October 31st, 2015

"Ворошилов". Из черновика будущей книги.

… Из-под носа у 300-тысячного немецкого корпуса Ворошилов вытягивал с Донбасса 80 эшелонов с особо ценными грузами, материалами, боеприпасами и оборудованием. Немецкое командование лязгало зубами – самое ценное уплывало из рук, в зоне оккупации оставались только предприятия, которые без того оборудования, что успели рабочие загрузить в эвакуируемые эшелоны, запустить было невозможно. В бешенстве был и генерал Краснов, рассчитывавший поживиться боеприпасами и оружием.
Войск у Ворошилова всего было 15 тысяч, в эшелонах находилось еще почти 50 тысяч человек – семьи рабочих. Женщины, дети, старики. Климент Ефремович не мог их оставить, белоказачий террор уже проявил себя на Донбассе. Семьи рабочих-красноармейцев были бы просто вырезаны…
Я не знаю, где и когда проявили свои организаторские и полководческие таланты разные «историки», которые описывали Первого маршала, как туповато-простоватого мужлана. Может, они думают, что сочинять анекдоты, которые некоторыми принимаются за научные исследования, настолько сложное дело, что сочинитель мог бы себя и в должности командующего фронта показать настоящим стратегом и победителем супостата. Только, как говорится: «Если вы все такие умные, то почему строем не ходите?».
Но то, что совершили бойцы 5-ой армии под командованием Климента Ефремовича, у меня в голове не укладывается. Это невозможно было! Потому что предстояло пройти 500 км по территории, занятой противником. Да ведь просто рельсы разберут! Водокачки на станциях повзрывают и - всё! Без воды в паровозе пар получить невозможно. А «кишку» из восьмидесяти поездов на части расчленят и по кускам сожрут. Сзади – немцы, впереди, справа, слева – казачьи части под командованием одних из самых способных царских кавалерийских генералов Мамонтова и Фицхелаурова. Это было самоубийственное решение, если бы…
Климент Ефремович начал эвакуацию с того, что парализовал попытки немцев окружить эшелоны в районе Миллерово. Он в академиях не учился, поэтому не стал напрягаться со стационарной обороной, тратя время на рытье окопов. Тогда бы точно его войска противник связал бы боем на отдельных участках, в слабых местах пробил бы бреши в обороне, и наступила бы катастрофа.
Была выбрана тактика, которую потом в белогвардейских газетах так и будут называть – ворошиловской ударной тактикой. Части 5-ой армии, стали наносить по противнику упреждающие удары, связав немцев своими активными действиями. Попытки обходов ликвидировались контратаками с флангов. И к обороне перешли… сами немцы. А эшелоны ушли через станцию Лихая к станции Белая Калитва.
Здесь противник предпринял отчаянную попытку сломить сопротивление красных, в бой были брошены авиация и броневики. Ворошилов выдвинул в арьергард бронепоезда, которые артиллерийско-пулеметным огнем отогнали немцев.
Снова двинулись вперёд. Уже прямо в белоказачьи районы. Как и следовало ожидать, железная дорога была почти полностью разрушена, на станциях – ни одной целой водокачки. Останавливали движение и ремонтировали. Километр за километром. Станция за станцией.
И бои с казаками. Постоянные. Теперь тактику Ворошилов изменил. Двигающиеся, хоть и медленно, эшелоны защитить просто круговой обороной было нельзя. Войск не хватало, да и окопы – не паровозы, их за собой не потащишь. А на каждой версте рыть новые устать можно слегка. Против казачьей кавалерии использовать «ударную тактику» тоже нельзя было. В маневренности преимущества нет.
Были организованны подвижные усиленные отряды, которые выдвигались к местам возможных ударов белых. Основной задачей стала разведка, выявление скоплений казачьих войск, районов их концентрации.
Командарм часто сам выезжал на разведку. Стремился лично оценить ситуацию. Героев, храбрых людей в истории человечества было много. В отчаянной смелости и на амбразуры бросались, и с гранатами под танки… Это крайнее проявление отваги. Но факты из биографии Первого маршала удивляют другим. Климент Ефремович был, как сейчас выражаются, просто на всю голову отмороженным. Его современники вспоминают, что ему не то, чтобы вообще чувство опасности было несвойственно, просто никто никогда не видел, чтобы он в смертельно опасной ситуации проявлял хоть малейшее беспокойство за свою жизнь. А таких ситуаций было у него в те годы – чуть не каждый день по две.
Уже под Царицыным полустанок, где находился его штабной вагон, был неожиданно атакован крупной казачьей частью. Поднялась паника. Климент Ефремович вышел из вагона, увидел на перроне брошенный пулемет, спокойно лег за него и начал лупить по казакам, прорвавшимся к штабу. Охрана опомнилась, притащили еще пулемет… Атака была отбита, командарм спокойно вернулся в вагон. Как будто ничего и не случилось.
Тогда же, когда он вел армию к Волге, с ним в разведке произошел еще один случай, характерный. Выехал он на рекогносцировку на броневике. Вдвоем с водителем. В одном из хуторов попали в лужу и застряли. Тут как тут казаки. Окружили. Водитель заволновался.
- Сиди тихо, - успокоил его Ворошилов: Жечь не будут. Казаки - народ хозяйственный.
Те и правда начали прикидывать меж себя, как их Мамонтов наградит за такой трофей. Да еще внутри красные командиры должны быть! Собрались буксировать бронетехнику в генеральский штаб.
Привели две пары быков, зацепили за передок и вытащили машину из лужи.
- Теперь заводи, - сказал Ворошилов водителю. Сам из пулемета шарахнул по казакам, быки испугались, оборвали веревки и убежали, перетоптав «трофейщиков». Те, кто попытался догнать… - ну, так не зря же «Ворошиловский стрелок» - это стрелок меткий.
Армия с эшелонами подошла к Дону. И остановилась. Взорван железнодорожный мост через реку. Всё. Казалось бы – приплыли.
Представляете – река Дон. И железнодорожный мост. Представляете – что это такое?
Это не переправа понтонная для телег и полуторок. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ МОСТ. Взорван!
Нормальные люди вылезли бы из вагонов и пошли бы в реке топиться с горя. Ворошилов был ненормальным. Он вызвал к себе, эвакуировавшегося вместе с армией народного комиссара по военным делам Криворожско-Донецкой республики Моисея Рухимовича.
- Моисей Соломонович, ты на техника же учился. Займись восстановлением моста.
- Товарищ Ворошилов! Я же не инженер! Это же технически невозможно, у нас ни материалов, ни специалистов вообще по мостам нет!
- Специалистов, говоришь? А вот тебе специалист – дед Матвиенко. Плотник от бога! Задача ясна? Так иди – выполняй.
Это было бы забойным анекдотом, если бы правдой не было….
Buy for 100 tokens
***
...

