February 17th, 2016

Поймал звезду!

"Народному Комиссару Обороны СССР
Маршалу Советского Cоюза
тов. Ворошилову
Заявление.
Считаю своим долгом партийца доложить следующее:
30 ноября 1937 г. я вместе с тов. Хрулевым А.В. около 14 часов дня отправился в санаторию "Барвиха", где лежит больная его жена. Цель загородной поездки отдых на воздухе и возможность пообедать затем в "Соснах".
Часов около 15 или 16 туда же в "Барвиху" приехал Ваш заместитель маршал Егоров Александр Ильич навестить свою жену Галину Антоновну, находящуюся на излечении. Часов около 18 мы с Хрулевым собрались уезжать, т.к. больным нужно было идти на обед, да и нам время было ехать в "Сосны", чтобы не прозевать обеда. Когда мы эту мысль высказали вслух, то А.И. Егоров заявил, что подождите немного и поедем вместе ко мне обедать. Через часа полтора, т.е. в 7 ч. 30 мин., мы были на даче маршала, и в 20 часов нас пригласили на обед.
За столом были нам незнакомые две пожилых, две средних лет женщины и девочка лет 15-ти. Обед длился не более часа, сопровождаясь незначительной выпивкой и оживленным разговором на разные отвлеченные темы.
После обеда нас маршал Егоров пригласил в биллиардную, где мы, балагуря, смеясь и остроумничая, проиграли втроем до 24.00, когда были приглашены маршалом к столу. Дамы играли за этим же столом в карты, а мы втроем стали ужинать. На столе была одна бутылка красного вина и ситро. Я пил ситро, маршал с т. Хрулевым вино. Мало-помалу разговор, перепрыгивая с одной темы на другую, наконец был твердо направлен маршалом в русло исторических событий гражданской войны и предвоенного периода лета и осени 1917 г. Маршал, говоря о своей персоне, явно старался придать ей особо важное значение в исторических событиях. Говоря о событиях в Киеве осени 1917 г., он в возмущенно-презрительном тоне отзывался не только о Гамарнике, который был в то время в Киеве, но и обо всей киевской большевистской организации, вопрошая, где были тогда эти Горкомы и Губкомы, когда меня полковника вся многотысячная масса солдат и граждане Киева несли на руках по Крещатику до самого вокзала. Где были тогда Гамарники с Губкомом и Горкомом, когда на митингах выступая меньшевик… требовал моей и Крыленко казни? Они все попрятались, Крыленко скрылся и был где-то в Чернобыльском округе арестован, а я, левый эсер!, оставшись лицо к лицу с многотысячной массой, добился ее расположения к себе и к власти Советов, и она меня (масса) несла по всему городу на руках.
Это противопоставление себя Губкому и Горкому, это яканье и самолюбование невольно по своей театральности напоминало "торжественный въезд" Корнилова в Москву на Совещание.
Возбуждаясь с каждым стаканом вина все больше и рисуя последующие картины триумфальных его побед над массой, которой он всегда говорил речи в стиле приказов, маршал перешел к событиям под Царицыном и на Южном фронте, продолжая в том же возбужденном тоне рисовать картины необычайной смелости мысли и действия. Дальше, почти крича, стал уже возмущенно доказывать, что после гражданской войны, после столь блестящих побед на Южном фронте по разгрому Деникина, по созданию 1-й Конной армии (которую он, по существу, создал еще под Царицыном), по разгрому белополяков, по тем действиям, которыми могут и должны гордиться вся страна и партия, а между тем его Фрунзе в свое время сплавил в Китай, отнесся к нему весьма и весьма несправедливо, отдали его в Китае в подчинение Карахана, а когда он благодаря своей настойчивости перед ЦК вырвался из Китая, то ничего не нашли лучшего, как использовать его, Егорова, на промышленности. Я это считал и считаю, подчеркивающе заявил маршал, было величайшим издевательством над собой со стороны Фрунзе.
Переходя затем к последующему периоду и вспоминая ряд незаслуженных обид, нанесенных ему Фрунзе, он в возмущенном и непочтительном тоне отзывался о Фрунзе, противопоставляя его действия на других фронтах гражданской войны с действиями Фрунзе, и они рисовались как малозначащие, посредственные и не главные, не решающие.
Из этого всего можно было вынести совершенно определенное заключение, что Фрунзе зря был раздут в государственную величину, а Егоров умышленно отодвигался на задний план, затирался и всячески третировался.
