June 14th, 2016

Сто сорок бесед с Молотовым , Феликс Чуев

Фантазии Чуева.      Вот только Климент Ефремович и не знал, что он был певчим в церкви.


Оригинал взят у d_orlov в Сто сорок бесед с Молотовым , Феликс Чуев
– Музыкальная у вас семья. Обучали вас?
– Я обучался. На скрипке.
– Даже Молотов…
– Почему даже Молотов? Даже Сталин, даже Ворошилов и Молотов трое пели! Мы все трое были певчими в церкви. И Сталин, и Ворошилов, и я. В разных местах, конечно. Сталин – в Тбилиси, Ворошилов – в Луганске, я – в своем Нолинске. Это было не тогда, когда мы были в Политбюро, а гораздо раньше. (Смех.) Сталин неплохо пел.
– В Политбюро тоже петь надо, когда Жданов на пианино играл, а вы за столом…
– Пианино, когда не-немного выпьем. Ворошилов пел. У него хороший слух. Вот мы трое пели. «Да исправится молитва твоя…» – и так далее. Очень хорошая музыка, пение церковное.
– Есть очень красивые песни.
– Очень красивые есть. И Чайковский писал музыку для церкви, ну и другие крупные композиторы.
– Козловский пел.
– Козловский, да. Еще бы, конечно.
– Михайлов, бас наш.
– Да, по-моему, Михайлов был то ли дьяконом, то ли протодьяконом.
_______________________
Buy for 100 tokens
***
...

Советско-финская война. (часть 3)

