March 30th, 2016

ФЕНОМЕН ПРОСОВЕТСКОГО АНТИМАРКСИЗМА.

Оригинал взят у iskra0000 в ФЕНОМЕН ПРОСОВЕТСКОГО АНТИМАРКСИЗМА.
Интересная статья. Некоторые моменты очень спорны, но описание очень интересное и верное:

На протяжении всех 1990-х годов в партийно-политическом спектре России монопольным правом на «патриотизм» обладали так называемые коммунопатриоты («красные»), с одной стороны, и «национал-патриоты» («белые» и «розовые»), с другой.


В националистической оппозиции правящему «антинародному режиму» имелась также и «коричневая» составляющая, но она игнорировалась основными игроками как откровенно маргинальная. Что касается официальной власти и либеральной оппозиции, то и та и другая временно устранились от дискуссии по вопросу о роли патриотизма в идеологии и политике.


После 2000 года, то есть со сменой ельцинской администрации на путинскую, происходят следующие изменения. Во-первых, власть начинает активно играть на поле, прежде занятом «профессиональными патриотами». Она перестает позиционировать себя как либеральную (несмотря на продолжение курса экономического либерализма) и пытается использовать риторику и символику своих оппонентов – причем как из левой, так и из правой части партийно-политического спектра. Во-вторых, в борьбу за право именования себя «патриотами» включается часть либералов. Политики и интеллектуалы, еще недавно исходившие из того, что патриотизм – интимное чувство, которое (так же как, скажем, религиозное) неприлично использовать в инструментальных целях, осознают мощный мобилизационный потенциал национальных чувств и пытаются поставить его себе на службу. В-третьих, на политической сцене появляются весьма экзотичные идеологические гибриды. Похоже, что именно зашкаливающая степень их эклектичности служит залогом их привлекательности. И настоящим коммунистам, сохраняющим верность марксизму, приходится выдерживать со стороны этих «гибридов» (нередко оперирующих к тому же левой риторикой и лозунгами) жесткую конкуренцию за право влияния на массы [1, 28-29].


Поворот буржуазной власти и либералов к патриотизму в начале «нулевых» был неслучаен. Сегодня патриотизм – это не просто дань моде. Здесь – холодный политический расчет. Космополитизм Ельцина и патриотизм Путина не следует противопоставлять, поскольку это – два этапа одного процесса: утверждение капитализма в России. Если при Ельцине патриотические чувства у бывших советских граждан целенаправленно выхолащивались и притуплялись, чтобы под флагом космополитизма, индивидуализма и эгоизма легче было осуществить демонтаж советской (социалистической) государственности и произвести «распил» общенародной собственности, то начатая при Путине активная патриотическая «накачка» имеет своей целью укрепление уже иной – буржуазной – государственности и защиту частной собственности олигархов, которая в изрядном количестве прилипла к их рукам в результате «рыночных реформ». Неслучайно лейтмотивом первого президентского срока Путина стала его фраза, которая теперь с успехом может претендовать на звание хрестоматийной: «Пересмотра итогов приватизации не будет».


Все течет, все изменяется. То, что раньше, в «лихие девяностые» помогало коммунистам выстоять в борьбе с «антинародным режимом», теперь, в начале XXI века, создает для них серьезные проблемы. Если при Ельцине, когда в обществе еще были свежи воспоминания о советском прошлом, патриотизм служил (разумеется, с существенными оговорками) своего рода «визитной карточкой», «политическим маркером» коммунистической оппозиции, то теперь, когда власть тоже активно разыгрывает «патриотическую карту», пропаганда патриотизма работает скорее на правящий режим, а также на ультраправых националистов. Если до 1993 года (включительно) для коммунистов был вполне приемлем временный тактический союз с националистами в борьбе за сохранение Советской власти, то после окончательного упразднения последней, в условиях укрепления буржуазной государственности единый «народно-патриотический» («красно-белый») фронт становится явным анахронизмом. Причем очень опасным для самих коммунистов. В новой ситуации коммунистические силы в России поставлены перед необходимостью существенной корректировки своих идеологических, программных и тактических установок, ибо в условиях поворота власти в сторону патриотизма они рискуют оказаться в роли маленького красного хвостика буржуазной системы и потерять свое самостоятельное политическое лицо, растворившись в океане буржуазного патриотизма и национализма. Российские коммунисты должны четко и ясно ответить на вопрос: чем их патриотизм сегодня (особенно в свете событий вокруг Крыма) отличается от патриотизма официального, буржуазного?