В исторических работах, статьях, изобразительном искусстве всегда, везде и всюду умышленно нарочито замалчивалось, затиралось имя Егорова и, переходя все в более возмущенное состояние, маршал прямо заявил: "Разве Вы не знаете, что когда речь заходит о гражданской войне, то все везде и всюду кричат до хрипоты, что все сделали Сталин и Ворошилов, а где же я был, почему не говорят обо мне?! Почему борьба под Царицыном, создание Конной армии, разгром Деникина и белополяков приписывается только Сталину и Ворошилову. Это смешно, глупо и позорно! Да, да позорно, возмущенно крича, повторял маршал, особенно подчеркивая, что на Западе все смеются, когда слышат, читают и видят отображенное в литературе, живописи, в искусстве. Возьмите картину "Приезд Сталина в 1-ю Конную армию". Разве там был один Сталин, разве не было там командующего, а почему меня нет рядом со Сталиным!? Ведь это же позор, кто же разрабатывал, кто руководил всеми операциями. Разве один Сталин, а почему же меня нет рядом со Сталиным, кричал маршал.
Мы с тов. Хрулевым всячески успокаивали, спорили, доказывали, что смешно не то, что Вы говорите, и позорно не то, о чем Вы говорите, а то, что Вы недовольны своим положением и что маршальское звание Вас не устраивает.
Маршальское звание это пустой звук, это ерунда, когда об этом маршале забывают, замалчивают. Разве я сделал меньше Блюхера или Буденного и других. Однако об них пишут, их портреты везде и всюду печатаются, а меня умышленно сознательно глупо на протяжении всего времени замалчивают.
Недавно, - продолжая в том же возмущенном тоне, заявил маршал, - были напечатаны портреты в "Красной звезде" всех командующих, в том числе маршалов Блюхера, Буденного, а моего портрета не оказалось. Это, конечно, так же как и все в этом вопросе не случайно. Я приказал моему порученцу позвонить в редакцию "Красной звезды" и спросить, что есть у них мой портрет или нет? И только после этого на другой день был напечатан мой портрет. И все в том же духе и в том же тоне маршал Егоров вел два часа разговор, временами возмущаясь так, что абсолютно забывал не только грани приличия, но прямо делал раздраженные выпады и открытое недовольство тов. Фрунзе, тов. Сталиным и Вами.
Мы с тов. Хрулевым оспаривали неправильные, явно враждебные, выпады и глубоко возмущенное недовольство, чем Егоров еще более становился недовольным, а когда мы поднялись из-за стола и стали уходить, он, как бы спохватившись и желая сгладить произведенное на нас впечатление, стал задерживать нас. Когда мы все же стали уходить, он загородил в коридоре выходную дверь и не выпускал нас до трех часов утра, стараясь всячески замазать то, что он говорил. Стал поносить Федько и восхвалять Дыбенко, стал доказывать, что верных людей есть очень мало, что он считает верными только тт. Сталина, Ворошилова, Молотова, Буденного, Егорова, Щаденко и Хрулева, а остальные это сплошное сомнение. Это он повторял несколько раз. А когда я, возражая, дважды поставил в упор вопрос, а как же с Кагановичем, Вы явно забываете Кагановича и других членов П.Б., а нас с Хрулевым приплетаете некстати. Маршал заявил, что он имеет в виду только военную линию, а не партийную. Делясь после впечатлением от слышанного нами, мы с т. Хрулевым пришли к выводу, что, во-первых, у Егорова глубоко сидит старый эсер, рассматривающий исторические события с точки зрения не классовой борьбы, а борьбы личностей, явно переоценивая свою личность в исторических событиях. Во-вторых, Егоров внутренне глубоко недоволен политикой замалчивания личностей и особенно его личности, в-третьих, для него товарищи Фрунзе, Сталин, Ворошилов не являются ни авторитетами, ни уважаемыми товарищами. Скорее наоборот, и, в-четвертых, это то, что он, по существу, резко враждебен всей той политике, которая проводилась и проводится в отношении его личности, его ли только?..
Мы также твердо пришли к выводу, что если в нашем присутствии (комиссаров-большевиков) Егоров позволяет такие возмутительные разговоры и так резко выявлять недовольство своим историческим и прочим положением, то как же он говорит в кругу своих близких друзей, как Дыбенко, Буденный и другие. Считая это недопустимым со всех точек зрения, я решил Вас поставить об этом в известность как устно, так и письменно.
Щаденко 5/ХII 37".
Buy for 100 tokens
***
...