Оригинал взят у p_balaev в Советско-финская война. (часть 3)
Не напрасно   дорогой Никита Сергеевич маршала Захарова злобно  называл сталинистом в своей книге, которая была в США издана, какой там только грязи он не вылил на Матвея Васильевича.   А дальше о событиях  на Халхин-Голе  Захаров пишет  такое, что  после этого Жору Жукову за басни в уши Симонову  на том свете  должна чесотка мучать.
    Оказывается,   после приезда «маршала Победы»   в район боевых действий, туда прибыл с инспекцией  маршал Г.И.Кулик  и начал на всех орать и материться.  Наши войска занимали небольшой плацдарм на восточном  берегу  реки Халхин-Гол, Кулик посчитал, что на плацдарме нужно оставить только  отряды прикрытия, а остальные войска отвести для доукомплектования.  И самовольно в ночь на 14 июля  отдал такое распоряжение.
     Весь из себя брутальный Георгий Константинович  не стал  топать сапогами и кричать: «Фронтом командую я!». -  Кулик,  пожалуй, еще брутальней был.  Жуков пожаловался на инспектирующего Клименту Ефремовичу.  
    Ворошилов уже утром 14 июля распоряжение Кулика отменил,  влепил слишком инициативному товарищу выговор,  приказал  закончить инспекторские дела  и 20 числа быть в Москве.  20 числа в присутствии Шапошникова и Захарова Климент Ефремович вправил ему  мозги. 
      Кулик – бог с ним, но забавно то, что Георгий Константинович Жуков никогда не вспоминал об этом эпизоде с жалобой Ворошилову. Он же если кому и подчинялся, то никак не меньше, чем самому Сталину,   а японцев он сам громил. Сам всё планировал и сам всё решал.    Что интересно, это у «военных историков» прокатывало со свистом.  Никто даже не задумывался о том, кто предложения дяди Жоры по геройскому разгрому агрессора рассматривал, уточнял и одобрял.  Получилось так, что Жуков прибыл в Монголию, мигом разобрался с бардаком,  самураев разгромил и вернулся триумфатором,   пришел в наркомат обороны и сказал: «Учитесь воевать, олухи!». Все почтительно склонили головы и назначили героя в Генштаб.
    Нет, я совсем не собираюсь умалять  полководческий подвиг  Георгия Константиновича на Халхин-Голе,  он воевал  талантливо. Недаром его Ворошилов и выбрал.  Но забывать о том, что  ты подчинялся при этом  своему наркому, и он твои решения поддерживал и одобрял, защищал тебя от самодуров, очень неприлично.  Но если это признать, то тогда выходит, что общее руководство операцией осуществлял нарком, и ты именно потому решался на довольно рискованные действия (там, у монгольской речки, такого было много), что за твоей спиной стоял Ворошилов.  Это не принижение заслуг Жукова, еще раз повторяю, это обычный порядок в армии.  В армии, особенно воюющей,  инициатива, неодобренная командиром – преступление.  Там не в бирюльки играют, там на кону не только жизни солдат, но и безопасность страны.
      Естественно, в своих сказочных «Воспоминаниях и размышлениях»  Георгий Константинович об эпизоде с Куликом не вспоминал,  не вспоминал, что с ним нарком был на связи даже ночью и оперативно  принимал решения.  Полководцу Жукову начальники не нужны. Он всегда сам себе начальник, а остальные дураки.  И  обгадил в воспоминаниях Климента Ефремовича он смачно.  После Халхин-Гола он  же не в наркомат помчался,   он только к Сталину ходил с докладами, всякие наркомы – тьфу, мелочь!   И, якобы, у Сталина такой разговор состоялся:
«  — Как помогали вам Кулик, Павлов и Воронов? — спросил И. В. Сталин.
— Воронов хорошо помог в планировании артиллерийского огня и в организации подвоза боеприпасов. Что касается Кулика, я не могу отметить какую-либо полезную работу с его стороны. Павлов помог нашим танкистам, поделившись с ними опытом, полученным в Испании.
Я пристально наблюдал за И. В. Сталиным, и мне казалось, что и он с интересом слушает меня. Я продолжал:
— Для всех наших войск, командиров соединений, командиров частей и лично для меня сражения на Халхин-Голе явились большой школой боевого опыта. Думаю, что и японская сторона сделает для себя теперь более правильные выводы о силе и способности Красной Армии.
— К сожалению, в войне с Финляндией многие наши соединения и армии показали себя в первый период плохо. В неудовлетворительном состоянии армии во многом виноват бывший нарком обороны Ворошилов, который длительное время возглавлял вооруженные силы. Он не обеспечил должной подготовки армии и его пришлось заменить. Тимошенко лучше знает военное дело».
     Да кто ты такой, Жора,  всего лишь генерал армии, чтобы Иосиф Виссарионович в твоем присутствии уже не просто наркома Ворошилова, а первого заместителя Председателя Совета Министров на тот момент, которому уже и наркомат обороны подчинялся и вся оборонная промышленность,  поливал говном?!  Окончательно берега попутал, как говорится?
      Но именно с этого поклепа Жукова и стала гулять байка о «несправившемся Ворошилове».
     Только  эта описанная  дядей Жорой беседа со Сталиным, если верить маршалу-сказочнику, проходила в мае 1940 года,  но бои на Халхин-Голе закончились 16 сентября  1939 года, война же с Финляндией началась 30 ноября.  Т.е., два месяца уже как гениальный стратег Жуков был свободен, а на новую войну его Сталин не позвал.  Это за что такая обида? Не оценили вовремя?
      Объяснение этому есть только одно: Ворошилов армию готовил к грядущей большой войне,  ему нужны были для нее опытные командные кадры. Он их и обкатывал на тех военных конфликтах, которые предваряли большую войну.  Г.К.Жуков боевой опыт получил, нужно было и другим дать такую возможность…

Советско-финская война. (часть 4)

