June 11th, 2016

Buy for 100 tokens
***
...

Ворошилов. (из черновика книги)

        На 10-м съезде произошел еще один скандал,  на который почти не обращают внимания.  13 марта последнее заседание было посвящено вопросам военного строительства. Докладчиком выступил Троцкий, на утверждение была представлена резолюция Н.И.Подвойского о реорганизации вооруженных сил Республики.    Было решено армию сократить, перейти к милиционной системе, а командные кадры усиливать.  Резолюция была слишком общей по характеру и не раскрывала никаких конкретных вопросов.
      М.В.Фрунзе и С.И.Гусев, который был у Михаила Васильевича членом РВС фронта и с января 1921 года перешел на должность начальника Политуправления РВСР,  выступили  со своим проектом реорганизации РККА.  В основе их предложений было ускоренное создание  широкой сети военных школ, в связи с тем, что командование частями РККА было крайне слабо подготовленное  (вот вам и 60 тысяч бывших офицеров в военспецах) и техническое перевооружение частей. 
     Лев Давидович буквально взвился, как ужаленный в зад.  О сплоченности группы в составе Сталина, Фрунзе, Ворошилова он знал.  О том, что они очень близки к Ленину,  тоже.   Моментально осознал, что план реорганизации Фрунзе-Гусева, это не импровизация, он был заранее подготовлен.  Но если он был заранее подготовлен, но не согласован с ним, Председателем РВСР, то это означало, что выступление направлено против него лично.
      Показательно пренебрежительное  отношение Владимира Ильича к «создателю Красной Армии», которое выражалось в многочисленных фактах вмешательства Ленина в вопросы командования фронтами помимо наркомвоенмора,  в принятии решений, прямо противоречащих его мнению, начинало приобретать конфигурацию  отчетливого намерения  устранить влияние Троцкого и его ставленников в вооруженных силах. 
    Если бы резолюция по армии была принята в редакции Фрунзе-Гусева, то и мероприятия по ее выполнению, разумеется, были бы возложены на авторов.  А это означало введение их в состав РВСР и возникновение в нем сильной оппозиции  троцкистскому ядру. 
       По сути, Владимир Ильич загонял  «иудушку» в угол. Принять предложение Фрунзе-Гусева – плохо.  Не принять – еще хуже.  Авторитет победителя Врангеля был слишком высок, чтобы о него вытирать ноги.  И Троцкий, как всегда, из всех вариантов выбрал наихудший.
      Он не просто выступил против Фрунзе, он это еще и в особо оскорбительном виде сделал. Выступило с резкой  критикой,  да еще предложил  предложение своих противников даже  съезду на рассмотрение не представлять. Все явно поняли, что Троцкий  мнение виднейшего полководца страны   представил откровенной чушью.  Т.е.,  последним победным фронтом командовал человек, которого Троцкий  оскорбил, представив  болваном в военном деле. 
        А Фрунзе близок к Ленину!  А вес и авторитет Ленина повнушительней, чем вес  политический вес тушки Льва Давидовича!  Те хитромудрые, которые еще сомневались, к какому лагерю в РККА примкнуть,  начали делать выводы.
      Эх, не надо бы было Льву Давидовичу тягаться с Владимиром Ильичом в тактике политической борьбы! 
      На предложение  наплевать на проект Фрунзе Ленин, промолчав, согласился.  Я представляю, с каким веселым прищуром он смотрел в то день на  «льва революции».
        Первое, что стал после съезда делать Троцкий – уничтожать Первую Конную армию.  Я утверждаю и буду всегда утверждать, что Лев Давидович, как и все подлецы,   был откровенно глуп.  И его действия выдают в нем глупца.  Все глупцы еще и нетерпеливы в своих злобно-мстительных желаниях.
