June 23rd, 2016

1941 год. (Из черновика "Ворошилова") (ч.8)

Так что, совсем никакой внезапности не было в начале войны?   Да, не было. Были совершенно другие факторы.  Мне один из читателей совершенно справедливо указал, что я пропустил слова Иосифа Виссарионовича в праздничном приказе от 23 февраля 1942 года:  «В первые месяцы войны ввиду неожиданности и внезапности немецко-фашистского нападения Красная Армия оказалась вынужденной отступать, оставить часть советской территории».

       Если Хрущев слова праздничного приказа использовал для того, чтобы обвинить Сталина в игнорировании угрозы войны, а потом для собственного оправдания использовать фактор внезапности, то это подлость неприкрытая.  Разница  между политическим заявлением на Пленуме ЦК КПСС, на котором Сталин говорил о втором фронте и нехватке танков и самолетов,    и праздничным приказом – существенная, не находите?    Иосиф Виссарионович этим Приказом поздравлял воинов Красной Армии, а не вскрывал недостатки и просчеты.

       Того же плана следующее обвинение Хрущева: «До войны в нашей печати и во всей воспитательной работе преобладал хвастливый тон: если враг нападет на священную советскую землю, то мы ответим на удар врага тройным ударом, войну будем вести на территории противника и выиграем ее малой кровью».

     А это уже прямой поклеп не только на Сталина, но и на К.Е.Ворошилова.  Никита же собственной персоной присутствовал на 18-м съезде ВКП (б), своими ушами слышал, что говорил с трибуны Климент Ефремович: «…современные войны, как об этом красноречиво свидетельствует вторая империалистическая война, будут длительными, затяжными, разорительными». Где там хвастливость?  Напротив, Ворошилов на съезде предупреждал, что свою армию мирного времени, насчитывающую  1 млн. 150 тысяч человек, Германия в случае войны может развернуть в 5,5-6 раз. 

      Это такой же хрущевский трюк,  как и со словами праздничного приказа: представить слова из куплетов песен -  политическим заявлением, которое расхолодило страну, погрузило в беспечность и самоуверенность. 

     Вписав в свои мемуары фантазии о надеждах Сталина на мирный исход летом 1941 года, сам Георгий Константинович оказался в очень сложном положении и не заметил, что всё дальнейшее его повествование о начале войны в корне противоречит  жонглированию Директивами.   Если бы эти Директивы даже за год до перехода немцев в наступление они отправили, то результат был бы точно таким же.

    Потому что,  ждали от вермахта совсем не то, что он стал творить.  И в этом плане Сталин не противоречил себе, когда говорил 23 февраля 1942 года о неожиданном и внезапном нападении.  Ошиблись не в дате нападения,  а в том, как оно было совершенно.

      И немцы напали неожиданно и внезапно…  везде! 

         Арсен Беникович Мартиросян  объяснил просчет советского командования предательством.  Он утверждает, что план «Барбаросса» стал  советской разведке и Сталину известен в подробностях еще до начала войны.  И, согласно этого плана главный удар вермахт наносил на Москву.  В книге Мартиросяна есть еще  забавное утверждение, что агрессор всегда стремиться столицу своей жертвы захватить.   Захватил столицу – уже практически победа.  Жаль, у Наполеона такого советника, как Мартиросян, не было. А то бы он не лез на Москву.   Но  со столицами у него – это еще пустяки.  А вот то, что Штирлицы в Генштабе немецком срисовывали  карты и планы – это круто.  Жаль, пока кина цветного про это нет.

    Никто не знал планов немцев. Ни Сталин, ни Тимошенко. Ни Жуков, начальник Генштаба, лично по должности отвечающий за разведку.  Поэтому планировали развертывание своих войск  с расчетом на умного противника. Это было единственно правильным. В отсутствии реальных данных разведки – поставить себя на место противника и попробовать спрогнозировать его действия.  И у них получался вывод, что задачей вермахта будет разгром основных сил РККА и захват важнейших районов с сырьем и промышленностью.   Лишить СССР возможности сопротивления, уничтожив армию и основу промышленного потенциала.   Вот именно то, что было проделано с Францией.

   А для этого надо было дать противнику армию отмобилизовать  и подтянуть ее к границе.  Как с Францией было.  Там же «странная война» сначала шла. А потом молниеносными ударами французская армия была рассечена на части.  И всё. Французскому правительству оставалось только  на освободительную борьбу поднимать весь народ,  но оно испугалось, что коммунисты слишком большое влияние получат во время этой борьбы и сдало страну.

