальным – Советы воевать не собирались и не собираются. Ленин, глумясь над незадачливым британцем, пообещал оказывать Германии «пассивное сопротивление».
Это была катастрофа. С этим в Англию возвращаться было нельзя. Чичерин достаточно точно высказался о деятельности Локкарта: ««Мировая война имела своим результатом то, что и те и другие ее участники считали нужным временно жить с Советской республикой в мире или прикидываться желающими с нею мира. Со стороны Англии эта политика выразилась незадолго до заключения Брестского договора в виде посылки в Москву со специальной миссией бывшего генерального консула в Москве Локкарта, который был приверженцем соглашения с нами Англии и который позднее бросился очертя голову в заговоры против советской власти, чтобы искупить в глазах своего правительства свою предшествующую линию по отношению к нам».
Пока Локкарт гробил свой досуг в беседах с Троцким на темы международной политики, Соломон Розенблюм создавал в России агентурную сеть, воспользовавшись тем, что ему правительством Англии была выдана на руки значительная сумма в валюте. Учитывая давнишнее пристрастие этого прохиндея к антиквариату, можно предполагать, сколько было потрачено фунтов на подкуп недовольных Советской властью граждан и сколько – на старинные финтифлюшки из драгоценных металлов. Нет, кое-кого, конечно, Рейли завербовал, он не был настолько глуп, что бы казенные средства, отпущенные на шпионскую деятельность, полностью потратить на свое хобби коллекционера, и убедил Брюса, что сваливать пока из России преждевременно, тем более, что неистраченный остаток денег придётся вернуть в кассу МИ-6… В кассу деньги возвращают только конкретные лохи, а не супершпионы…

Заговор послов (продолжение)

И эти два чудика уговорили власти метрополии оставить их еще на немного в Москве, пообещали организовать свержение власти большевиков в результате заговора. Правительство Великобритании согласилось даже не высылать из Лондона советских дипломатов, опасаясь, что в ответ из Москвы напинают Локкарта.
В начале июля 1918 года вспухнул мятеж левых эсеров, Стариков в своей книге притянул буквально за уши английских шпионов к организации этого мятежа. Но стоит только поинтересоваться личностями лидеров левых эсеров, особенно Марии Спиридоновой, так сразу же станет ясно – там нечего было делать вербовщикам. Спиридонова была просто идейной на всю голову, таких не вербуют, подходить к идейным с «нескромными» предложениями – стопроцентный провал.
Локкарт и Рейли могли приписывать себе какую-то роль в тех событиях, могли даже отчитаться о потраченных на шелковые чулки для революционной фанатички Марии деньгах, но это пусть на их совести будет…
А вот сведения о том, что во время суматохи, связанной с мятежом, Рейли подкатывал к латышским стрелкам с предложением вознаградить их достойно, если они на историческую родину уедут, вполне правдоподобны. Именно потому правдоподобны, что на это мог решиться только английский шпион: предлагать самым преданным революции людям предательство революции. Я представляю, как смеялись чекисты, когда латышские стрелки рассказали им о предложении Рейли.
Николай Викторович пишет: «Прибыв в Москву 7-го мая 1918 года, Рейли почти сразу встретился с двумя высокопоставленными большевиками: управделами Совета народных комиссаров Бонч-Бруевичем и заместителем народного комиссара иностранных дел Караханом. Письмо и обаяние сделали своё дело: уже через три недели Рейли имел документы на имя чекиста Георгия Релинского! Вместо уничтожения заговоров и заговорщиков, ЧК предоставляла им прекрасную «крышу» для свободного осуществления задуманного».
Вот что получается, если ботан-экономист начинает рассуждать об оперативно-розыскной деятельности. Кому мог понторез Сидней демонстрировать свой чекистский мандат? Швейцару перед дверями ресторана? Извозчику, что бы вёз на явку, усерднее нахлестывая коня? Любой оперативник вам скажет, что удостоверение, если вы не являетесь сотрудником спецслужбы, может пригодиться только для развода лохов и больше не для чего. Демонстрировать шпиону этот мандат в любом серьезном государственном учреждении – палево страшное. Даже сегодня, когда удостоверения имеют средства защиты от подделок, палево. Стариков настолько далек от реальной жизни, что не знает элементарного – удостоверение это только информация о том, кем является его предъявитель. Пусть сделает себе корочку полковника ФСБ и попробует заявиться к участковому инспектору полиции с просьбой показать какие-нибудь служебные документы или оказать содействие в каких-то действиях, если мне не верит. Правда, потом придётся в наручниках ему посидеть в «обезьяннике»… Конечно, в ЗАГС можно заявиться с фальшивой корочкой и попросить посмотреть книгу регистрации брачующихся, там женщины может и не догадаются позвонить в отдел кадров конторы, название которой на удостоверении написано, но ЗАГС шпиону зачем, что он там полезного найдёт для себя?
А вот в любую серьезную контору с подделкой не сунешься. Там одному мандату не поверят, справки наведут. И если Рейли действительно взял удостоверение чекиста, то он бараном был вообще запредельным. Понятно, что у него мандат мог быть не липовым, по одной из существующих версий, но в ЧК аккуратно поступали запросы из всех мест, которые этот авантюрист посещал: а служит ли в вашем ведомстве Георгий Релинский? И по этим запросам чекисты даже не отрывая от стульев задниц контролировали шпиона эффективнее, чем с помощью наружки.
Но если Рейли с мандатом от ВЧК выглядит таким же разведчиком, как и Стариков экспертом по шпионам, то в истории с телефоном для Дзержинского он просто вообще запредельный лох. Вернее, лох конкретный, как из анекдота:
-Мама, а чего меня во дворе пацаны лохом называют?
-Да какой же ты лох, сынок?!
-Да говорят – конкретный!
Есть слухи, что литературный и кино- персонаж Джеймс Бонд, якобы срисованный с Рейли, получил погоняло «агент 007» по телефонному номеру 007. Будто бы летом 1918 года Рейли подсунул Дзержинскому автоматический коммутатор фирмы «Белл» на 100 номеров с аппаратами с дисковым набором номеров (вертушкой). Феликс Эдмундович не смог устоять перед импортной блестящей штукой, но один телефон Сидней установил у себя. На этот коммутатор была заведена вся правительственная связь, у Ленина был номер 001, у Дзержинского – 007. А сам коварный английский шпион установил у себя на квартире параллельный с телефоном Феликса Эдмундовича аппарат. И когда кто-то из советского правительства набирал 007, звонил главному чекисту, то звякал телефон и на квартире у Рейли, тому оставалось только снять трубку и слушать все секретные переговоры Дзержинского.
Если история с телефоном правда, то у меня вообще нет слов. А она вполне может быть правдой, если моё мнение об уровне интеллекта английских разведчиков не ошибочно. Мало того, что они обеспечили телефонной связью Совнарком, так еще и получили тонны лапшы на уши в виде дезинформации из аппарата Дзержинского…