Б.М. Пономарёв. О положении России, русского народа и позициях КПРФ. часть 1

Образец "коммуниста".  Горячее сердце и полная каша в голове.   И абсолютное незнание марксизма-ленинизма-сталинизма,  одна карамурзятина.

И  высокомерно-презрительное отношение к народу: "Поколение выросшее во лжи, нравственном духовном одичании и растлении. Никому и ничему не верящее, кроме обладания деньгами и властью. Которых воспитали по принципам: «нет ничего, что нельзя купить» и «всё продаётся и всё покупается».

Такие горячие сердца с бараньей головой  могут всю коммунистическую идею добить окончательно.


Оригинал взят у cc_300 в Б.М. Пономарёв. О положении России, русского народа и позициях КПРФ. часть 1


Данный материал был изначально направлен автором руководству партии. Б.М. Пономарёв - известный в КПРФ идеологический руководитель региональной её организации, на протяжении длительного времени - секретарь Калиниградского обкома партии, полковник в отставке. [Текст статьи, не имевший в оригинале названия, озаглавлен нашей редакцией.]. – Ред.

Практически 20-летнее активное участие в работе КПРФ, не говоря о КПСС (с 1965 года), в нескончаемой и выматывающей череде выборов всех уровней, митингов, пленумов, внутрипартийных «разборок», встреч и дискуссий с людьми из различных слоёв населения, осмысления взлётов и падений России, особенно в 20-м и 21-м веках, попытка ещё раз достучаться до «верхов» партии — вот что движет моим письмом к вам. [Товарищам Зюганову Г.А., Рашкину В.Ф., Никитину В.С., Арефьеву Н.В. - ред.] Меня беспокоит прежде всего судьба партии, усиливающийся процесс старения партийных организаций. Партия может затеряться на фоне «борьбы с санкциями», великодержавными и патриотическими находками режима. Мы всё больше оказываемся в положении догоняющих. Мы «ЗА!» - присоединение Крыма, помощи Донбассу, в борьбе с терроризмом, военной акции в Сирии. И скорость появления таких вводных, так нужных Кремлю, очевидно, будет нарастать. «Записные», т. е. не слезающие с экрана ТВ «патриоты» перефразировали известное выражение: «у России нет союзников, кроме армии и флота», добавив - «и воздушно-космических сил». Подразумевается, что в самой РФ всё хорошо, как никогда. И если что, то пойдём, как в былые времена «ломить стеной». Во всяком случае мантра о единстве - становится довлеющей.

Продолжается прямая дискредитация партии как части управляемой системной оппозиции. Власть уже сделала вывод по последним выборам, что в России сложилась зрелая политическая система. Надо понимать, что, мол, КПРФ знает и понимает отведённое пока ей второе место. Не случайно с каждой выборной кампанией всё меньше желающих голосовать. Нет смысла. Как местные «гауляйтеры» делают нужный процент — знают все. Одновременно не виден рост интереса к нам. Мы остаёмся на процентах, постоянно голосующих за нас. А этого, естественно, явно мало. При том, что мы заметно добавили наше присутствие в СМИ.
Мы, в силу ряда причин, пока не нашли подходов для главной, пока пассивной возрастной группы населения от 25 до 50 лет. Которая не верит на слово никому и ничему. Мы, в отличии от власти, не нашли то, что «зацепляет», то главное звено, потянув за которою можно вытянуть всю цепь. А они — нашли. «Зацепили» властью денег. Возможностью быстро сделать большие деньги. Не «горбатиться» на производстве, в поле, в школе, за кульманом и так далее «за гроши», а сразу в «дамки». Вот на этом «крючке» голливудской мечты продолжают пока «висеть», теряя сознание, но надеясь выкарабкаться.
Нам важно, как нас будут оценивать: политической силой, про которую говорят: «за одного битого — двух небитых дают» или «они ничего не забыли и ничему не научились».
Посмотрим, где мы оказались, что и кто окружает нас, насколько мы знаем общество вокруг нас? В целом, определять основной состав населения страны, задавать основной тон в ней, всё больше будут те, кто сформировался при этом режиме, включая «перестройку». На перекодировку которых все эти 25 лет работают безо всяких финансовых, нравственных, правовых и прочих ограничений вся мощь СМИ, школы, средние и высшие учебные заведения, сотни социологических, политологических и прочих центров, академий и т. д. Поколение выросшее во лжи, нравственном духовном одичании и растлении. Никому и ничему не верящее, кроме обладания деньгами и властью. Которых воспитали по принципам: «нет ничего, что нельзя купить» и «всё продаётся и всё покупается». Как показало шествие «Бессмертного полка» - режиму пока не удалось в полном объёме сделать всех «Иванами, не помнящих родства». Но одновременно вряд ли эти 12 млн человек вспомнили о составляющих великой Победы, оценили по достоинству фарс с фанерной стеной вокруг мавзолея В. И. Ленина.
Специалисты отмечают, что российское общество серьёзно нравственно и психологически больно (до 1\3 населения требуется квалифицированная психологическая помощь). По данным Центра им. Сербского, с 1990 по 2010 гг покончили с собой 800 тыс. человек.
Имеющаяся даже официальная статистика по РФ: лидерство по самоубийствам, бытовому насилию над детьми, количеству социальных сирот, погибших в различных «разборках» (до 100 тыс чел.), по потреблению наркотиков, алкоголя, табака, разводам (до 70%), абортам (ок. 1 млн младенцев) — подтверждает это.
Collapse )



http://www.za-nauku.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=10311&Itemid=35

Ворошилов . (из черновика книги).

