July 31st, 2015

Красный террор. Часть 1

Круглый стол. Тема: "Красный террор в советской России". Участвуют: П.Г. Балаев - писатель, автор книги "Анти-Стариков" и М.А. Соркин - член оргбюро Союза коммунистов. Вопросы: Когда и почему начался красный террор? Был ли красный террор направлен против церкви и религий? Белый террор и его иностранные помощники и другие.

Балаев.jpg

Круглый стол разделен на 2 части (35 и 25 минут).



Создадим партию.jpg
Buy for 100 tokens
***
...

Первые наброски книги о К.Е.Ворошилове.

- Здравия желаем, товарищ Первый маршал! – придурковато гаркнули в один голос, вскочив со стульев, С.М.Буденный и С.К.Тимошенко, приветствуя вошедшего в приемную Сталина Ворошилова.
- Вольно, товарищ второй и третий маршалы, - Климент Ефремович, улыбаясь, обнял друзей.
-Тише вы, - зашипел Поскребышев, но сам не смог удержаться от смеха. Слишком комично выглядели Тимошенко и Буденный, шутовски изображая фельдфебельскую радость при виде высокого начальства: Иосиф Виссарионович не один в кабинете.
-А кто там у него? - Климент Ефремович кивнул на дверь кабинета Генерального секретаря.
-Лаврентий Павлович.
-Понятно. А нас чего вызвал?
-Не знаю. Просто распорядился, и всё.
-Темнишь ты, Шурка, может тебе темную и устроить здесь? Как, товарищи маршалы, считаете?
Буденный засмеялся:
-Клим, ты попроси у него лимонада выпить?
-А что такое?
-Ну, попроси.
-Шурка, угости лимонадом.
-Нету. Буденный выпил, - Поскребышев изобразил на лице сожаление.
Два Семена засмеялись.
-А мне сказал, что Тимошенко все вылакал, - Буденный не смог сдержать хохота.
-А мне – что Берия, - Тимошенко вытирал платком выступившие на глазах слезы.
-Ладно. Александр Николаевич, кто-то еще вызван? – спросил у секретаря Ворошилов.
-Только вы.
-Тогда докладывай. Чего ждешь?
-А еще четыре минуты, товарищ Ворошилов.
-Вот крючок. Настоящий бюрократ. Уважаю, - Климент Ефремович присел на край стола секретаря Сталина: Тогда, правда, дай выпить чего-нибудь. Доставай свой лимонад.
-Да нету! Слово пионера! Заказать забыли. Все-таки война, не до того. Воды хотите? - Поскребышев протянул руку к графину.
-Набулькай тогда воды. А про лимонад не забывай. Тем более, что война. Завтра начнут люди с фронтов приезжать, ты их водопроводной здесь отпаивать после ковра у хозяина будешь? Им и так несладко придется. Так что, не забывай, Шурка, про лимонад.
-Исправлюсь, Климент Ефремович. Всё, звоню хозяину, - Поскребышев снял трубку телефона: Товарищ Сталин, «царицынские товарищи» прибыли. Есть.
-Проходите, вас ждут, - секретарь вышел из-за стола и отворил дверь в кабинет Иосифа Виссарионовича.

Хоть и встретил «царицынских товарищей» Сталин как обычно, пожимая руку своими двумя, и улыбаясь своей всегдашней, чуть смущенной улыбкой застенчивого от природы человека, Ворошилов заметил, что друг чем-то явно взбешен и сдерживает в себе это бешенство только силой воли.
-Коба, что случилось? – друзья никогда не считали нужным титуловать друг друга товарищами и фамилиями даже при посторонних. От кого скрывать дружбу? Вся страна знала, что они еще с начала века – не разлей вода.
-Ты, Клим, садись. Садись. Сейчас Лаврентий доложит. Лаврентий, только коротко, в общих чертах. Подробности до товарищей твои подчиненные доведут на местах.
«На местах». Климент Ефремович озадаченно посмотрел на Сталина. «Кажется, я знаю, где эти места будут, …»
- Климент Ефремович, Семен Константинович, Семен Михайлович, по поступающим донесениям из штабов фронта от оперуполномоченных, командование ряда частей Красной Армии уклоняется от оказания немцам сопротивления. Более того, командование ряда частей бросило на произвол судьбы вверенные им войска, а некоторые командиры просто сдались в плен врагу. При полном параде вышли встречать колонны наступающего противника с поднятыми руками. Часть командиров переоделись в гражданскую одежду и покинули расположение частей…, - Берия, как всегда на докладе, говорил, обдумывая каждую фразу.
Сталин поднял руку, останавливая доклад наркома НКВД:
-Лаврентий, этого достаточно. Не продолжай.
Ворошилов увидел, как густо покраснел Тимошенко. Народный комиссар обороны, не поднимая глаз, спросил глухим голосом:
-Случаи не единичные?
-Нет. Не единичные, - ответил Берия. И уточнил: Не массовые, но не единичные. Настораживает не столько даже это – какая война без трусов и предателей? - настораживает другое: по моей информации штабы фронтов о подобных случаях не информируют Генеральный штаб.
-Да, у меня такой информации нет, - Тимошенко встал, вытянул руки по швам: …