May 27th, 2016

Почему этот кадр еще не в топе?

Я не напрасно заглядываю периодически в журнал к шарперу.    Телевизионный юмор от штатных юмористов уже надоел, а посмеяться иногда хочется
Зайдешь к шарпею в блог - на весь день хорошее настроение.  Странно, что он еще не в топе со своими половыми проблемами экспериментатора над собой.    
    Приглашаю всех насладиться  http://users.livejournal.com/sharper_/473996.html


Да, если вы думаете, что ему девчонки мешали стать великим деятелем производства и науки, поэтому он им отказывал во взаимности, то ошибетесь.
Жизнь его закончилась уровнем заурядного инженера. Не стал он даже начальником цеха и не написал, "Как закалялся шарпер".  Только миллионы заурядных инженеров еще и...      не занимались онанизмом, вместо "романтики".    
Buy for 100 tokens
***
...

Ворошилов . (из черновика книги).

После разгрома Деникина  сразу поднялся вопрос о переброске Первой Конной на польский фронт.  Там к тому времени ситуация была уже плачевной.  Поляки  в марте 1920 года захватили Мозырь,    части  Красной Армии  под командованием уже упоминавшегося военспеца  Гиттиса   попытку отбить город провалили.   Этот военспец благополучно разваливший уже второй фронт, которым он командовал, был смещен, на его место, на Западный фронт,  сунули еще одного «гения» - Тухачевского.
     Второй фронт, Юго-Западный, доверили  Егорову, который благодаря действиям Первой Конной, числился в выдающихся полководцах.
        7 мая в Киев вошла польская кавалерия.  Грозила катастрофа.  Деникин-то ушел в отставку, но ВСЮР вместо него возглавил Врангель.  И главными спонсорами  «черного барона» и Пилсудского были французы, а это уже было гарантией согласованности действий враждебных Советской России сил.  Ситуация была более чем опасная. 
     Единственной силой, которая могла спасти положение на фронте,  была  Первая Конная армия.   Но она находилась на Кавказе,  почти за 1000 километров от театра советско-польской войны.
     Встал вопрос о ее срочной переброске.   И решение о принятии   способа переброски армии похоже на очень смешной анекдот, если бы это не происходило на самом деле.   
     Климент Ефремович с Семеном Михайловичем сразу же, как только узнали о намерении передислоцировать армию по железной дороге, как указывал РВС Республики,  предложили свой план.   Конные дивизии должны были перебрасываться своим ходом, техника – железнодорожным транспортом.  Аргументы РВС армии были  абсолютно здравыми.  Армия же конная,  после всадника с шашкой и винтовкой, главная составляющая армии – лошадь.  Лошадь – это такая  «техника», которая без воды и корма неизбежно  выйдет из строя.  Элементарно умрет.  По всему маршруту  предполагаемого следования только что прокатились боевые действия с белыми, в результате железнодорожная инфраструктура была основательно разрушена.   Главное – разбиты на станциях водокачки. В пути следования не только паровозы было бы трудно водой заправлять, нечем было бы поить лошадей. А конь за сутки  4-5 ведер воды потребляет.  Т.е., на станциях нужно  было бы лошадей из вагонов выводить к оборудованным поилкам, либо подавать по системе водопроводов воду к вагонам.  Но если нет даже водокачек, то проблема организации водопоя конского поголовья становилась неразрешимой.   Ворошилов представлял, что  такое движение крупной войсковой части по железной дороге в условиях разрухи.  Он  это пережил во время рейда к Царицыну.
       Но даже если удалось бы решить проблему с водой, то с обеспечением фуражом уж точно ничего сделать было нельзя.  На станциях скирды сена и амбары с овсом не стояли.  И трава между рельс и шпал плохо растет, даже бесполезно из вагона лошадок выводить на выпас.  На Кавказе заготовить достаточное количество фуража в ограниченные сроки  было невозможно, а сроки поджимали.  Даже если бы и заготовили, то для его транспортировки эшелонами невозможно было бы найти достаточного количества подвижного состава. 