Результатом заигрывания коммунистов (или, по крайней мере, позиционирующих себя таковыми) с буржуазным патриотизмом является формирование в общественно-политической мысли и движении современной России достаточно широкого направления, которое условно можно обозначить как «просоветский антимарксизм». Его представители заявляют о своей приверженности фундаментальным основам советского строя и завоевывают тем самым симпатии большого количества образованных людей, отторгающих политику «десоветизации» и «десталинизации». В просоветском антимарксизме выделяются два направления. Представители первого из них на словах клянутся в своей верности марксизму, но будучи не в состоянии правильно использовать его применительно к современной ситуации, принимаются скрещивать марксизм с разными формами национализма, объявляя это «творческим развитием марксистско-ленинской теории». Представители второго направления открыто заявляют о своем неприятии марксизма как наносного, западнического учения, несовместимого с фундаментальными цивилизационными основами русского (и советского!) жизнеустройства. Наиболее ярким представителем данного направления в просоветском антимарксизме является известный политический публицист С.Г. Кара-Мурза. В последнее время его книгам удалось выйти за рамки маргинальной околопартийной литературы и стать своего рода бестселлерами. Круг идей, которым ему удалось завоевать массового читателя, может быть выражен формулой «социалистическое державничество». По мнению С.Г. Кара-Мурзы, в ходе реализации «советского проекта» большевиками была воссоздана модель жизнеустройства, по целому ряду сущностных характеристик сходная с дореволюционной самодержавной Россией, правда, в отличие от последней, гораздо более социально-ориентированная и лучше адаптированная к условиям и потребностям индустриального общества.


С.Г. Кара-Мурза, снискав себе широкую популярность разоблачением черных мифов о советском прошлом нашей страны, использует свой авторитет для дискредитации марксизма, выгодно противопоставляя марксистской теории практику реального социалистического строительства. Прослеживается попытка «оторвать» основателей Советского государства – Ленина и Сталина – от их идейных предшественников – Маркса и Энгельса. Утверждается, что революции XX века и социалистические преобразования в России и других странах якобы осуществлялись не «по Марксу», а во многом вопреки ему. Именно на марксистскую теорию С.Г. Кара-Мурза и его последователи возлагают ответственность за кровавые издержки революционного процесса и провал «советского проекта» [2]. Однако в процессе критического анализа работ Маркса и Энгельса С.Г. Кара-Мурза допускает многочисленные передергивания, умолчания, искажения и даже откровенные фальсификации, в чем его не единожды уличали наиболее «подкованные» знатоки наследия классиков марксизма [3, 167-189]. Мировоззрение С.Г. Кара-Мурзы представляет собой весьма причудливую эклектическую смесь из марксизма, неонародничества, евразийства и геополитики, обильно приправленную цивилизационным подходом. Именно С.Г. Кара-Мурза в свое время выступал идейным вдохновителем создания «консервативной партии цивилизационного типа» «За нашу Родину!» (которая в июле 2012 года была наконец, с третьей попытки, зарегистрирована). И в своих взглядах на марксизм С.Г. Кара-Мурза, увы, отнюдь не одинок. У него немало единомышленников среди «патриотов».
Феномен просоветского антимарксизма (во всех его разновидностях) является весьма тревожным сигналом для коммунистов-марксистов. Просоветские антимарксисты используют доверие своих многочисленных сторонников для создания в их глазах ложного, искаженного образа марксизма, чем наносят значительный ущерб коммунистическому движению (вне зависимости от того, позиционируют себя данные политические деятели в качестве «марксистов» или же, напротив, выступают с критикой марксистской теории). Деятельность просоветских антимарксистов – это «попытка «ослепить» левую оппозицию, выбить из-под ее ног твердую идеологическую основу, деморализовать ее сторонников» [4, 193]. И сегодня важнейшая задача коммунистов на фронте теоретической борьбы – дать достойный отпор новоявленным «друзьям народа» с подлинно марксистских позиций.

