October 27th, 2015

Социализм (кратко) Ч.1.

Все споры о том, что привело к реставрации капитализма в СССР, свидетельствуют , что мы до сих пор так толком себе и не представляем сущность той экономической системы, которая в первой половины 20-го века выводила страну в мировые лидеры. И сущность того, что было с этой системой проделано, после чего страна свалилась в реставрацию капитализма. Вернее, ее целенаправленно в эту яму столкнули.
Понимали бы - не купились на мантры о зажравшемся народе, забывшем идеалы коммунизма. Но от нас это понимание скрывали, наглухо закрыв всю информацию о сталинском периоде, кроме выпячивания роли репрессий, а сегодня просто водят за нос, придумав «мобилизационную экономику», т.е. объясняя грандиозный прорыв раннего СССР идиотским «мало кушай – работай больше, бери больше, кидай дальше, пока летит – отдыхай».
Враки всё. Человек – главный фактор экономики. Без его экономической заинтересованности ничего не работает. Единственный вопрос в процентном отношении заинтересованных. Если эти лица - меньшинство, то тогда либо кнут рабовладельца или террор феодала, либо кнут-безработица для стимуляции «интереса» у большинства.
Но пытаться объяснить успехи высокоиндустриальной экономики рабским трудом могут только те, кто без подсказки постороннего всякий раз норовит надеть трусы через голову. А безработицы в Советском Союзе просто не было.
Значит, нормальный экономист, а не пропагандист, который в реальности даже сдачу пересчитать в магазине не может, сделает из высоких темпов роста сталинской экономики единственный вывод – успех был основан на экономической заинтересованности большего числа народа, чем у конкурентов. А единственная экономическая заинтересованность человека может базироваться только на его стремлении к расширенному потреблению. Других стимулов не принудительных для человека не существует. Будь то интерес к приобретению более дорогого костюма или стремление получить для работы не лопату, а научную лабораторию и реализовать свою мечту сделать открытие, которое позволит обеспечить еще большее число людей, фигурально выражаясь, дорогими костюмами – это все стремление к расширенному потреблению на разных уровнях этого потребления.
И все эти стремления каждого отдельного индивидуума в условиях социализма связаны между собой неразрывно. Потому что социализм базируется на одной очень интересной штуке. Базис этот – не сознание высокодуховной личности, а отношение к собственности.
Экономика капиталистическая базируется на частной собственности, т.е. единственными заинтересованными лицами в ней являются сами владельцы и те менеджеры, чиновники, которых владелец берет, фактически, себе в компаньоны, распределяя в их пользу часть своей прибыли посредством высоких зарплат. И единственный интерес частного собственника – в получении максимальной прибыли. Это азбука.
Только многие еще до сих пор не осознают того, что прибыль – это материальные средства, которые из экономики выводятся. Выводятся навсегда. Прибыль – не оборотные средства, которые идут на расширение производства. Это лукавство. Прибыль – это то, что частный собственник просто кладет себе в карман. Потом на аукционе Сотби гнёт пальцы, торгуясь за какую-то мазню, которая и гроша ломанного не стоит, но вбухивает в нее гигантские суммы.
А вывод из экономики средств «в дым» означает сокращение возможности для расширенного производства.
Это первый тормоз экономического роста при капитализме.
Но получить прибыль можно только в условиях товарного оборота. При купле- продаже. И здесь капиталист наступает на грабли, которые лупят его по башке иногда до такой степени, что он с отчаяния шагает из окна своего небоскреба.