     Т.е., перевозка армии в вагонах привела бы к появлению на советско-польском фронте не Первой Конной, а Первой Спешенной армии.   Кони в пути пали бы за дело мировой революции.
      Расчеты Ворошилова и Буденного, кроме того, показывали,  что перевозка займет минимум 4 месяца при условиях изношенности паровозного парка, дефицита топлива и проблем со снабжением. Через 4 месяца воевать уже будет поздно.  Своим же ходом конница 1000 километров спокойно пройдет за один месяц.  Маршрут будет пролегать по сельской местности, где нет особых проблем закупить фураж у населения.  (да-да, закупали. Именно закупали, да еще помогли крестьянам  с сельхозработами, не банда мародеров перебрасывалась).
      Но Генштаб уперся на своем.  Главком С.С.Каменев вызвал Ворошилова и Буденного в Москву.  30 марта они выехали из Ростова и только  через несколько суток добрались до Москвы.  В обычных условиях поездка занимала порядка 20 часов, но положение в то время с железнодорожным транспортом было почти катастрофическое.  И командование конармии еще раз убедилось, что переброска по железной дороге невозможна.
     В Москве у С.С.Каменева состоялось совещание, на котором кроме Климента Ефремовича и Семена Михайловича присутствовали  начальник полевого штаба РВС Республики П.П.Лебедев и начальник Оперативного управления Б.М.Шапошников.  Решался вопрос о передислокации  армии.
      Штаб РВС настаивал на железной дороге. П.П.Лебедев привел «убедительный» аргумент: времена Чингисхана прошли, наступил век техники, нужно ездить в вагонах, а не скакать верхом.  А все расчеты они с Шапошниковым уже сделали. Осталось исполнять.
     Буденный с Ворошиловым упёрлись.  Приводили свои доводы, что движение в походном строю  позволит сохранить дисциплину,  к фронту армия подойдет с обозами, т.е. сразу готовой к боевым действиям, да еще по маршруту следования ликвидирует  банды на Украине,  времени понадобится максимум два месяца.
     Лебедев возражал, Шапошников отмалчивался. Каменев закончил совещание тем, что поручил штабу РВС еще раз проверить расчеты.  Естественно, впавший в амбицию начальник полевого штаба мог только подтвердить свои выкладки.
      Назревала катастрофа.  Если бы приказ был отдан, то его нужно было бы исполнять.  Крайним за неисполнение приказа сделали бы командование конармии.                    Попробовали пробиться к Троцкому, тот принять их отказался, сослался на занятость работой на 9-м съезде РКП(б), который проходил в это время.
      Оказывается  партийный съезд был как раз в то время, когда Ворошилов в штабе РВС бодался с военспецами!   Ах, суки!  Твари позорные!  Простите, но других выражения подобрать не могу.   Человека, который столько сделал для революции, который почти во всех дореволюционных съездах участвовал, не раз Республику от гибели, в прямом смысле слова, спасавший, даже делегатом на съезд не пригласили?!     Это был первый съезд, после 1907 года, на котором не присутствовал Климент Ефремович.  Это пока он с шашкой эскадроны лично в атаки водил, несколько раз едва не погиб, пока он руководил  подразделением армии, которое решало и решило стратегические вопросы обороны, кто-то делал карьеры, а его уже задвинули так, что даже на съезд делегатом не послали!
   И парторганизацию Первой Конной армии, армии, обеспечившей разгром Деникина лишили права послать на съезд делегата?!  Скоты.
    Конечно, кодла Троцкого, которая политуправлением РККА рулила, очень боялась, что Климент Ефремович, как и на 8-м съезде, с трибуны назовет всё, что происходило с командованием фронтами,  своими словами,   мог случиться скандал нешуточный.   Но хоть грамм совести был у будущих «жертв репрессий»? Не было ни грамма.   Зачатков совести не было.
    Называется, сделал себе карьеру Климент Ефремович.  Упал в этой карьере до одного из многочисленных армейских комиссаров…

Ворошилов . (из черновика книги).

