March 22nd, 2016

Buy for 100 tokens
***
...

Некоторые реалии позднего СССР (часть1)

Среди всей  крикливой когорты совкодрочеров  можно выделить три типа  бойцов на фронте пропаганды.   Первый, конечно,  это карамурзилки, кургиноиды и им подобные, эти просто внаглую трут нам по ушам, что советский народ скурвился ко времени правления Горбатого до такой степени, что только о колбасе и джинсах мечтал.  Цель  их деятельности ясна и понятна.  Они выполняют задачу, поставленную им режимом,  увести народ России от  реальной борьбы с контрреволюцией в сторону, в какую-нибудь «Суть времени», где  одураченные люди будут до бесконечности наслаждаться процессом «усложнения марксизма».  Так как,  идеология этих «вождей»  учит, что быдлу невоспитанному в коммунизме делать нечего. Сначала воспитайтесь, потом уже занимайтесь строительством социализма и коммунизма, а то вы, криворукие, опять что-то не то построите.  Да, это секта.  Почти  точная калька с секты толстовцев.
       Вторая группа – это искренние.   Они честно говорят о том СССР, который помнят, как государство всеобщего счастья.  Вот наверно, из окон квартиры где-нибудь на Кутузовском проспекте  СССР так и выглядел.   Когда им говоришь, что в народе столовые общепита назывались рыгаловками, то они сразу парируют тем, что в Москве столовые были очень хорошими.  На аргумент, что столовые не только в Москве были, но еще и в городе Уссурийске (этот город жителями его в годы СССР назывался абсолютно точно – Усерайск), то они опять парируют:  я в деревню к бабушке ездил на каникулы, я страну знаю. Близкая к власти прослойка общества  о своей стране имела именно представления туриста в деревне.
      Третья группа – тоже искренние.   Но это уже  просто больные люди. В прямом смысле слова. Тяжелая старость отключила у них в мозгах  воспоминания о реальном прошлом, оставив только радужные картинки.  Это защитная реакция  больного организма.
        И в головах всех этих активных граждан не может  уложиться простой пазл  из двух фигур в одну картинку. Они не могут сложить вместе желание народа СССР, высказанное на референдуме, сохранить страну, и, буквально через год, желание этого же народа видеть во власти  Ельцина.
       И вот эту свою неспособность  адекватно мыслить они приписывают всему народу, который голосовал за страну советов и социализма, но против существующей власти. Понимаете это?
         На самом деле ничего общего ни реальная жизнь. ни психология советского народа с фантазиями совкодрочеров не имеют.  И жизнь была другой, не такой радужной, и народ был (да он и есть) не больной на всю голову потребитель.
        Совершенно и другой экономика СССР была, не той, как в их фантазиях.  Этой экономике приходил трындец, и процесс прихода трындеца ускорялся с каждым годом.
         Об этом, кстати, у меня написано здесь

          Самым явным признаком наступающего краха экономики была фактическая ликвидация 8-ми часового рабочего дня  для большей части работников непроизводственной сферы.  И для   интеллигенции-управленцев-специалистов в производственной сфере тоже.   8-ми часовой рабочий день, на одну ставку, мог обеспечить в позднем СССР только нищенский уровень жизни.
     И этого мало.   На очень многих предприятиях и непроизводственной, и производственной сфер, начались «замечательные» вещи – работа за себя и за того парня.  За того парня – практически бесплатно…    Завтра продолжим.

Некоторые реалии позднего СССР (часть2)

Сначала о том, как был запущен механизм  банкротства экономики СССР.   Вы сейчас впервые об этом прочитаете.  Даже удивительно, почему об этом все «экономисты» так упорно сегодня молчат, а ведь во время Перестройки об этом начинали говорить, только, как по команде, все дружно сразу «забыли».   Нашел я это в материалах 21-го съезда.  И стало понятно, почему на этот съезд и на последующий, 22-ой, так старательно историки и экономисты не обращают внимания.
     Носятся с 20-м съездом, как дураки с погремушкой…
           Занимаясь биографией К.Е.Ворошилова, я, естественно, не мог пройти и мимо «антипартийной группы».  Тем более, мимо Г.М.Маленкова.   Вот когда  на 22-м съезде КПСС Георгия Максимилиановича обвинили в том, что он был против приоритетного развития производства средств производства (группа А), то меня этот вопрос заинтересовал.
     Оказалось, что это было клеветой. Совсем не против этого был соратник Сталина…  Мы много знаем, какое негативное влияние на экономику оказали ликвидация МТС, артелей, освоение целины…   Но это всё уколы булавкой по сравнению с тем, какой топор опустили палачи на экономику СССР.
      Во время принятия 7-ми летнего плана на 21-м съезде КПСС   ЦКовская мафия с воодушевлением докладывала о том, против чего был категорически против Маленков. Он предупреждал, что это приведет страну к краху,  все решения, которые вели к этому,  саботировал.  Фактически, рисковал жизнью. Как его в живых оставили, я даже не понимаю. Наверно,  опасались его популярности в народе.
      А докладывали эти твари вот о чем:   группа А у них  давала прирост на четверть больше, чем группа В. Не на четверть процента. Вообще на четверть.  С 1953 года по 1959  производство средств производства выросло на 80-85%, а производство продуктов потребления – на 60-65%.  И они еще собирались эту диспропорцию наращивать.
      А мотивировали это…  Только не смейтесь. Мотивировали они это необходимостью строительства материально-технической базы коммунизма.
      Смотрите, они выбросили все идеи Сталина, но его  принцип опережающего роста группы А, да еще в условиях, когда индустриализация уже была проведена,  использовали даже в более гипертрофированном виде.
     И теперь пора бы уже пересмотреть и суть реформ, которые проводил Косыгин.  Совсем не то хотел Андрей Николаевич, что ему приписывают сегодняшние «экономисты». У меня пока только смутное  подозрение, но,   кажется, что включив механизм прибыли, Косыгин надеялся на  неконтролируемую  ЦК перенастройку  промышленности в сторону группы В.  К моменту косыгинских реформ   экономика СССР уже валилась в пропасть. Процесс реставрации частнособственнического капитализма у нас вполне и в 60-х годах мог начаться.  Не хватало только банкротства экономики, чтобы объявить о найденном лекарстве – «рыночных реформах».
       Но ЦК Косыгина раскусил. Его реформа была свернута, фактически. От нее оставили только показатель прибыльности.   Если судить даже по тому, что даже о смерти Андрея Николаевича было сообщено через три дня, чтобы Лёня Брежнев мог спокойно нажраться на свой день рождения и потом отойти от бодуна, то…  Не очень «Косыгу» любили…
        И вот этот чудовищный перекос в сторону производства средств производства начал убивать экономику СССР…