     Но Францию Гитлер всерьез воспринимал.  Это же была мировая держава.  СССР же не просто на словах называл «колоссом на глиняных ногах», его таким и воспринимали. Успехи пятилетки списывались на коммунистическую пропаганду, победу над Финляндией представили поражением.  Деятели из РОВС формировали европейское общественное мнение в ключе, что достаточно небольшого внешнего нажима и в Советском  Союзе начнется всенародное восстание против жидов-большевиков...

Buy for 100 tokens
***
...

1941 год. (Из черновика "Ворошилова") (ч.9)

      План «Барбаросса» предусматривал  выход на линию Архангельск-Волга-Астрахань за полтора-два месяца.  Посмотрите на карту и прикиньте расстояние, поделите его на 30 км, пеший переход пехоты, и вы поймете, что воевать Гитлер на территории СССР не собирался. Он собирался маршировать по ней.  Как на параде.  Большая часть пехоты вермахта не на грузовиках перемещалась, а как и в 1914 году – пёхом. 

        На предательство в Красной Армии и Советском правительстве надеялись? Нет. Ерунда это. На это рассчитывали как на сопутствующий фактор, который мог возникнуть при разгроме военной силы Советского Союза.

      Это так они оценили военный и промышленный потенциал Советского Союза.  Если Мартиросян разведчик и предполагает измену высших военных чинов Красной Армии, то где в его трудах факты сотрудничества советских генералов и маршалов с абвером? Как только разведка с изменником устанавливает связь, так она сразу начинает требовать от него оперативную информацию.   Это первое, что делает разведка. Потом проверяет эту информацию, если она достоверна, то завербованному дают задание на сбор новой информации и на совершение каких-то действий.  Где всё это?  Где у абвера информация от советских генералов?  Про Тимошенко с Жуковым я даже не говорю -  от Д.Г.Павлова где информация?

     В своих книгах Ю.И.Мухин и А.Б.Мартиросян  советским генералам приписали такой ход мыслей:  откроем фронт Гитлеру, а когда он победит, то заявимся в рейхстаг на белых конях с белыми флагами и скажем, что это мы помогли немецкой армии одолеть Сталина  и нам за это положено варенье и печенье.

      Аркадий Гайдар специально для таких «разведчиков»  даже сказку про мальчишей написал.  Даже Мальчиш-Плохишь  предательство черное совершил только после того, как ему бочку варенья и корзину печенья пообещали, а не раньше.

    Кому бы эти генералы,  добровольные и тайные даже для абвера предатели, были нужны?  Они не могли предполагать, что Гитлер их заявления об открытии фронта назовёт подлыми инсинуациями и заявит, что германская армия победила своей доблестью, а не изменой противника?

    Так  идиотски тупо изменить Родине могут только российские писатели-историки. 

     Откуда у меня сведения, что немцы от генералов не получали никакой оперативной информации?  А какая оперативная информация должна была исходить от завербованного военачальника противника, что от него в первую очередь стали бы требовать? Конечно, данные о вооружении, численности и дислокации частей армии. Правильно? Не о любовницах же Сталина?

      «Военный дневник» Франца Гальдера. Напоминаю – Гальдер начальник германского Генштаба. Разведка – одна из важнейших функций Генштаба. Цитировать, что там он записал о имеющихся разведданных по РККА? Не смогу процитировать, потому что вообще ничего нет.

     Там другое есть:  неизвестные до войны артсистемы у русских, неизвестные типы самолетов, неизвестные танки.  Все сведения о месте нахождения и передвижении советских войск -  из  данных авиаразведки. 

    Да вы прикиньте как бы это «предательство» выглядело после победы немцев.  В штаб фон Бока привели бы пленного Дмитрия Павлова и он гордо заявил бы, что обеспечил группе армий «Центр» успех тем, что фронт открыл?   Что бы вы ответили на это на месте фон Бока?  Я бы:  парни, эта гнида решила украсть нашу победу, она говорит, что это не мы противника разбили, а он нам его дал разбить своей подлой изменой. Отведите его за какой-нибудь сарай и там пристрелите, как собаку. 

