April 1st, 2016

Ворошилов . (из черновика книги).

    Меня не покидает чувство, что   последнему русскому царю безумно повезло в 1905 году.  Еще 12 лет он изображал из себя хозяина земли русской  только потому, что Клим не успел  перебраться в Петербург  или Москву.   В Центре  первая русская революция потерпела поражение  потому, что там не оказалось у рабочих вожака уровня Ворошилова. Версия, конечно, почти фантастическая.  Вводить фантастику в историю -дело  глупое. Фантастов в этой области и без меня хватает.  Но вот чувство не покидает. Никак не покидает. А в  феврале 1917 года Климент Ефремович оказался в нужное время в нужном месте…
       Я в этой книге часто буду тыкать мордами «советских историков»  и их нынешних, достойных по уровню подлости, наследников в ту помойку, в которую они превратили свою науку.  В каждой главе это по несколько раз будет звучать.  И  выражения выбирать не буду.  Ладно, из биографии молодого Ворошилова сделали что-то невнятно-нудное.  Бог с ним.  Но как можно было проскакать мимо того факта, что в 1905 году… ?!
      Что стояло у истоков гапоновщины – уже толком понять нельзя. То ли жандармская провокация, то ли попытка увести растущее рабочее движение в болото верноподданичества, не суть это важно.   Важно то, что  логическим завершением цикла правления романовской антинародной династии было появление на монаршем троне самого  жестокого и кровавого царя за всю историю России.   Это  Алексей Тишайший еще  начинал  болеть животом во время разных медных бунтов, да черни на растерзание бояр выдавал.  Почти чистокровный немец Никки  мягкотелостью не страдал.
    9 января  1905 года он наглядно показал, что к нему на «прием»  без спроса ходить не стоит. Пуля в лоб за это гарантирована.
         Рабочая и крестьянская  Россия после «Кровавого воскресенья»  вздыбилась.  Начались выступления рабочих не только в столицах.  На Донбассе тоже начало разворачивать забастовочное движение. Уже 17 января – бастовала Юзовка, 22-го – Енакиеево, 24-го – Горловка, 25-го – Макеевка.  Полустихийные выступления упирались в жесткое противодействие администрации заводов и властей. Начался полицейский террор.
Луганский комитет РСДРП  горячку пороть не стал. Они учли все ошибки торопыг.    Подготовка к всеобщей забастовке там  была организованна  умело, толково.   Луганские товарищи  дробить силы не стали, они не побежали в азарте по всем заводам города, сосредоточились на  самом крупном – «Гартмановском паровозостроительном».  Коллектив этого завода должен был стать инициатором всеобщей забастовки. Сначала большевистским комитетом   был составлен тщательный, детальный план. По этому плану  были распределены по цехам завода лучшие агитаторы и активисты, которые  доложили о готовности рабочих прекратить работу одновременно по всем цехам по сигналу. В чугунолитейный цех, на решающий участок, был направлен Клим.  И сразу он стал руководителем всей забастовки.  Закономерно, что он после начала ее возглавил и Луганский большевистский комитет.
     Всё развивалось по плану. 16 февраля завод Гартмана прекратил работу. Сразу во дворе на митинг организованно собрались все 3000 рабочих. Соорудили трибуну. На нее взобрался Ворошилов, уже известный всему коллективу как «товарищ Володька».
Володька  знал рабочих людей, говорил коротко и по делу:
-  В Петербурге наши братья сдуру пошли у царя просить защиты от капиталистов-кровопийцев.  Выпросили?  Пулю в грудь они выпросили у Николашки! Нашли  к кому идти!  Наша дорога -  не царской милости выпрашивать. Наша дорога – в революцию. Нам никто ничего не даст, если мы сами не возьмем.  Капиталистам и царю мало нашего пота! Мало того, что мы по 12-13 часов из цехов не вылазим, на них горбатимся  - они еще и наших братьев, одетых в шинели,  гонят на войну с японцами. Кому эта война нужна? Нам, русским рабочим? Японским рабочим? Нет, она нужна русским и японским капиталистам! Нам колонии в  Манчжурии без надобности… Что мы должны делать дальше?  Мы с вами забастовку начали, теперь главное –  поднять на нее остальные заводы, мастерские, поднять против помещиков наших кровных братьев-крестьян.  Если поднимемся вместе, дружно, мы победим.  Поодиночке нас передавят.  Руководство забастовкой берет на себя наш комитет большевиков.  Из вас, товарищи, будут сформированы группы, которые пойдут по другим заводам с заданием поднять на борьбу весь пролетариат Луганска…      Если кто сомневается в нашем деле, сомневается в революции, то я скажу просто. Если наседка имеет в себе яйцо с зародышем, то при нормальных условиях из яйца обязательно вылупится цыпленок.  Зародыш революции на лицо. Она зреет. И никто не в силах помешать нашей победе. Наша сила в сплоченности и организованности.
      