Оригинал взят у p_balaev в Советско-финская война. (часть 4)
  Причины войны с Финляндией  разбирать смысла нет.  Там всё уже ясно и понятно.
      Осталась  только одна дрянь – неудачный первый период.   И вот существующая до сегодняшнего дня эта дрянь лично у меня вызывает только один вопрос ко всем исследователям  советско-финского конфликта: «Господа, вы   себя называете военными историками, книги пишете, в телестудиях сидите, лица у всех вас такие умные, что даже не поверишь сразу, что вы все такие тупые болваны, что даже не можете понять смысла прочитанного вами текста. Вы, господа, не военные историки, вы попугаи-попки, которые только избитую чушь могут повторять». 
     Это не оскорбление. Это еще очень мягко я выразился.  Максимально культурно.  Ни один военный историк так и не дошел до понимания того, что война с финнами никаких неудачных периодов не имела. 
   Ладно, черт с ними, с историками времен СССР, тогда многие документы, связанные с И.В.Сталиным, были элементарно недоступны.  Но сегодня они видят перед собой стенограмму  совещания по итогам финской войны от 17 апреля 1940 года, читают в ней речь Иосифа Виссарионовича…    Ну, дебилы!
        С началом военного конфликта  была образована Ставка Главного Командования Красной Армии в составе Главнокомандующего К.Е.Ворошилова, народного комиссара Военно-Морского Флота  Н.Г.Кузнецова, Начальника Генерального Штаба РККА Б.М.Шапошникова и члена Главного военного совета РККА И.В.Сталина.
        Общая политическая обстановка того времени   благоприятствовала   планам Советского правительства:   основные силы в Европе, которые могли вмешаться в конфликт, Франция, Англия, Германия, сами находились в состоянии войны друг с другом. Однако и затягивать войну было нельзя, потому что обстановка могла и непредсказуемо измениться.  Европейские страны могли и объединится против СССР.  В войну могло вмешаться и другое государство.   И эту возможность нужно было предусмотреть, планируя операции на фронте.
      Сегодня уже нет сомнений, что Маннергейм именно на помощь третьих стран и рассчитывал,  планы финского командования были сугубо агрессивными, поэтому группировка их войск выглядела на первый взгляд очень странно.      Но на самом деле план финнов был простым и грамотным. Понимая, что сосредоточить большую массу войск с Советской стороны  реально   только в районе Карельского перешейка (остальные направления по природно-географическим условиям в этом плане крайне неблагоприятны), на этом направлении, в глубине от 20 до 60 км  от советско-финской границы,  была выстроена мощная оборонительная линия, сопоставимая с известной линией Зигфрида.
Кроме того, путь от Карельского перешейка – самый близкий к Ленинграду. И если бы Красная Армия начала одновременно операции со всех направлений границы, то попала бы в западню.  Та группировка, которая стала бы наступать на линию Маннергейма, была бы быстро обескровлена, отброшена за предполье, которое стало бы плацдармом для сосредоточения финских войск, нацеленных на удар по уже беззащитному Ленинграду.
А западни мы избежать не могли в любом случае, потому что Маннергейм разбил свою армию на пять оперативных войсковых объединений:
группа генерала Валениуса (Мурманское направление),  группа генерала Туомпо и шведская добровольческая  бригада генерала Линдера (Кандалакшское направление), 4-й армейский корпус генерала Хеглунда (Беломорское направление), группа генерала Талвела (Петрозаводское направление), 5-ю армия генерала Эстермана и Аландскую группа (Ленинградское направление).
И в случае сосредоточения основных сил только на Карельском перешейке, финны начали бы наступление на других участках и раздергали бы советские войска.
    Проблема была еще и в том, что правительство Суоми провело всеобщую мобилизацию, поставив под ружье 600 тысяч человек, почти всё боеспособное население.  А фронт был один! Вот все 600 тысяч стояли против войск Ленинградского военного округа, которым командовал Мерецков.
     Но хвалимый у нас Маннергейм просто не учел того, что его полководческие способности и боевой опыт несопоставимы с  опытом и способностями советского  главкома К.Е.Ворошилова.  Густав Первую мировую войну закончил в должности начальника дивизии всего лишь, во время Гражданской у него главной силой был немецкий экспедиционный корпус, он им,  естественно, не командовал. То есть, мелочь пузатая по сравнению с Климентом Ефремовичем, который сам армии формировал и ими командовал, он был. И Климент Ефремович его переиграл вчистую.
     Во-первых,   он не стал предварительно наращивать группировку советских войск,  боевые действия начал только силами Ленинградского округа.  Сразу со всех пяти направлений, против всех  группировок Маннергейма. Иосиф Виссарионович на совещании 17 апреля это объяснил:
« мы … считали, что, возможно, война с Финляндией продлится до августа или сентября 1940 года, вот почему мы на всякий случай учитывали не только благоприятное, но и худшее, и занялись с самого начала войны подготовкой плацдармов в пяти направлениях. Если бы война продлилась и если бы в войну вмешалось какое-либо соседнее государство, мы имели в виду поставить по этим направлениям, где уже имеются готовые плацдармы 62 дивизий пехоты и 10 в резерве, 72 всего, чтобы отбить охоту вмешиваться в это дело».
       Вот вам сразу,  пальцем деланные историки – жирного леща!  Вы  откуда высосали, из какого анатомического органа, свои мысли, что СССР планировал разгромить финнов за 3 дня с двумя перекурами?  Сталин же русским языком сказал: рассчитывали до августа или сентября, т.е. прикидывали, что компания продлится 9-10 месяцев!
       Само Советское правительство не предполагало, что К.Е.Ворошилов и армия, созданная им всего за 14 лет практически с нуля,  еще переживающая многие детские болезни, способна за очень короткий срок, всего за три месяца,  разгромить такую серьезную силу, как финны…

Советско-финская война. (часть 5)