Купить товар может, естественно, не сам производитель (собственник средств производства), а его же наемный рабочий, из заработка которого производитель отломил себе кусок в виде прибавочной стоимости, как основную часть прибыли.
И капиталист вынужден, естественно, выдать в кассе своему рабочему средства на покрытие его физиологических потребностей и средства, на которые рабочий купит товар, им же и произведенный, сверх физиологических потребностей. Если рассматривать связь капиталист-рабочий-товар в замкнутом контуре одного предприятия, то получается полная фигня – исчезает вообще возможность получения прибыли. Поэтому производитель стремится расширить круг покупателей своего товара, выскочить за пределы контура. Это и есть рыночная экспансия.
Вот рынок – это основное условие расширенного производства, необходимого для получения прибыли. И расширение рынка уже дает возможность владельцу завода недоплачивать своему рабочему (он уже не единственный покупатель товара), т.е. грабить его напрямую, и грабить потом еще опосредованно, вынуждая покупать товар на расширяющемся рынке. Расширяющийся же рынок позволяет вздувать цену.
Но планета Земля – шарик, а не бесконечная сущность. И рынок не бесконечен. Поэтому на нем идет постоянная грызня, начиная от экономической конкуренции и заканчивая ковровыми бомбардировками экономических соперников. И все равно возможности рынка поглощать товары оказываются то и дело ограниченными. И тогда два выхода – либо снижение цены, т.е. снижение прибыли вплоть до разорения производителя и суицидальных эксцессов, либо уничтожение произведенных товаров и прекращение их дальнейшего производства. А это увольнение рабочих и нищета безработных.
И все это идет непрерывно цикл за циклом. Без остановки. Под мажорные песни о том, что капитализм поумнел и начал применять планирование. Уже на наших глазах «поумневший» начинает довольно браво шагать к новому кризису.
И этого мало. Пока расширение рынка идет быстрыми темпами, есть интерес увеличивать производительность, особенно высокий прирост которой дает механизация и автоматизация. И снижать число работающих за счет этого, компенсируя с лихвой потерю в части прибыли доли абсолютной прибавочной стоимости – относительной прибавочной стоимостью. Есть же потребность в увеличении товарного вала. Но как только наступают пределы заполнения рынка, а это время может длиться десятилетиями, то уже сокращение числа работающих, потенциальных покупателей (безработный не очень-то удобный покупатель), начинает быть значимым фактором, поэтому и развитие автоматизации производства становится фактором сужения рынка. А увеличение числа безработных еще начинает давить на рынок рабочей силы, сбивая на неё цену, и двуногий робот становится экономически выгодней автомата. Научно-технический прогресс останавливается.
Таким образом, прибыль и рынок – это факторы, тормозящие расширенное производство. А прибыль и рынок – это факторы, соответственно, товарного производства, т.е. такого производства, в котором производимый продукт изначально предназначен для продажи, для покупателя. Это цель капиталистического производства – производство товара.
Можете считать, что я что-то нафантазировал. Но тогда уже и опровергайте тезис о том, что возможности рынка сегодня напрямую тормозят промышленный рост.
А дальше будет еще интересней для некоторых любителей рассуждать об «ограниченных ресурсах». Эти тупорылые болваны нажрались какой-то галюциногенной отравы и просто не видят, что НТП даже на современном этапе позволяет закормить все население планеты и завалить ее барахлом. Вы только владельцам концерна «Тойота» скажите, что у них купят все автомобили, какие они смогут выпустить!!! И пингвины в Антарктиде на крузаках ездить будут…
Buy for 100 tokens
***
...