            И Луганские большевики получили сразу 3000 новых активистов и агитаторов, которые рассыпались по всему городу, пошли по заводам и мастерским, призывать к забастовке.  Цепная реакция.  Примечательно, что  23 февраля 1917 года именно по такой схеме всё произошло в Петрограде.  Забастовка ткачих вызвала такую же цепную реакцию.  И совершенно «случайно»  в столице оказался Климент Ефремович. Просто так совпало?...
Buy for 100 tokens
***
...

Ворошилов . (из черновика книги).

…  17 февраля во дворе завода опять собрался митинг.   Были зачитаны требования бастующих к администрации завода.  Всего было 29 пунктов, кроме экономических требований, выключили и уже  пахнущие «политикой» :  свободная организация цеховых союзов, увольнение доносчиков заводской администрации, неприкосновенность забастовщиков.  И, самый острый -  убрать из цехов городовых и заменить их сторожами.   «Булкохрустам»  полезно было бы знать, кое-что из истории «России, которую мы потеряли».  В частности, о том, что полицейские дежурили в цехах частного завода. Интересно, правда? Завод частный, а охраняет его  полиция.
      На митинге были избраны 56 депутатов (депутатское собрание) для ведения переговоров с администрацией. Из числа этих депутатов был составлен исполнительный комитет. Во главе исполнительного комитета – совсем молодой парень Клим Ворошилов, ему шел всего лишь 25-ый год.
    Смотрим, насколько четко, планомерно и последовательно действовали большевики Луганска: сначала вытеснили из заводских организаций меньшевиков и прочую оппортунистическую кодлу, которая могла внести  элементы дезорганизации (в Петербурге и Москве это так и не было сделано, там в Советах больше грызлись до самого поражения восстания, чем делом занимались). Потом все активные силы бросили на работу на самом крупном предприятии.  Подняли завод на забастовку. Уже на следующий день были составлены требования к администрации, причем, не стали увлекаться политическими запросами, от этих вопросов  только намек был касательно городовых. Сразу был выбран представительный орган – депутатское собрание, представительный орган сформировал – исполнительный. Во главе исполкома поставлен безусловно авторитетный человек.
       Делегация во главе с Климом пришла на переговоры с заводским управлением. Ворошилов вел переговоры с директором завода К.К.Хржановским.  Тот, видя перед собой совсем молодого парня, простого крановщика, попробовал продемонстрировать «интеллектуальное превосходство»:
- Вот вы, господа рабочие, просите 8-ми часового рабочего дня. Мне ваше желание меньше работать и больше получать понятно по-человечески. Но почему именно 8 часов? Почему сразу не 7 часов?  Ведь тогда вам работать еще меньше нужно будет?
   Клим с ответом не мешкал, а  ехидства ему было не занимать:
- Как известно, наверно Вам, человеку несомненно образованному,  господин директор,  в сутках всего 24 часа. Человеку в течение этих 24 часов нужно не только работать, но еще  спать и отдыхать для восстановления сил. Из чего следует, что вполне естественно будет разделить сутки на три части: работа, отдых, сон.  Третья часть суток и составляет как раз 8 часов.
       Директор растерялся с ответом. Такого от работяги он не ожидал. Инициативу упустил сразу.  Ворошилов его стал давить экономической частью требований. Хржановский попробовал  отговориться тем, что для их выполнения нужны изменения в  законодательстве.  Клим, с улыбкой глядя на растерявшегося директора, попросил  не вводить депутатов в заблуждение,  они же ведь не просят увеличить рабочий день сверх установленного законом. Закона же, который устанавливает и минимальный рабочий день, и максимальную зарплату не существует.
    Переговоры длились долго. Дирекция пошла только на незначительные уступки, вроде обязательного вежливого обращения с рабочими, и ультимативно потребовала забастовку прекратить, завтра всем выйти на работу.
- Пока все наши требования не будут удовлетворены, ни о каком возобновлении работы даже речи быть не может. Разговор продолжим завтра, -  отрезал Ворошилов.