Оригинал взят у p_balaev в Советско-финская война. (часть 5)
  А дальше Климент Ефремович начал творить все непотребные вещи, если его действия рассматривать с точки зрения  «военной науки».  Слабые войска Ленинградского округа, все пять группировок,  были брошены в наступление.   Представьте лицо Карла Густава Маннергейма, когда он узнал, что творят  русские?!  Он же сам всего 22 года назад был еще русским генералом, наверняка подумал, что большевики буйные алкоголики. Такого делать было нельзя категорически!  Нельзя наступать заведомо слабыми войсками против заведомо сильнейшего противника, да еще опирающегося на долговременные оборонительные укрепления.
     Но и финны наступления не ждали!  Их выбили из предполья  и войска Ленинградского округа начали штурм оборонительных  укреплений, находящихся в глубине обороны противника.  Конечно, война есть война, проблемы были, их описывают как ряд поражений советских войск. Были даже окружения отдельных частей. Всё это рисуется максимально мрачно.  Сталин же так об этом сказал: « На что она способна (финская армия – авт.), и чему завидовали отдельные товарищи? На небольшие выступления, на окружение с заходом в тыл, на завалы, свои условия знают, и только. Все эти завалы можно свести к фокусам. Фокус - хорошее дело: хитрость, смекалка и прочее. Но на фокусе прожить невозможно. Раз обманул - зашел в тыл, второй раз обманул, а третий раз не обманешь. Не может армия отыграться на одних фокусах, она должна быть армией настоящей. Если она этого не имеет, она неполноценна. Вот вам оценка финской армии».
        Решение Ворошилова на наступление   успокоило и Карла Маннергейма.  Финский командующий  так и не понял, что делают русские.  После непродолжительного сопротивления его части отошли за линии укреплений и приготовились отражать штурм.   Штурм и начался. На полном серьезе.  Как командование поставило задачу, так войска и начали ее выполнять. Само собой, нигде финская оборона не была прорвана.  Весь мир стал посмеиваться над Красной Армией.   Крохотная Финляндия (не совсем уж она и крохотной вообще-то была) наваляла большевикам!   Зарубежные газеты  пестрели статьями о мужестве горячих финских парней и  о простофилях-большевиках. 
      Да и наши военачальники, которые командовали  наступающими войсками,  тоже пришли в уныние и огорчение.  Они же задачу Главкома не выполнили.  Провалили ее.   Но ошибались, они задачу выполнили,  потому что К.Е.Ворошилов  им настоящую задачу не довёл. 
     Сейчас будет  произведено  моральное надругательство над «первым неудачным периодом» и теми  недоумками, которые о нем писали.
  «Мы не раскрывали карты, что у нас имеется другая цель - создать плацдарм, произвести разведку. Если бы мы все карты раскрыли, то мы расхолодили бы наши армейские части. Задача была такая». (И.В.Сталин)
     Т.е.,  никто и не намечал взлом обороны войск Маннергейма,   Начало советско-финской войны – это  занятие силами войск Ленинградского округа плацдармов для концентрации войск, уже направлявшихся к району боев из внутренних округов, и разведка боем  системы вражеской обороны.  А так как в войсках не знали, что они всего лишь проводят разведку боем, то попытки проломить оборону противника   проводились упорно.   Финны  ее всерьез и восприняли, поэтому лупили по наступающим из всех стволов. В итоге, вся система финской обороны была вскрыта!
   Таким образом, то, что нам представляют в качестве первоначальных неудач войск под командованием Ворошилова, на самом деле – блестяще выполненная операция по созданию плацдармов и вскрытию системы обороны противника.  Есть разница?

Маннергейму памятную доску к какой-то стенке приколотить хотят?

http://pyhalov.livejournal.com/435695.html


Я лично не против.  Только на  доске должна быть надпись, которая наиболее подходит к памяти этого  барона-предателя:

"Горе-вояка.  В 1940 году  отхватил от К.Е.Ворошилова, в результате Суоми лишилась приличного куска своей территории.  Был от природы туп, поэтому урока не усвоил.  Специально для него повторили.  В 1944 году К.А.Мерецков  вломил ему так, что униженный до уровня шавки  Карл Густов Эмиль  вынужден был воевать с Гитлером, прихвостнем которого был.  Эту опозоренную шавку даже побрезговали судить вместе с его немецкими хозяевами в Нюрнбегре".

И повесить эту доску на зассанную стенку самого вонючего общественого нужника.