     Даже Андрею Власову в голову не пришло заявлять в плену, что это не немцы разгромили 2-ую ударную армию, а он ее подставил под поражение. Даже у этого изменника хватило ума не плести языком то, что немцев обозлить может…

1941 год. (Из черновика "Ворошилова") (ч.10)

    Георгию Константиновичу Жукову очень хотелось остаться в истории самых великим полководцем всех времен и народов.  А такой полководец может разгромить только самого умного и коварного врага.  Поэтому он и говорил, что нельзя немцев считать дурачками.  А чтобы  не рассказывать, как они с С.К.Тимошенко (да и со Сталиным тоже) опростоволосились с оценкой ума гитлеровских стратегов, он написал такое:

«Не раз возвращаясь мысленно к первым дням войны, я старался осмыслить и проанализировать ошибки оперативно-стратегического характера, допущенные собственно военными — наркомом. Генеральным штабом и командованием округов — накануне и в начале войны.

Внезапный переход в наступление в таких масштабах, притом сразу всеми имеющимися и заранее развернутыми на важнейших стратегических направлениях силами, то есть характер самого удара, во всем объеме нами не предполагался. Ни нарком, ни я, ни мои предшественники Б. М. Шапошников, К. А. Мерецков и руководящий состав Генерального штаба не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу бронетанковых и моторизованных войск и бросит их в первый же день мощными компактными группировками на всех стратегических направлениях с целью нанесения сокрушительных рассекающих ударов».

        Но перед этим, он в «Воспоминаниях и размышлениях» пишет: «В последние годы принято обвинять И. В. Сталина в том, что он не дал указаний о подтягивании основных сил наших войск из глубины страны для встречи и отражения удара врага. Не берусь утверждать, что могло бы получиться в таком случае — хуже или лучше. Вполне возможно, что наши войска, будучи недостаточно обеспеченными противотанковыми и противовоздушными средствами обороны, обладая меньшей подвижностью, чем войска противника, не выдержали бы рассекающих мощных ударов бронетанковых сил врага и могли оказаться в таком же тяжелом положении, в каком оказались некоторые армии приграничных округов. И еще неизвестно, как тогда в последующем сложилась бы обстановка под Москвой, Ленинградом и на юге страны.

К этому следует добавить, что гитлеровское командование серьезно рассчитывало на то, что мы подтянем ближе к государственной границе главные силы фронтов, где противник предполагал их окружить и уничтожить. Это была главная цель плана «Барбаросса» в начале войны».

      Да вот на это  наше командование рассчитывало, что немцы будут ждать, когда наша армия сконцентрируется у границы, а потом одним ударом попытаются сразу уничтожить ее.  Поэтому, уже зная о неизбежности начала войны, к подготовке к нападению Германии отнеслось безалаберно.  А такие, как Павлов, вообще не верили в то, что Германия ведя войну с Англией, решится открыть второй фронт, и допустили преступную халатность.

  А немцы получили вот такого противника:

«К началу войны 9-й мехкорпус был укомплектован личным составом почти полностью. Не хватало еще вооружения, и обучение людей не было завершено. Но в сложившейся обстановке воевать с этим составом было можно.

Несчастье заключалось в том, что корпус только назывался механизированным. С горечью смотрел я на походе на наши старенькие Т-26, БТ-5 и немногочисленные БТ-7, понимая, что длительных боевых действий они не выдержат. Не говорю уже о том, что и этих танков у нас было не больше трети положенного по штату. Пехота обеих танковых дивизий машин не имела, а поскольку она значилась моторизованной, не было у нее ни повозок, ни коней». (К.К.Рокоссовский)

      Т.е., вместо того, чтобы встретить на границе этот 9-ый корпус, полностью укомплектованный танками и транспортами, да уничтожить потом его вместе с техникой в приграничных сражениях,  они побежали вперед, растянув свои войска,  и сами подставились под удары слабых частей Рокоссовского. А та техника, которую не успел получить 9-ый корпус,   осталась невредимой и пошла на комплектование  войск второго стратегического эшелона.

    Более «грамотно» войну начать было уже нельзя.  Но и это еще не всё.  Многие считают, что основной удар вермахт наносил в направлении на Москву, как это предусматривалось планом «Барбаросса».   Мартиросян это утверждает прямо. Поэтому он обвиняет Тимошенко и Жукова в том, что они намеренно изменили план развертывания войск, отдав приоритет Юго-Западному направлению.  Но только не было у немцев главных и второстепенных направлений.  Более того, захват Москву не был приоритетом в планах Гитлера, 13 марта 1941 года Гальдер записывает его высказывание:

«г. Группы армий «Север» и «Центр» должны продвинуться до р. Днепр, а затем под прикрытием Днепра развернуть свои силы на север. Захват Москвы не имеет никакого значения!»

       Немцы никаких приоритетных стратегических направлений не планировали. Они планировали захапать всё и сразу.  Во всю ширину тевтонского рта. Даже не подозревая, что во время проглатывания такого куска рот треснут может…