April 23rd, 2015

Труп СССР. (из черновика главы) продолжение.

В первой беседе с бригадиршей выяснилось, что уже несколько лет на свиноферме была проблема в запредельном падеже поросят и болезни молодняка. Просто это убивало абсолютно все усилия коллектива. Свиноматки нормальный приплод дают. Но из этого приплода доходит до откормочных групп только треть. А потом в откормочных группах половина начинает поносить, как пионеры, объевшиеся неспелых яблок, падежа еще добавляется, и масса поросят перестает вообще привесы давать, почти не растут и становятся похожими на борзых собак с выступающим бугристым позвоночником. И откармливать их бесполезно. Конечно, я с ходу сделал вывод: на ферме эпидемия паратифа. И давно уже. Поросята, похожие на борзых собак… даже в ветлабораторию не надо пробы отправлять.
А когда я начал мусор выметать из амбулатории и завалы там разгребать (после девушки-фельдшера, которая вообще на работе, оказалось, едва пару часов выдерживала и бежала со свинофермы, как француз на Марне, при приближении ипритового облака…), то понял абсолютно всё. Завалы неиспользованной вакцины. И если бы только паратифозной…
Неделю еще присматривался, а потом попросил бригадиршу производственное совещание собрать.
На совещании женщины (во все бригаде был один мужик – слесарь) сразу начали с крика, что у них массово болеют и дохнут поросята, заработки уже несколько лет держаться низкие, ветеринары свиней не лечат, жаловаться кому-то бесполезно, потому что их самих начинают обвинять в том, что они плохо работают…
Крик стоял!!! Видно было, что баб эта жизнь уже довела до ручки. И от меня они хотели одного – что бы я начал лечить хрюшек.
Удалось перекричать этот базар и объяснить суть проблемы. Всё поголовье нужно было привить от паратифа. Срочно. Это уяснили. Дальше – серьезней. С учетом того, что значительная часть поголовья была заражена, просто одни свиньи являлись носителями инфекции, а другие болели, вакцинация спровоцирует вспышку заболеваемости и увеличит падеж значительно. У супоросных свиноматок возможны массовые аборты. Значит, заработки в ближайшие два месяца вообще упадут. Ситуацию можно удержать только в одном случае: одновременно с вакцинацией, проводить и лечение паратифозной сывороткой заболевших. А заболевших будет очень много.
Значит, мне нужны будут, как минимум 5 человек в помощь ежедневно на полный рабочий день. А в бригаде всего было 16 работниц вместе с бригадиром.
Не построить с таким народом коммунизм – это нужно было ухитриться еще! Женщины поняли всё. Договорились, что за день всё продумают, прикинут, как это сделать, завтра – еще раз соберемся, и уже план составим.
И знаете, что бабы придумали? Да они сами предложили то же самое, что и с доярками у меня было. На время мероприятия забыть о том, что за каждой из них была закреплена отдельная группа поголовья свиней, разделить все операции.
Мы за 10 дней привили все поголовье, причем, работали не больше 8 часов в день. Больше было нереально: у всех дома хозяйство свое было, корову свою доить тоже нужно было когда-то успевать.
И несмотря на то, что я треть бригады вырвал из технологического процесса – укладывались в рабочее время. Я даже не вникал, как они всё поделили, у меня и так все свиньи к концу дня сливались в одну визжащую массу.
И тетки работали так, что бригадирша ходила с открытым ртом, она вообще не понимала, что происходит. То через одну пьяные через день, да еще переругаются друг с другом, а здесь, как комсомолки на ударной стройке.
У нас даже падеж поголовья вырос совсем незначительно. Женщины ухитрялись замечать первые признаки заболевания, сами брали в аптеке сыворотку, рассчитывали дозу по весу животного и кололи.
А через месяц уже выход на свиноматку был не 4 поросенка, как до этого «субботника», а 9, еще через месяц – 11.
Вот как только мы закончили, как только начала бригада работать снова на закрепленных группах - опять пьянки и скандалы друг с другом. Одной показалось, что другая комбикорма больше получает, другой – у нее поросят воруют…
Я был всего лишь практикантом, но понимать начинал, организация труда в животноводстве вступала в прямое противоречие с крупным производством. Вместо объединения людей в один трудовой коллектив – разделение их. Бригады существовали только в умах чиновников Минсельхоза, на самом деле производственный процесс был индивидуализирован.
Но даже идиоту должно быть ясно, что если каждая доярка или свинарка будет отвечать только за свою группу животных, то это рушит весь производственный процесс. И неизбежно люди начинают понимать, что их влияние на конечный результат ничтожно, даже если они каждой корове маникюр будут делать и свиноматкам пятачки помадой красить. Слишком много факторов, независящих от них, этот результат определяет. А люди, ответственные за другие цепочки (кормозаготовители, зоотехники, ветеринары…) напрямую в результате не заинтересованы. Тариф. Оклады.
И вместо социалистического производства получается какая-то пародия на него. Вместо работы на общий результат – упор на индивидуализм. Хозяйства крупные, но только при такой организации разделение труда почти полностью исключается. Один работник выполняет массу технологических операций, что снижает их качество и увеличивает трудовые затраты.
Гибрид буржуазного фермерства с социалистическим предприятием. Только фермер сам отвечает за производство, сам и контролирует его, у него и кнут (безработица) в руках.
А мы, имея преимущество в создании крупного сельскохозяйственного производства, сознательно эти преимущества, которые позволяли запустить полноценный процесс разделения труда, рывком повысить производительность и продуктивность, уничтожали.
И получается, что даже в небольших хозяйствах, какими были сталинские колхозы, работа за трудодни, пресловутые палочки, которые оплачивались по конечному результату, коллектив сплачивала, производительность росла, число сельскохозяйственных рабочих сокращалось постоянно, а выпуск продукции увеличивался.
А в совхозах и колхозах брежневского времени начали расти затраты и дефицит трудовых ресурсов одновременно с укрупнением хозяйств.
Конечно, не было бы столь грандиозной деградации кадров специалистов в советском сельском хозяйстве, организация труда, адекватная крупному производству, была бы продавлена снизу, если бы даже верхи упирались. Но внизу было болото, а верхи сознательно вели дело к развалу.
Buy for 100 tokens
***
...