        А ведь Буденный с Ворошиловым могли оставить под роспись копию своих соображений в штабе РВС и начать тупо исполнять приказ этих военспецов, которые были спецами только в пожирании пайков.  И когда всё закончилось бы крахом, сдохли бы лошади,  и поляки разогнали бы войска под  командованием «полководцев», можно было бы поднять свои отвергнутые соображения и размазать по стенке и Каменева, и Лебедева, и их начальника Троцкого.  Это был бы правильный карьерный ход.   Только что было бы со страной Советов?
       «Карьеристы» решили биться до конца. Нашли в Москве  Сталина, Иосиф Виссарионович здесь же выбил им приглашение на съезд партии и там свёл с Лениным.  Само собой, как только Владимир Ильич их увидел, так сразу же, после заседания, они оказались у него в кабинете.  Беседа длилась несколько часов.   Ленина интересовало, как всегда, всё.  Но главное, он посмотрел выкладки по переброски армии и согласился с ее командованием.  Сразу сказал, чтобы Ворошилов с Буденным его согласие передали Каменеву. 
      Вопрос был решен.   Только врагов себе  Климент Ефремович с Семеном Михайловичем в лице руководства полевого штаба РВС нажили лютых.  Начальство, особенно если оно подлое,  терпеть ненавидит, когда подчиненные прыгают через голову . 
     И П.П.Лебедев сразу же начал подличать.   Он урезал конармии количество вагонов  для переброски техники.
   На повторном совещании у Каменева Ворошилов запросил для переброски техники и боеприпасов 15-20 эшелонов. П.П.Лебедев урезал запрос до 8-10. 
    Вся соль в том, что по плану самого же штаба РВС для перевозки армии нужно было порядка 110 железнодорожных составов.  Т.е., Ворошилов  назвал цифру в 6 раз меньше.  На что П.П. Лебедев ответил, как свидетельствует С.М.Буденный:
«— Почему так много? … Вы же сами утверждали, что с железнодорожным  транспортом у нас плохо. Больше чем восемь-десять эшелонов не дадим».
       Вот что этот ответ означал? Я вижу только одно: если вы, гады, не уважаете начальство и ходите плакаться к Ленину, то мы вас услышали. Вы Ленину говорили, что с железнодорожным транспортом плохо? Ну так и снаряды в телегах везите. И аэропланы. И броневики своим ходом гоните.  Пушки тоже тащите лошадьми.По фигу, что  после 1000 км вы их в хлам разобьете -  вам  же с поляками воевать, а не мне,  бывшему генерал-майору царской армии Лебедеву.
      Значит, если бы конармейцы не возбухали, то нашлись бы 110 эшелонов, а когда они добились своего, то только 10?
      Семен Михайлович на совещании вскипел так, что Ворошилову пришлось его оттаскивать от этого Лебедева.    Каменев с компанией струсили. Они поняли, что если будут и дальше заниматься интригами, то эти двое  не остановятся. Эти двое не карьеры делали, они за дело переживали. А таких людей  подлецам лучше обходить десятой дорогой.
      Стоит ли удивляться тому, что как только Фрунзе стал наркомом Обороны, так Лебедев загремел из Москвы  начальником штаба Украинского военного округа.  Настоящему полководцу Михаилу Фрунзе подлая скотина под боком была без надобности.  Пусть этот Пал Палыч еще благодарит бога, что с ним так мягко обошлись, и помер он своей смертью в 1933 году.  На Украине он ходил в заместителях и начальниках штаба под Ионой Якиром.  Наверняка, вместе и приняли бы «мученическую смерть от рук сталинских сатрапов».
       Я знаю, что у вас может возникнуть закономерный вопрос: куда смотрел Владимир  Ильич Ленин, если в его любимцем поступали настолько бессовестно?
А куда надо, туда он и смотрел, не зря его называли гением в тактике.  Владимир Ильич знал,  что Клим на любом участке работы сделает всё, что он него зависит, и еще немного больше.    Конечно, член РВС Первой Конной армии – должность не первого ранга, зато на этой должности Климент Ефремович обеспечил быструю победу в войне, что равноценно в тех условиях вообще победе.  И такого человека  на задворках держать было преступно. Владимир Ильич и сделал очень грамотный ход. Но об этом дальше.