"Ворошилов". Из черновика будущей книги.

... А пока дед Матвиенко с Рухимовичем прикидывали, что с этим треклятым мостом делать… Нет, я просто ничего не могу понять в тех событиях. Да, дальнейшее известно. Но каким образом?! Как Климент Ефремович смог из той передряги выпутаться? – я так и не могу толком осознать.
Смотрите – одноколейка. На ней растянулись восемьдесят (80!) эшелонов. В каждом от 30 до 40 вагонов. Гигантская змея. 15 тысяч красноармейцев, большинство – вчерашние рабочие. Самый большой «военспец» - начальник штаба 5-ой армии , друг Ворошилова, Николай Руднев, закончивший в 1916-м году полугодичные курсы прапорщиков.
Уставшие, полуголодные, измученные невообразимо тяжелым переходом люди.
Противник. Генерал-майор А.П. Фицхелауров - потомственный военный, еще в 1900 году закончивший Николаевское кавалерийское училище, в германскую – командир Донского полка.
Генерал К.К.Мамантов - еще более опытный военачальник, аж в 1890 году выпустился из Николаевского кавалерийского, в германскую бригадой командовал.
Так этих двоих мало. Для комплекции – генштабист генерал С.В.Денисов (Николаевская академия Генерального штаба (1908).
По разным подсчетам – от 20 до 30 тысяч войск. Казаки. Как говорится, кадровый состав.
Три генерала, опытные войска, двойное превосходство в силах, превосходство в маневренности даже без вопросов.
Что должно было случиться? Да кранты луганскому слесарю! Амба! Другого исхода быть не могло!
С 16 июня по 2 июля три генерала бились лбами в ворошиловские войска. Бесполезно. Треть своих войск положили.
Как бывший слесарь и прапорщик военного времени могли противостоять трем генералам, да еще имея под командованием необученных рабочих?!
Ворошилов с Рудневым в третий раз изменили тактику. Перешли к стационарной круговой обороне. Выбрали близлежащие господствующие высоты в качестве опорных пунктов, укрепили их 2-3 линиями окопов. И собрали подвижную ударную группу под командованием Николая Руднева, влили в эту группу бронемашины и артиллерию.
Это было какое-то сплошное издевательство над генеральским интеллектом. Почти три недели бесплодных попыток хоть на одном каком-нибудь участке прорваться к эшелонам. Везде их лупили.
И восстанавливали мост. Женщины, дети, старики стаскивали к Дону, шпалы, камни, песок, рельсы, под руководством плотника и недоучивщегося техника ставили временные быки и на них укладывали рельсы.
Ничего подобного просто не было в военной истории. Не зная этого подвига бойцов 5-ой армии, подвига рабочих мы никогда не поймём, почему же песни о Ворошилове сочиняли и пели? Мы и не понимали, почему он легендарным героем считался. «Культ», иттить твою!
Обладатель усов колоссальной длины генерал К.К.Мамантов чуть не плакал от отчаяния. От полной безысходности пошел на невероятный для его честолюбия шаг - послал парламентеров.
Выбрали старейших казаков, выдали им новые штаны с лампасами, навесили на груди георгиевских крестов, чтобы выглядели импозантнее и отправили эту группу с белым флагом в штаб красных.
Парламентеры начали сходу стращать Климента Ефремовича:
- Вы окружены. Положение ваше безнадежно. Сдавайте в целости и сохранности оружие и имущество. За это вам будет милость от господина Мамантова. Отпустит с богом по домам в вашу Совдепию.
Если нет – усих в капусту порубаем!
Ворошилов только смеялся:
-Старики, да если бы ваши генералы могли нас порубить, то на кой черт, они бы со мной, простым рабочим, переговоры вели? Что-то у вас не складно получается. Ступали бы вы отсель подобру-поздорову. И горячий пролетарский привет передайте господину Мамантову. А вам самим должно быть стыдно служить немецкому прихвостню Краснову и его псам. Ведь вы же русские люди!
Парламентеры уныло утопали со своим флагом из простыни.
Через три недели мост был восстановлен! За три недели черт знает из чего поставили быки, проложили по ним рельсы и перегнали за Дон все поезда.
Восстановление железнодорожного моста под руководством техника и плотника!
Последний белоказачий заслон на станции Кривая Музга был сметен двойным ударом войск Ворошилова и Царицынской группы, 5-я армия вошла в будущий Сталинград.
Длилась эта операция 3 месяца.