      Первая Конная в то время дислоцировалась на Украине.  Республика была в полнейшей разрухе, очень тяжело было с продовольствием, особенно с фуражом.   В армии от голода начался падеж конского поголовья.   С.М.Буденный стал просить РВСР разрешить перемещение армии на более благополучный Северный Кавказ, заручившись поддержкой Фрунзе.  Ни  РВСР, ни Главком Каменев ответом его даже не удостоили.  Ни разрешения, ни отказа. Тянули резину.  А уже было потеряно несколько тысяч лошадей, Конная армия, как и под Батайском, опять стояла перед угрозой стать пешей.
      Тогда Семен Михайлович обращается напрямую к Ленину.  Владимир Ильич, проконсультировался с Ворошиловым и переброску армии разрешил. 
     В штабе Троцкого поднялся хай: Северный Кавказ – регион не спокойный, там бандитизм не ликвидирован, если посадить на шею местному населению армию, то вспыхнет восстание.  Снова начались инсинуации, что буденовцы – банда мародеров. 
    Вот они и долаялись.  Ленинская логика была железной:  если Буденный с Ворошиловым гарантируют дисциплинированность своих бойцов и лояльность к ним местного населения, то пусть они сами за это отвечают. А отвечать они могут,  только если получат все необходимые для этого властные полномочия.
    В мае 1921 года образуется Северо-Кавказский военный округ и его командующим назначается Климент Ефремович.
      В самом деле, когда копаешься в тех событиях, то трудно удержаться от смеха.   Накануне Октябрьского вооруженного восстания Троцкий правильно уловил,  что только однозначное принятие позиции Владимира Ильича может сулить политическое будущее.  И двигался в русле Ленина  до самого Брестского мира.  Заслужил славу и огромную популярность как один из самых деятельных участников  восстания.   Когда же подписание мира с немцами оживило внутрипартийную оппозицию в лице «левых коммунистов», Лев Давидович заметался, доверие Ленина утратил.  И его Владимир Ильич   выдвинул на пост наркомвоенмора.   Не способный учиться,  ни к какой скрупулезной, упорной работе амбициозный человек на  этой должности мог только компрометировать себя. Что Троцкий и делал, постепенно утрачивая влияние.  Командировки его самого ненавистного врага, И.В.Сталина, на самые угрожаемые фронты, где Иосиф Виссарионович действовал демонстративно не считаясь с мнением Председателя РВСР, сами решения Ленина в обход высшего военного органа Республики,  ставили «создателя Красной Армии» в положение никому не нужного, только мешающегося под ногами болванчика.  Почти единственной опорой оставались призванные лично им на службу военспецы и часть политических работников, таких же ни к чему не годных горлопанов.
     Но нужно учитывать, что военспецы пошли служить за зарплаты и пайки, поэтому им крайне важно было правильно ориентироваться в вопросе:  сколько твой начальник еще в должности просидит и кто будет следующим?  В каком месте соломки подстелить?
    Новая должность Климента Ефремовича, командующий округом – это уже было очень и очень серьезно.  А тандем из Фрунзе (командующий войсками Украины и Крыма) и Ворошилова  ясно свидетельствовал, что в командовании РККА возникла сила, которая может Льва и раздавить.
    События долго себя ждать не заставили.  В 1922 году Фрунзе и Ворошилов нанесли по Троцкому удар, после которого он так никогда уже и не оправился…