     Он не рассчитывал, разумеется, что владельцы «Паровозостроительного завода Гартмана»   сдадутся  при первом же нажиме. Более того, он знал, что за свои барыши они будут держаться до последнего, но не отступят, пока на них не надавят…  власти.  Буржуй только под давлением властей может пойти на уступки. Пока он чувствует под собой  опору в виде государства – он сила.  Нужно было эту опору вышибить.
     Луганцы это понимали, и подготовились к этому заблаговременно.  Пока на Гармановском заводе происходили события первых дней стачки, комитет РСДРП (б)  распространил по другим заводам листовки с призывом к рабочим поддержать своих товарищей-паровозостроителей, выйти  на всеобщую забастовку.  Еще до начала первых переговоров с администрацией паровозостроительного завода, Комитетом были получены ответы от представителей  большинства других предприятий города, что рабочие готовы бастовать. Даже заблаговременно, еще до начала всеобщей забастовки была подготовлена листовка с таким текстом:
«Товарищи! Вчера мы, рабочие и работницы города Луганска, присоединились к товарищам – рабочим завода Гартмана и объявили забастовку с целью улучшения своей жизни, своего быта…».
    Т.е., предусмотрено было всё, до мелочей, и развитие событий было предугадано в точности.   Оставалось только ждать. И ожидания оправдались.  В поддержку  паровозостроителей  прекратили работу  почти все заводы города, две типографии, аптеки, мастерские, ряд магазинов. Оставался в стороне только государственный пороховой завод. И тогда луганские большевики сделали то,  что было повторено в Петрограде, когда бастующие ткачихи пошли  по заводам города. 
      Двухтысячная колонна гартмановцев двинулась к пороховому заводу. По пути к ней присоединялись бастующие других предприятий и к воротам казенного завода уже подощла шеститысячная демонстрация.  Навстречу ей выбежал начальник завода генерал Кобалевский с помощниками. Закатил истерику с угрозами страшных кар. Ему орали из толпы демонстрантов:
-Гудок давайте! Прекращайте работу.
   Из ворот порохового завода повалили его рабочие, окружили свою администрацию, тоже требовали дать гудок к прекращению работы. Генерал Кобалевский перетрусил и сдался.  Последний завод Луганска присоединился к всеобщей забастовке. Город встал.
   Можно представить, что орал в своем кабинете градоначальник, когда к нему был вызван директор паровозосторительного завода:
-Скажи своим  хозяевам, что мне плевать на их убытки! Если забастовка прекращена не будет и город не успокоится, то они мне – первые враги! Пока батюшка-царь меня успеет с  должности  уволить, я вас всех порву, как тузик грелку!
        Уже 21 февраля состоялись новые переговоры управления завода Гартмана с бастующими.  Администрация пошла на удовлетворение почти всех требований.  Рабочий день был установлен 9 часовой. Расценки повышены на 30%.  Полицию из цехов убрали. Заводская школа расширена, создана библиотека.
    Понятно, что владельцы завода хотели сохранить лицо, не выглядеть полностью капитулировавшими. Поэтому не согласились оплатить  простой во время забастовки напрямую.  Сделали по-другому: выделили  100 тысяч рублей  из доходов завода за 1904 год в виде «поощрения»  всему  коллективу.  Эти 100 тысяч рублей составили заводскую ссудо-сберегательную кассу.
      22 февраля забастовка была прекращена. Победа была полная. Город вернулся к спокойной жизни.  С одним нюансом, теперь все рабочие Луганска почувствовали свою силу.
       Это был первый этап революционного выступления рабочих под руководством Клима Ворошилова в  1905 году.   Завершился этот этап созданием рабочего властного органа – исполнительного комитета депутатского собрания рабочих  (он после забастовки распущен не был) и консолидацией рабочих…
      Приходит понимание того, почему биография Климента Ефремовича была под умолчанием все годы хрущевско-брежневского правления и почему нынешним «историкам» она не нужна? Уже даже Берия признание получил, а Ворошилов … ну в упор не замечают второго человека после Сталина в СССР!...