Социализм (кратко) Ч.2

А теперь схема социалистической экономики в ее идеальном виде, при наличии только одной формы собственности (чего даже при Сталине не было) – общенародной, которую часто неправильно называют государственной.
Т.е., собственник (производитель) в наличии. А наемного работника нет. Потому как собственность ОБЩЕНАРОДНАЯ. Сам себя собственник к себе на работу нанять не может. И товара нет. Товар – это продукт, произведенный для продажи. Сам себе производитель продавать не может. Нет товара – нет и рынка. Нет наемного работника, нет товара, нет рынка – нет и отчуждения труда, нет прибавочной стоимости. Все факторы капиталистической экономики выброшены на помойку истории.
Остался только человек с его особенностью биологической природы – расширенным потреблением.
Некоторые товарищи все-таки считают, что отчуждение труда в социалистической экономике присутствует – на бесплатную медицину, образование…
Чушь собачья. Врач и учитель при общенародной собственности – это тоже совладельцы этой собственности. И это участники производства, его цепочки. И продукт производства они потребляют не в обмен на зарплату, которая им отстегивается из доли прибавочной стоимости. Какая к черту прибавочная стоимость, если наемного работника нет?! У них зарплата – эквивалент обмена, по привычке называемый деньгами, обмениваются своим продуктом-услугами на продукты промышленности и сельского хозяйства. А без потребления их услуг никакое производство не возможно. Народ от чумы вымрет и просто два плюс два сложить не сможет.
Место в экономической системе социализма врача и сталевара одно – совладелец и он же производитель.
Разница только в квалификации и в доле личного вклада для производства единицы потребляемой продукции.
И можно прикинуть, как в этой ситуации, при идеальном условии наличия только общенародной собственности, будет работать экономика.
Накладываем на стремление человека к расширенному потреблению заинтересованность человека, как собственника, в расширенном производстве при отсутствии таких тормозящих штуковин, как емкость рынка и извлечение части средств в виде прибыли…
Теперь понятно, почему уже 25 октября 1917 года началась грандиозная паника среди капиталистического окружения Советской России и зачем вся Европа «в гости» в 1941 году пожаловала? Из-за ресурсов в зоне вечной мерзлоты, что ли? Да ресурсов в остальном мире побольше, чем у нас, не в них вопрос.
Просто Ротшильды и Круппы головой думают, а не задницами наших экономистов-пропагандистов. Они понимали, что если этих большевиков оставить в покое, то неминуем грандиозный мировой экономический шухер. Социалистическая экономика сметет всё! Все рынки!
Но существование любой экономики возможно, только если ею кто-то управляет. Капитализм – это хаотичная система управления множеством частных собственников. Там при любом государственном регулировании доля бардака существенна. И основной «управляющий» - рыночный спрос.
Большевики придумали Госплан. Единого управляющего для всего хозяйства. А подчинен Госплан правительству, а правительство формируют народные депутаты. А народных депутатов в системе Советской власти выдвигает (а не предлагают партии) из своей среды народ. И никакого разделения властей. Советского депутата народ спрашивал и за работу правительства, и за работу судей, и за принятые Верховным Советом законы депутат ответственность нес. Депутат Совета от народа оторван не был, прямо в приемной его бы трясли за ворот, если бы Госплан управлял экономикой так, что штанов в магазинах не хватает.
И сюда добавим еще один фактор – классовая борьба. Естественно, классов при только общенародной собственности, в социалистическом государстве нет. Поэтому при Брежневе эту борьбу уроды из КПСС и прекратили. Только умолчали, что классовая борьба пределами одного государства не ограничивается. И это борьба вооруженной бывает только в ее экстремальной форме. Вот классовая борьба с внешним капитализмом в ее экономической форме – процесс постоянный.
Само собой разумеется, эта борьба ведется не за рынки, социализму рынок абсолютно неинтересен. Борьба ведется за человека. Капитализму нужно, чтобы в СССР люди были недовольны социализмом. А социализму, чтобы у буржуев люди были недовольны капитализмом.
Недовольство же людей можно вызвать только разницей в уровне жизни. Свобода излагать свои мысли нецензурными словами на бумаге, петь ртом похабщину на сцене – это ерунда всё. Запретом этого - недовольства не вызовешь.
А вот медицина, образование – значимые штуки. Значимые, но есть еще и автомобили, одежда, дома, еда. Доступность всего этого для покупателя на Западе и потребителя при социализме.
А если ты от борьбы отказываешься, то ты её обязательно проиграешь. Даже если сочинишь Моральный Кодекс Строителя Коммунизма.
Поэтому доступность и качество ковров, машин, видеомагнитофонов, джинс, помады и колготок – это не потакание мещанству, это пули и снаряды в классовой борьбе.
И сегодняшние вопли, что это мещанство – тоже признак ведущейся классовой борьбы. Это уже выстрелы в остатки советского в сознания…

