November 12th, 2015

Ворошилов . (из черновика книги).

10 июля 1941г.  Ставкой были образованы три главных командования.  На Северо-Западное направление   назначен Климент Ефремович Ворошилов, и в тот же день он прибыл с небольшим штабом в Ленинград.  Начальником штаба Климент Ефремович взял себе будущего маршала Матвея Васильевича Захарова, которого знал еще по обороне Царицына. Там молодой Захаров командовал артиллерийской батареей.  А в начале войны Матвей Захарович, будучи начальником штаба Одесского военного округа, чуть не пинками заставил своего командующего привести войска округа в боевую готовность.
        На  Северном фронте уже был бардак просто немыслимый.  Командующий  фронтом Маркиан Михайлович Попов обстановкой не владел, ничем не командовал и просто наблюдал, как войска откатываются к Ленинграду.  И уже намечались направления фланговых ударов  танковых дивизий Лееба,  которые могли повлечь за собой окружение и уничтожение частей РККА.  Город мог остаться вообще без прикрытия.
      Маркиан Попов принадлежал к когорте считавших себя несравненными полководцами выпускников Академии Генштаба, еще до войны он прославился тем, что чрезмерно увлекался штабными играми, занимаясь обучением вверенных ему войск, а вот  полевую учебу игнорировал. Теоретик.  Но даже не в этом была беда.
    Отсутствие реального боевого опыта в руководстве крупными войсковыми подразделениями в условиях войны.  Такой опыт был только у бывшего командования Первой Конной  Армии. Когда перед нами трясут словами Сталина, сказанными по итогам финской войны, что нужно забыть о гражданской войне и начинать учиться воевать по-современному, то забывают уточнить, что уже в Гражданскую по-современному воевало одно подразделение – армия Буденного, которая гоняла, как задрипанного пса, войско Пилсудского, подготовленное лучшими европейскими инструкторами.  И не к С.М.Тимошенко,  бывшему комдиву у Буденного, и командующему войсками, разгромивших Маннергейма, эти слова относились, а к массе командиров, которые не имели опыта службы под командованием Буденного и Ворошилова.
    Поэтому и были созданы направления главного командования, и назначены туда С.М.Буденный, С.М.Тимошенко и К.Е.Ворошилов.  С задачей помочь командующим фронтам. Дать им время на учебу в условиях реальной войны. Нужно было помочь командирам преодолеть страх перед немцами, обрести веру в собственные силы и показать, что бить немчуру вполне можно.
     Все трое с этой задачей справились…
       На Северном фронте была особенно тяжелая ситуация – слишком близко был Ленинград к границе. Того пространственного козыря, который имелся у Москвы, не было.  А город потерять было нельзя. Во-первых, там была крупная промышленная база, во-вторых, это сразу открывало еще одно направление немецкого наступления на Москву, и, в-третьих, в корне меняло внешнеполитическую обстановку. Сдача города революции могла вызвать  вопрос  о способности СССР к обороне у потенциальных союзников и потенциальных противников.
    Именно поэтому туда и был направлен самый близкий  Иосифу Виссарионовичу человек, его самый надежный друг.
     Потом, уже после войны, оправдываясь за свое неумение, Маркиан Попов  писал в воспоминаниях, что в первые дни войны он по совету Мерецкова планировал подготовку обороны на рубеже между Псковом и  Ленинградом.  И этому совету внял, потому что Мерецков был бывшим начальником Генерального штаба. Единственное, о чем забыл упомянуть, в начале войны Кирилл Афанасьевич был всего лишь замнаркома по боевой подготовке.  
       Вот за эти «рубежи обороны»,  этим орлам  чудом только головы не поотрывали, кое-кого пристрелили с формулировкой «за халатность», остальным, в том числе и Мерецкову, вправили мозги и под надзором особистов и реввоенсовета отправили на фронт. Зря что ли, их на народные деньги в академиях обучали?!
       Конфликты с командующими направлениями у «академиков» возникли сразу же.  Кирпонос, дошел  до того, что попытавшись подставить Буденного, вляпал свои войска в окружение…
       У Попова подобный номер не прокатил.  Климент Ефремович был намного более жестким человеком, чем Семен Михайлович.  Сразу прибыв в Ленинград, он увидел, что войска просто бегут по направлению к Луге.  Сопротивление немцам не организовывается, части просто уводят на близкий к Ленинграду  рубеж.  А немцы уже наметили отсекающий удар со стороны Северо-Западного фронта.
    И даже подготовка Лужского оборонительного рубежа Поповым велась очень оригинально. В форме обращения за советами к Жданову:  как, вы, товарищ партийный секретарь, думаете, ленинградцы не очень будут волноваться, если мы к Луге драпанем?
Ворошилов немедленно распорядился передать в распоряжение Северо-Западного фронта часть войск Попова – две стрелковые и одну танковую дивизию. И начал готовить немцам сюрприз.  Уже 14 июля по немцам, наступавшим на Новгород,  были одновременно нанесены фланговые удары с севера и юга. В результате под городом Сольцы в окружение попал моторизованный корпус Манштейна,  этот «лучший оперативный ум» вермахта даже о секретной документации своего штаба «забыл», когда в панике бежал из котла.
     Отступление без боя по направлению к Луге сменилось сериями контратак по врагу. Успех под Сольцами дал время подготовить оборону по Лужскому рубежу.  И если до этого темпы наступления немцев составляли порядка 26 км в сутки (а это, по большому счету, уже был почти предел для скорости движения пехотных дивизий в условиях форсированного марша, а не в условиях преодоления сопротивления противника), то уже к августу – около 2 км.  И на каждом километре гитлеровцы умывались кровью. В конце концов, обстановка под  Ленинградом вынудило командование вермахта остановить наступление на Москву и перебросить на помощь Леебу, 15 августа Гитлер дал указание: ««Груп-пе, армий «Центр» дальнейшее наступление на Москву прекратить. Из состава 3-й танковой группы немедленно передать группе армий «Север» один танковый корпус (одну танковую и две моторизованные дивизии), так как наступление там грозит захлебнуться».
      М.М.Попов, кроме «высокообразованности», отличался еще одним качеством:  очень нравился ему зеленый змий. Любил он его страстно.  А что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Этот балагур начал жаловаться, что ему необразованный командующий направлением мешает командовать. У «академиков» было принято за глаза называть Ворошилова – Климом. С намеком – слесарь, ноль в военной науке.
    И пока Климент Ефремович вместо них мотался по фронту, наводя порядок, они в штабах  гундели, нажравшись из рюмок чаю: если бы не Клим, мы бы немцев уже до Берлина прогнали!
     