Ворошилов. (из черновика книги)

У меня нет никакого предубеждения против военспецов.  Большая часть их и в Гражданскую воевала добросовестно, и потом в межвоенном строительстве РККА участвовала.  В меру своих сил, конечно.  Они  были продуктом отсталой армии старой России и несли на себе отпечаток этой отсталости.  Ну еще часть их была заражена  отвратительным гонором,  никак не могли изжить в себе звание «их благородий».   Но  современная тенденция выставить их главными творцами победы в Гражданской войне  настолько исторически бессовестна!
    Да и вообще, осмелюсь утверждать, офицеры царской армии даже не были военными людьми, а уж тем более командирами. Форму они носить умели, щеголевато каблуками щелкали, даже  на карте речку от болота отличали, но это их военными и командирами не делало.
    Вот офицеры германской армии военными и командирами были.  Они даже не подготовкой от русских офицеров отличались,  подготовка – это ерунда еще. 
     В первой главе я писал об отце Климента Ефремовича, который больше 10 лет прослужил в армии, но вернулся домой совершенно неграмотным. Я  там высказал удивление по поводу вообще морального облика командиров Ефрема Андреевича, которым было абсолютно плевать на грамотность солдат. 
        Больше чем полвека прошло уже с того времени, как  Бисмарк сказал по поводу того, почему пруссаки французской армии, более многочисленной и лучше вооруженной наваляли, что заслуга в победе Пруссии принадлежит  школьному учителю.
     Германские офицеры командовали грамотным войском, у них солдаты поголовно грамотными были.  Поэтому германские офицеры были командирами.
    А в русской армии даже в 1914 году половина личного  состава низших чинов  расписывалась крестиком.   А офицерам на это было наплевать. Назовите хоть одну войсковую часть, хоть одного русского военачальника, который в армии обучал солдат грамоте. Сможете? Вот  то-то и оно.  Русскому офицерству было абсолютно безразлично – грамотное у него войско или нет. А неграмотный солдат боевую ценность имеет не большую, чем дрессированная боевая горилла.  Если офицеру  безразлично, может его солдат самостоятельно уставы и карты читать или не может, то он не офицер и не командир, он дрессировщик боевых горилл.
      А вот Климент Ефремович Ворошилов был прирожденным военным и командиром.  У бойцов он пользовался не популярностью и не авторитетом. «За любимым наркомом…»  - это даже в песни перешло, Ворошилова в армии бойцы любили. Пожалуй, после Суворова это первый такой полководец был у русских. Но Суворов во многом, как сегодня говорят, популист, а Климент Ефремович даже в мыслях не держал этого принципа.  Никто не вспоминает его сюсюканье с солдатами, панибратство и другие штучки-дрючки,  с помощью которых  можно к себе ложно-теплое отношение у подчиненных вызвать. Вспоминают его железную руку, строгость.
         Когда в 1921 году началась демобилизация в армии, то Владимир Ильич говорил, что  демобилизованные солдаты,  испытывавшие трудности с устройством в мирной жизни, дали прирост бандитизма.  Только это демобилизованных буденовцев не касалось. Они  в мирной жизни были на вес золота.     Они в неграмотной стране были  нарасхват. Потому что неграмотных в Первой Конной не было! 
    Настоящему военному, а не чучелу, украшенному аксельбантами, К.Е.Ворошилову неграмотные под его командованием были не нужны.  Поэтому в армии обучение грамоте приравнивалось к боевой подготовке. И шло постоянно, вне зависимости от того, находится армия на отдыхе или ведет боевые действия.  Занятия шли даже во время маршей. Неграмотных собирали в отдельные колонны,  выставляли плакаты с буквами и бойцы хором их заучивали.
    Мой дед попал в Первую Конную абсолютно неграмотным, а оттуда вышел заядлым читателем.  В ЦПШ его за несколько месяцев научить читать не мог поп, а в армии Ворошилова – за несколько недель это сделали. 
    Командира, которые так командует, что солдаты у него…  Если буденовец знает, что отслужив он приедет грамотным  в свое село,  в котором читать-писать умеет только поп,    то как он будет относиться к своему командиру? 
   Хотя, конечно, это только один аспект деятельности Ворошилова, как члена РВС армии.
     Но то, что он придавал образованию личного состава важнейшее значение,  характеризует его как настоящего военного и командира. 
    Впрочем, он не один такой был в Красной Армии.  В войсках  под командованием М.В.Фрунзе  этот принцип тоже соблюдался. Они вообще друг на друга были очень многим похожи, как две одинаковые шестеренки друг к другу подходили.
    А настоящий военный – это человек инициативный, творческий, а не то, к чему мы давно привыкли.  Консерватизм и косность смертельны для военного дела.
    Именно потому, что друг Климента Ефремовича, Фрунзе был военным, в 1922 году в журнале «Армия и революция»  вышла его статья «Единая военная доктрина и Красная Армия»…