Социализм (кратко) Ч.3

А теперь про то, что понимается под «социальной справедливостью» большинством современных «коммунистов», тоскующих по брежневскому уравнительному раю. И уперто именно это принимающими за социализм. Чтоб всё у всех и поровну. И по фигу им то, что своими глазами они видели, что тем, кто хотел работать и зарабатывать – это не давали делать. А тем, кто ни хрена не хотел работать, только материалы и ресурсы на говно бракованное переводил – платили по тарифу. Чтоб на всё хватало. В понимании «антивещизма». На хрен галстук! – можно обойтись, зато флакон портвейна на обед, в рабочий день.
При Сталине этой халявы не было по определению. Сколько заработал – столько и получи. Мало того, будешь слегка легкомысленно относиться к сохранению и приумножению общенародной собственности – придется перевоспитываться в условиях сурового климатического режима.
Общенародная собственность халявы не терпит. И для любителей халявы есть террор государства, которое стоит на страже интересов того, кому и служит – народу-собственнику. Это капиталист себя защищает безработицей. При социализме для этого УК есть. И это правильно.
Довольно существенно тормозила развитие СССР еще одна форма собственности, существовавшая до 1953 года. Коллективная. Общественная. Если не настоящее проклятие для плановой экономики, то заноза та еще. Это сегодня есть оригиналы, которые видят в ней локомотив какой-то, который типа интересы потребителя снизу учитывает и рынок наполняет табуретками всяких артелей. Я тоже долго так думал, каюсь.
Ерунда это всё. Коллективная собственность давила экономику своим товарным обращением, вносила довольно серьезные диспропорции в денежное обращение, что особенно было неприятно, если понимать, что страна жила только на внутренние накопления. Делали все, что можно, сводя этот бардак к минимуму. И в систему Госплана включили колхозы-артели, и системой внутренних займов – облигаций выводили оттуда лишнюю денежную массу. В общем-то, справлялись.
И еще развивали эту собственность. Поощряли создание артелей. Странно, да?
Да ничего странного, просто исходили из реальной ситуации. Из знания психологии людей, недавно еще бывших зашоренными единоличниками. И нехватки управленческих кадров, нормальных производственных мощностей, жилья в городах, чтобы полукустарчину вывести в нормальное промышленное производство.
Конечно, артелям давали развиваться до уровня крупных предприятий, но с одной целью – дать им дорасти до уровня общенародных.
Колхозы – это просто наглядно. Многие считают, что организация колхозов была ошибкой, совхозы уже в то время показали свое преимущество. Доля истины в этом есть. Только доля.
Но одно дело управлять цехом заводским, где все работники на виду и у начальника цеха, и у друг друга. Да еще они привыкли к совместной деятельности, в основной массе. И бывшими крестьянами разбавлялись только. Даже на новые предприятия приходил костяк рабочего коллектива, да еще и остальные были из тоже бывших крестьян, но которые, как правило, сначала работали на строительстве завода, а потом уже, одновременно проходя обучение, становились к станкам. И то бардака первые годы было – захлебывались в браке!
А в сельском хозяйстве к каждому пастуху еще и надсмотрщика ставить надо было что ли?
Совхозы создавались добровольцами с первых дней Советской власти. Туда приходили уже осознавшие преимущества совместной работы люди. А основная масса крестьянства была элементарно темной и забитой. Те люди не перспективами привыкли мыслить, а категориями: здесь и сейчас, а чего я буду кормить чужую корову?
И это не от генетической тупости было, а сформировано многолетней привычкой.
Нужно было людям дать время и возможность забыть об этих привычках, создав соответствующие условия.
Была ли коллективизация насильственной? А чего юлить – была. Через убеждение, конечно, но добровольно-принудительной. Тем, кто пожелал в единоличниках остаться – мало не показалось, хлебанули они налогов. По справедливости хлебанули. Армия их защищала? Милиция берегла? Медицина лечила? Образование учило? Так за это не только колхозники платить должны были.
Кто виноват, если ты не мог допетрить, что коллективный труд производительней и налоги меньшую долю твоего заработка составят?
А вот новые колхозники моментально осознали, что халявы при социализме не будет. Конечно, сопли о том, что у крестьян землю отобрали – только сопли. Никто у них землю не отбирал, в грузовики не грузил и не увозил. Отобрали только возможность пользоваться государством, которое их защищало, учило и лечило, на халяву, играя на базаре роли маклеров.
И первые годы после коллективизации крестьяне грызли хер вместо репы. Трудные годы были. Голодали местами. Потом очухались и меньше, чем за 10 лет превратились в зажиточных советских колхозников. И то не все и не везде.
Были колхозы-миллионеры и рядом же - голь перекатная. Потому что – социализм. Как потопаешь, так и полопаешь. Тогда тоже было много тех, кто не понимал – а почему об нём, таком советском немещанском патриоте, государство не заботится? Почему его колхоз такой нищий?
Не предполагает социализм уравниловки и «социальной справедливости» в том смысле, что теперь понимают. Там каждый такой же собственник, как и все. И от каждого всё зависит, а не только от пьяницы-председателя, которого равные с ним собственники терпят, как бараны…