источник: http://vk.com/stalinismus
Buy for 100 tokens
***
...

Как мы зажрались в СССР (ч.10)

     … Возле одного из домов мы увидели женщину, которая металась по ограде с ведрами, один из Витьков   подошел к калитке и окликнул ее:
-Женщина, извините пожалуйста, можно у вас спросить?
-Чего?
- Вы нам немного картошки в долг не дадите? Мы рассчитаемся потом, заплатим. Зарплату получим и заплатим.
- А вы кто?
-Да мы контору вашу совхозную строим.
-Студенты, что ли?  (на нас и куртки стойотрядовские были,  и в селе уже знали о новых людях)
- Да.
-Ребята, да у меня нет накопанной.  Вы в вагончиках  живете?  Дочка придет, скажу, накопает, принесет.

      Мы подумали, что женщина просто вежливо нас послала.  Дальше увидели еще деда, который курил  сидя на лавке возле забора своего дома. У него спросили.  Дед сказал нам подождать.  Ушел в ограду.  Через примерно полчаса вынес ржавое старое ведро, полное молодой картошки.
-Держи, студент.
-Батя, сколько мы должны? Аванс получим – заплатим.
-Пошел на х…!  Ведро потом принеси.

       Пришли к своему вагончику. Варить картошку (у нас было эмалированное ведро, сковородка,  эмалированные миски кружки, алюминиевые вилки и ложки – в ПМК выдали под отчет)  мы не стали. Жрать одну варенную картошку – бррр!  Печеная вкуснее.  Набрали  хвороста, развели костер и набросали в него картошки.  Сидим вокруг костра, как индейцы, и курим одну «Приму» ( в самом конце первого курса и я закурил), сигарету по кругу пускаем.
        Уже темнеет.  Романтики  полные карманы.
       На велосипеде к нашему костру подъехала девчонка лет 12, на руле болтается ведро.  В нем – картошка наполовину, а сверху огурцы и помидоры.
- Мамка сказала вам передать,  пересыпьте себе и ведро мне отдайте.
      «Индейцам» жить становится всё радостнее.  «Индейцы» уже начинают о хлебе мечтать.  А мечты сбываются.  Ковыляет дед, который нам первым картошки отвалил.  Присел у костра, покурил, расспросил – кто мы и откуда.  Обозвал интеллигентами и ушел.  Через примерно полчаса вернулся с булкой хлеба и куском сала.  Дед выкурил свою сигарету, попросил у нас закурить. Ему выдали полупустую «Приму». Последняя сигарета в последней пачке оставалась.   Дед  еще раз обозвал нас интеллигентами и ушел.
     В тот же вечер у нас появилось курево – блок «Астры».
           На следующий вечер  совсем не знакомая нам женщина из села  принесла  еще сала и хлеба.  Потом пришла другая женщина,  принесла полведра яиц,  еще и отругала свою соседку, которая сала принесла, а тушенки пожалела. У нас и трех-литровая банка домашней тушенки появилась.
    Утром собираемся на работу,  девчонка на велосипеде подъезжает,  привозит  2-х литровую банку молока:
-Мамка сказала вам отвезти, вечером за банкой  приеду.
        Стоишь с этой банкой, как дурак, и не знаешь,  что сказать.   Лук, чеснок, огурцы, помидоры, уже просто лежали у порога нашего вагончика, когда мы затемно с работы возвращались.  Сигарет набралось – можно было продавать уже. Сахар. Чай. Приморская вишня в 3-х литровых банках.
       Еще, периодически, заходили мужики местные, присаживались к нашему столу:
-Закуска у вас есть.  Ну,  давайте закусим, -  и на столе бутылка водки.  Потом еще мужики, еще  бутылки…  Мы начинали стонать, что нам с утра пахать.
-Слабаки. Студенты.
     Отмазываться было бесполезно.
              Уже на второй день мы перестали мямлить, что с получки рассчитаемся.  Потому что получали на это стандартный ответ:
-Идите на  х…   со своей получкой.
     Обычное село. Примерно 20 км от города  Уссурийска.   Не какая-то там глухомань, где патриархальные нравы сохранились.  Среднестатистическое село.
    1982 год.  Зажравшийся и обуржуазившийся народ, по версии карамурзилок…