Мои твиты

  • Чт, 07:30: И Сванидзе был, между прочим, коммунистом! http://t.co/tp1bboatFk
  • Чт, 08:26: А вот за документы - Вам огромное спасибо! http://t.co/cLBx0rbpj5
  • Чт, 08:30: Именно эти сванидзе партию и дискредитировали такими членами. Это их политика была - набрать в партию людей, даже в http://t.co/xx5wYJVTpE
  • Чт, 09:55: А я тоже так считаю. Кавычки забыл поставить. Еще я всегда считал и до сих пор считаю, что в СССР позднего времени http://t.co/c4i7iQxE6s
  • Чт, 09:56: А что в твитах такого было? http://t.co/QNeW8Bfvcj
  • Чт, 14:02: Никакой либерастической пропаганды. Это идея либерастов как раз- партия разложилась. Но вот эта свинарка не могла. http://t.co/oFuDmeoj9D
  • Чт, 14:22: Я бы не стал уж так прямо утверждать, что "ВСЕ". Я потому и выкладываю отрывки, что бы уяснить - в чем я ошибаюсь, http://t.co/y0IH3gJWCl
  • Чт, 14:49: Re: Ленин - еврей? http://t.co/BP7BT2CebS
  • Чт, 14:54: Вот обличать и не думал. Просто пишу о том, что видел. И как всё стремительно менялось к худшему. И в чем я видел http://t.co/GSWqt7xBBt
  • Чт, 15:30: Посмотрим, что получится, когда текст весь готов будет. По отдельным отрывкам выводы не спешите делать. Ну, а тем, http://t.co/0UwlIEnp9J
Collapse )

Труп СССР. (из черновика главы) продолжение.

Конечно, не было бы столь грандиозной деградации кадров специалистов в советском сельском хозяйстве, организация труда, адекватная крупному производству, была бы продавлена снизу, если бы даже верхи упирались. Но внизу было болото, а верхи сознательно вели дело к развалу.
А школьные троечники, которые заканчивали сельскохозяйственные институты, организовать могли только тот крупномасштабный бардак, который царил в совхозах. И свое неумение они оправдывали очень вовремя и удачно подброшенной им идеей о том, что социализм привел к ликвидации крестьянина, как такового, поэтому сделать ничего нельзя пока опять не народятся эти представители рода человеческого. Наши творческие интеллигенты, писатели-древенщики, на крестьянской идее паразитировали, как глисты на организме задрипанной дворняги. Пожалуй, только один Василий Макарович Шукшин в деревенской прозе обошелся без этих мелкобуржуазных соплей.
Перестроечная сельская журналистика подхватила эту мелодию тоскливой песни об ушедшем хозяине-земледельце, чего стоит только многолетняя фермерская песня Юрия Черниченко. Вот вам еще один член КПСС, только «прозревший».
Да только крестьянин, знающий, когда овсы сеять и какое пойло корове замешивать, образ которого рисовали эти деятели, нужен для мелкотоварного производства. Социалистическому крупному хозяйству он подходил так же, как телега с оглоблями для трактора. Совхозам и колхозам необходим специалист, организатор производства и квалифицированный рабочий, а не индивидуалист. И только то, что эти писатели-почвенники усердно тиражировались, да еще обвешивались литературными премиями, являлось веским доказательством – проводится психологическая подготовка народа для поворота к буржуазным реформам на селе, активно пропагандируется крестьянская психология, т.е. психология мелкобуржуазная.
Вместо декларируемого направления по сближению города и деревни, по факту велась работа по их разведению, поэтому и оставляли в хозяйствах архаичные условия организации производства, сохраняющие индивидуалистскую психологию. Животноводческие бригады, по сути, бригадами не являлись. Это были отдельные производственные единицы, не связанные общей деятельностью, просто объединенные под одно руководство. Да и в растениеводстве было то же самое.
Мало того, что такое положение тормозило развитие производства, вело его в технологический тупик, так эта двойственность еще и сказывалось на психологии людей просто разрушительно.
Трагедия советского села (и не только села) разыгрывалась четко, по нотам, умелым дирижером. И заключительным актом явился Закон «О Советском предприятии». Это был акт окончательного убийства. Е. Гайдаром просто было оформлено свидетельство о смерти приговоренного…