Социализм (кратко) Ч.4

А теперь какой вывод из этого следует? Да правильно, в социалистической экономике имущественное расслоение – закономерно. Но оно – трудовое.
Стимулирующее. Поэтому и инженер был инженером, а не просто контролером за технологией. И рабочий был рабочим, а не тупым автоматом на конвейере.
Генетика была лысенковской. А Вавиловы заранее сухари сушили, и на допросах плаксиво каялись, потому что знали, что жрут в три горла, только их прожорливость на урожайности и весе куска хлеба на народном столе не сказывается.
Все во время Сталина жили по-разному. Ученые настоящие и вечные м.н.с, рабочие-стахановцы и синие каждое утро разгильдяи, автор «Тихого Дона» и сочинитель никому не нужной тягомотины, колхозник-ударник и терпила под председателем-вором… И уровень жизни определяла не квартальная премия в десятку рублей. Кратная разница была. Часто многократная.
Потому что нет иного рецепта при социализме, чем стимулирование материальное вклада в общую собственность.
И поэтому советская промышленность выпускала не только велосипеды, но и автомобили, которые по тем временам во всем мире шикарными считались. А по селам ездили с показами Дома моделей, чтобы работницы бригады Паши Ангелиной могли одеться так, чтобы видно было – стахановки идут, а не какие-нибудь задрипанные трактористки.
А чтобы особо недогадливым было понятнее, кто государству рабочих и крестьян ближе и роднее: аскет, все мысли которого во время нарезания резьбы на болт, вертятся вокруг этических проблем в романе «Братья Карамазовы», или рационализатор, который на рабочем месте думает, как придумать, что бы два болта одновременно обрабатывать, рационализатору – орден на грудь! Дополнительно к двойной зарплате.
И механизм Госплана работал, как часы. Поэтому лишних болтов на складах годами не пылилось. Либо новое производство под них открывалось, либо один рабочий переводился на другой участок. Но не на улицу выбрасывался. Для расширенного производства без капиталистических тормозов безработица не существовала.
А если кто в Госплане что-то плохо понимал и начинал корешам по блату лишка ресурсов подбрасывать или план пониже придумывать, то маслина в голову ему прилетала без лишних проволочек. Все-таки власть была народная. И суд тоже был народный. Должность высокая никого не спасала. И Вознесенского не спасла.
Вот поэтому Иосиф Виссарионович уже говорил о близкой перспективе снижения продолжительности рабочего дня до 5 часов. Исполнялась нормальная мечта нормального человека: работать меньше, иметь больше, а в свободное время хобби заниматься, учиться тому, что тебе нравится и полученные знания опять на пользу всему обществу использовать.
Это нормальная мечта. А пахать, как папа Карло, без выходных и отпусков, зарплату складывая в тумбочку, таская на лысине одну кепку, пока она не истлеет – это жизнь, извините, идиота.
Эти идиоты что-то на меня наскакивают, как петухи, что я не хочу учитывать их, как фактор. Они же изначально ущербны умственно, поэтому не понимают, что учет их не нужен. Им просто зарплату не надо платить. И весь учёт. Пусть задарма работают.
Но я что-то таких в жизни не встречал. Маскирующихся под таких знал. Эти крендели были настолько, извините, рукожопоголовые, что им без опасения даже бумажку в мусорку выбросить нельзя доверить. Зато дома женам поют, что они такие работники ценные, только вокруг все гады и карьеристы, по ним ногами ходят.
И особенно им завидно, что какие-то академики будут жить шикарно, да квартиры сыночкам оставят. Неравенство! От этой зависти только желания не появляется почему-то самому академиком стать…


Завтра будет про то, как СССР "рухнул".