Уникальность Ворошилова-революционера состояла не только в том, что у него  биография вылетала вообще за рамки, из таких низов, из самого дна общества никто из известных более-менее революционеров не поднимался.   Где-то рядом – Лазарь Каганович, но и то  положение ремесленника-частника, отца Лазаря Моисеевича, и безземельного батрака Ворошилова сравнивать даже близко нельзя.  
    Удивительно то, что простой рабочий самостоятельно нашел путь к марксизму и самостоятельно создал рабочий  социал-демократический кружок.  Один из первых в России.   В центре страны рабочее движение уже начинало оформляться, но до Луганска пока  даже эхо не докатывалось.   Во всех промышленных центрах  созданием этих кружков занималась революционная разночинная интеллигенция,  даже Сталин с его почти законченным семинарским образованием  к этой интеллигенции относился.  Но в Луганске всё произошло  наоборот.  Рабочий втянул в марксистскую деятельность местную интеллигенцию. В 1898 году на завод поступил работать формовщиком  ростовчанин  Иван Алексеевич Галушко,  был он намного старше Клима и его друзей, и уже имел  опыт общения и знакомства в Ростове с кем-то из социал-демократов.  Во время перерывов на работе и после работы, в общем бараке,  он начал заводить разговоры с парнями о положении рабочего класса.  Клим сразу эту самодеятельность, которая  грозила тем, что их за такие беседы всех скопом вышвырнули бы из завода, прекратил, на заводе и в бараке полно было полицейских шпиков:
- Собираться будем в школе, после репетиций.  И места больше, и другим тоже интересно будет послушать.
      Галушко высказал опасение насчет учителей, можно ли им доверять.  Ворошилов заверил:
-Народ надежный, не сомневайся.
     Знаете, я вот могу понять, почему вся заводская молодежь смотрела в рот Ворошилову.  Всё-таки в среде едва умеющих читать и писать парней,  персонаж, который прочел всего Гоголя,  Достоевского, Диккенса, рассуждающий об учении Дарвина, пересказывающий книгу Реклю «Земля»,  заводским электрикам объясняющий закон Ома -  это  запредельный авторитет.  А если он еще и не просто сверстник, но и почти самый молодой!  Да еще и не из господского сословия, а такой же работяга!   Под гармошку вместе со всеми песни орет по праздникам, да за себя постоять может…
  Это вам не вундеркинд-очкарик,   это вожак.   Стеньке Разину до него далековато по авторитетности.  Недаром полиция так зорко присматривала за молодым Климом.
    Ладно, это понятно.   Но у меня в голове не вмещается другое:  он же еще и учительским обществом Луганска вертел, как хотел!  Он и там верховодил!  Там-то люди для того времени были очень образованные!
     А самое главное,  не падайте только,   лет всего Климу было – СЕМНАДЦАТЬ!  Два класса образования школьного и семнадцать лет!
   Конечно, театр самодеятельный, которым Ворошилов руководил,  позволял хоть небольшие копейки, но давать учителям для поддержания штанов,  но  одно дело копейки, а другое дело вовлечение в нелегальную деятельность.  С использованием служебного помещения школы.
     Учителя безропотно его условия приняли и школа стала центром подпольной  деятельности рабочих.  Которая скоро уже стала социал-демократической.  Как-то у знакомых учителей Клим увидел журналы «Русское богатство» и «Русская мысль», в них он прочел первые статьи о Марксе и  наткнулся на упоминание о «Манифесте Коммунистической Партии» ,  сразу нашел Галушко:
-Иван Алексеевич,  дуй в Ростов,  ищи там своих старых друзей и, кровь из носу, достань мне «Манифест…» Маркса.
     Галушко книжку привез. Клим ее проштудировал и уже началась его настоящая социал-демократическая революционная деятельность.  На собраниях в школе он стал читать его своей группе,  объяснял трудные места, приводя примеры из заводской жизни в качестве иллюстраций. Заразил марксизмом сначала заводскую молодежь, а потом стал поручать ребятам беседы со старшими рабочими.   И подбил заводчан на первую в истории завода и Луганска забастовку.  Сам ее организовал,  еще сам и начал.   И администрация завода ничего сделать не смогла, выполнила условия рабочих.
      И еще раз осознайте: Клименту Ефремовичу было всего СЕМНАДЦАТЬ лет на тот момент!
          Но что характеризует Ворошилова  как…  Я нужных слов не могу подобрать.  Понимаете, он сам  вообще ничего особенного в своей биографии не видел.  Больше того, он всегда вспоминал и рассказывал о своих товарищах, какие они были все умные, самоотверженные, настоящие борцы, а он так… участие принимал.  Понимаете,  какой это был человек?!...

Мои твиты