"Ворошилов". Из черновика будущей книги.

Позднесоветские историки и их современные последователи язвили и продолжают соревноваться в остроумии по поводу ими сами же и выдуманной необразованности Климента Ефремовича. Пересказывают, как военспецы, которыми Троцкий загадил Красную Армию, как голубь балкон своим пометом, за спиной маршала крутили дули: слесарь!
В глаза этому «слесарю» говорить такое было рискованно. Не потому что он был самодуром, скорым на кулачную расправу. Хотя, кулак у него был нормальный, как у слесаря. Челюсть могла треснуть не в одном месте. Просто в образованности с Ворошиловым не им тягаться было. По-настоящему образованный военспец Шапошников, который Троцкого, мягко говоря, пламенно не любил, с маршалом был в очень и очень теплых отношениях. Людям равного интеллекта всегда рядом друг с другом комфортно.
Уж на что Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич интеллектуал из интеллектуалов, но и его при первом знакомстве с Климом, еще совсем молодым парнем, в 1906 году поразила степень развитости рабочего, его начитанность. В воспоминаниях Владимира Дмитриевича - просто удивление этим.
А меня удивляет недооценная его гениальность, как полководца. Сам он был человеком, как и все настоящие люди, скромным, свои подвиги не склонен был расписывать. А вот академикам-генштабистам их высоколобый гонор не позволял в открытую оценить стратегическое дарование своего наркома.
Решение об эвакуации 5-ой армии с оборудованием и стратегическими материалами с Донбасса в Царицын было принято по настоянию К.Е.Ворошилова. Он его буквально продавил.
И изменил весь ход войны. Если внимательно оценить последствия этого решения, то станет ясно, что оно обеспечило победу Советской власти, по крайней мере… Да чего там – по крайней мере?! Спасло Республику.
До прибытия войск Ворошилова в Царицын, Краснов не мог взять город из-за нехватки сил, приходилось дробить войска. Нельзя было беспрепятственно пропустить луганцев. А после прорыва к городу 5-ой армии уже опять не хватало сил против соединившихся красных частей.
Кроме того, из Харькова и Луганска Ворошилов вывез большие запасы военного снаряжения, на которых и держалась оборона Царицына, пока в тылу Советской Республики не заработали оборонные предприятия.
Краснов обломал зубы. Царицын устоял. Белые армии на Волге не соединились в 1918-м году и Республика избежала полной блокады, которая отрезала от неё хлеб из Северо-Кавказских областей.
Не рискни Климент Ефремович с этим отходом и эвакуацией - голод Москве не грозил бы. Голод просто задушил бы её.
Судьба штука мудрая. В годы первой русской революции она свела и сдружила товарища Володю и товарища Арсения.
Товарищ Арсений спас Советскую власть, когда сумел незаметно собрать войсковой кулак на фланге Колчака, и опрокинул тому фронт. Товарищ Володя - прорывом через донские степи украинских сил и эвакуацией снаряжения.
После долгих лет разлуки друзья встретились на врангелевском фронте. Один командовал фронтом, второй Реввоенсоветом ударной армии этого фронта.
Равных им военных талантов в Красной Армии не было. Закономерно, что сменил Фрунзе на посту наркома Обороны Климент Ефремович…