Социализм (кратко) Ч.5

И что, эта система прогнила и рухнула? От чего она могла прогнить и рухнуть, если она была заточена под беспрерывное и безграничное развитие? Глупость это.
И причем, что интересно, никакой тайны в гибели СССР нет абсолютно. Всё лежит на видном месте. Вот так всё спрятано мастерски. А нас просто водят за нос по кругу мимо этих фактов многочисленные «историки».
А самая грандиозная их ложь – СССР протянул до 1992 года. Ребята, не застали мы с вами СССР. То государство, в котором мы жили, просто логотип СССР имело. Скоро выйдет моя вторая книга, там об этом написано. Не было оно ни советским, потому что власть была у партии, а не у Советов, ни социалистическим, потому что собственность была не общенародной, а государственной. А общественной, коллективной собственности вообще не существовало.
А погиб СССР в 1953 году. Вместе со своим Вождем. Оба были убиты.
Начнем с того, что нужно четко представлять структуру власти в СССР. Особенно власть партийную. Так исторически сложилось еще при Ленине, (и это было неизбежно в тех условиях, другого пути не было) что партия полностью контролировала всё в стране через своих членов, которые составляли основу вообще всех органов Советской власти. Решения Политбюро были обязательны для любого члена партии, будь он хоть Председателем Совета Министров.
Про Политбюро мы знаем. Только почти гробовая тишина о том, что вообще-то высшим органом власти в КПСС между съездами был Центральный Комитет.
А вот молчат потому, что эта структура «прославилась» тем, что там сидели такие «члены», что уже Ленин неоднократно угрожал им выйти из состава ЦК и призвать рядовых членов партии к войне с ним.
И ЦК постоянно сам себя в таком свинском составе воспроизводил. Несмотря на репрессии и чистки. Убирают секретаря республиканского комитета – а там внизу все кадры, им подобранные, и начинается их выдвижение. Сизифов труд.
Какое-то время путем чисток и репрессий сталинской команде удавалось удерживать численное большинство своих сторонников в ЦК, путем постоянной кропотливой кадровой работы. Но во время войны было не до этого, потом восстановление хозяйства… И упустили ситуацию.
«Ленинградское дело». Это что было, как не попыткой подготовки государственного переворота? И там некоторые члены ЦК были расстреляны.
Уже на 19-м съезде в своем докладе Г.Маленков просто приводил страшные факты о царящем в партийных органах бардаке, фактически озвучивал факты о совершаемых уголовных преступлениях. И пригрозил навести там порядок. И подписал приговор Советской власти этим.
Сталин попытался вернуть себе большинство в ЦК, ввел вместо Политбюро новый партийный орган – Президиум ЦК, и новых людей, своих сторонников в него засунул. Но было уже поздно.
Центральный Комитет КПСС нанес удар по власти. Совершил переворот. Невероятно? Ну, если не знать, насколько мощной была эта структура – Центральный Комитет, то поверить сложно.
Смотрим, что случилось после убийства Иосифа Виссарионовича (то, что его убили, уже отрицать – только издевательские насмешки вызывать). Уже 5 марта Президиум ЦК в его сталинском составе – ликвидирован. Название осталось, но состав вернулся к составу Политбюро. Орган, введенный Сталиным был ликвидирован.
Здесь же Пленум ЦК поручает заштатному секретарю Н.С.Хрущеву сосредоточиться на партийной работе, т.е. фактически назначил «смотрящим». А Пленум – это не какой-то отдельный орган. Пленум – это просто совещание всех членов ЦК.
И в сентябре 1953 года Пленум ЦК назначает Хрущева 1-м секретарем.
Опять Пленум ЦК!
В 1957 году сталинцы делают попытку сместить Хрущева силами Политбюро.
И что интересно, сталинцы возглавляли Правительство, а в вину Никите ставят волюнтаризм в экономике. Т.е. обвинили его в том, в чем вообще-то обвинять Правительство нужно. Вину перекладывали? Это Молотов с Ворошиловым?
Нет, конечно. Просто Правительство уже было не у власти. Оно ничего не решало. Правил страной ЦК во главе с Хрущевым.
И кто попытку сместить Хрущева предотвратил? Да Жуков на военных самолетах свез в Москву членов ЦК со всей страны и они срочно провели Пленум, выбросили вообще из руководства «антипартийную группу».
Опять Пленум ЦК!
1964 год. Н.С.Хрущев свою роль попки на время легитимизации переворота выполнил. Собирается Пленум ЦК и отправляет его на пенсию, назначая Генеральным секретарем Леню Брежнева.
Опять Пленум ЦК!

Смеемся дальше. 1992 год. Кто почти во всех постсоветских республиках становится президентами? Секретари республиканских комитетов! А они все члены ЦК!
«Фамилия» коллективного заговорщика и убийцы СССР в 1953 году как звучала?
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА!



На сегодня пока всё.