           Дошло это и до Сталина. 26 августа по прямому проводу, после заслушивания доклада об обстановке, Иосиф Виссарионович задал Попову ехидный вопрос: «Ответьте коротко, Клим  помогает или мешает?»
     Попов промямлил: помогает.  На время притих…

Buy for 100 tokens
***
...

О Ворошилове. Ответ на письма в личку.

На публикуемые отрывки-черновики из книги о К.Е.Ворошилове, которую я сейчас пишу, мне в личку поступают письма о том, что я нафантазировал и приукрасил роль Первого маршала.  Таких писем немного, но они есть. Со ссылками на  известный акт приема-передачи наркомата Обороны,  на решение Политбюро, которое, по всей видимости, сочинил и вбросил Жухрай. А некоторые идиоты его включили в ими же сляпанное ПСС И.В.Сталина.

Так вот, товарищи дорогие, лучшее доказательство того, что Климент Ефремович  никогда ни одно дело, которым занимался, не провалил - материалы 22-го съезда КПСС.  Там на него хрущевская свора всех собак спустила, но единственное, что смогли предъявить - участие в репрессиях. Всё, больше ничего. Ни провала обороны  Ленинграда. ни Волховский фронт, ни финскую....   Еще не успели насочинять фальшивок.

     Уж будьте спокойны, если бы было что, то  на том собачьем съезде, ему  и предъявили. А там звучало только одно:  несмотря на огромные заслуги Ворошилова перед партией и государством, он виноват в репрессиях.  Все выступавшие, как попугаи это долдонили. И никаких "предъяв".




Кстати, еще об одном кавалеристе. Ворошиловце и буденовце.

Ока Городовиков.  Оболган как необразованный калмык-лошадник.    По стандартной схеме: преувеличивал роль кавалерии, не понимал техники и т.п..  

В Первой Конной командовал дивизией. Окончил Академию  им.Фрунзе.  Генерал-полковник. Во время Сталинградской битвы руководил кавалерийскими частями, участвующими в окружении армии Паулюса.

"Поэтому, в современной обстановке, в связи с ростом, как это было на западе, конно-кавалерийских частей, надо полагать, что превосходство будет на той стороне, которая имеет превосходство в воздухе. При этом превосходстве может двигаться любой род войск, драться и выполнять [задачу]. Если же этого превосходства в воздухе нет, то любой род войск двигаться не сможет и не выполнит поставленных задач". (О.И.Городовиков. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940 г.)

Похоже, что кавалеристы были больше авиаторами.  Так-то вот.

А если прочитать доклад С.М.Буденного на том совещании...!!!!