June 9th, 2015

Еще немного из будущей книги.

...Но если произошел государственный переворот, и от лица к нему причастных гений кукурузной селекции озвучил задачу историкам переделать то, что раньше было и написать новые книжки, т.е. создать новую, по сути, идеологию, идеологию, которую можно назвать, идеологией легитимизации переворота, то какие задачи должна была решать такая «история»?
Конечно, во-первых, заговорщикам требовалось убедить народ, что они рулят на законных основаниях. Ну, так реабилитанты троцкистов и назвали себя продолжателями дела Ленина и правоверными марксистами. А тех, кого реабилитировали – ленинской гвардией. В архивах, учебниках и литературе соответствующей, навели, как умели и смогли, соответствующий порядок.
Во-вторых, нужно было народу «ненавязчиво» объяснить, если вдруг этот народ станет проявлять недовольство и захочет новых революций, что тогда только хуже будет. Голод, тиф, разруха и «брат на брата». Показать это надо высокохудожественно, всеми средствами пропаганды и агитации. Что бы обязательно Корчагин с температурой выше 40 градусов тащил на горбу две железнодорожные шпалы по грязи, во время пурги, в сапогах с оторванными подметками.
А для контраста – дореволюционная юность Павки в розовом тумане, с книжкой про Овода и смазливой гимназисточкой, которая полюбила юного боксера-пролетария. Помните кино- версию «Как закалялась сталь» с Конкиным в главной роли?
А еще, с прицелом на будущее, под реализацию конечной цели захвата власти, нужно было тоже «ненавязчиво» внушить: большевички-то власть захватили нагло. Вот взяли и захватили! Когда придет время снять маски коммунистов со своих истинных морд приватизаторов – это пригодится. А тех, кто защищал от красных право частной собственности, изобразить… ну, как бы «заблуждающимися», но очень благородными . Поэтому «Адъютант его превосходительства» вроде и про отважного чекиста, но, в тоже время, и про симпатичную барышню и ее папу, «заблудившегося», но очень порядочного генерала. Правда, исполнение роли прототипа этого «папы», если бы он был показан в фильме в соответствии со своим реальным образом, нанесло бы сокрушительный удар по печени актера. Запойным ханыгой был генерал Май-Маевский. И выглядел он не как актер Стржельчик. Выглядел он, как жирный боров. И главной задачей в фильме адьютанта этого превосходительства была бы перекантовка бухого, облеванного хряка в генеральском мундире из кабинета с картами до комнаты с диваном и тазиком у изголовья.
Февральскую революцию так обрулили, что она осталась самой большой загадкой в истории России. И на этом историческом «пустыре» уже после того, как троцкистская КПСС самораспустилась ввиду завершения исполнения замысла по реставрации капитализма, а страну поделили ее члены между собой (или не так? Или Ельцин, Кравчук… и дальше - по республикам – не ее члены?), хорошо угнездились масоны, банкиры Шиффы, английские и немецкие шпионы, сионисты и каббалисты.
Все было готово для того, что бы в нужный момент нанести первый сокрушающий удар по остаткам Советской власти, которая должна была рухнуть, чтобы покончить с «неэффективной» обшенародной собственностью на заводы и месторождения полезных и востребованных у «мирносуществующих» джентльменов ископаемых. Исполнителем был выбран знаменитый режиссер С.Говорухин. Ему верили. Он же про Жеглова и Шарапова кино сделал! (Хотя, никак не могу понять, что в этом кино хорошего? Фильм вообще-то… дурацкий. Он про лоховатых милиционеров, диссидента кухонного и жертву СМЕРШа). Но «Россия, которую мы потеряли» стрельнула удачно. Семя упало на подготовленную, унавоженную почву и проросло.
Потом режиссер стыдился, каялся, но так и не реабилитировался настоящей «Россией, которую мы потеряли». Потому что после этой, если бы она была настоящей, реабилитации, ему бы из бюджета и рубля не дали бы. Потому как, то, что мы потеряли…
Buy for 100 tokens
***
...