October 18th, 2016

еще немного из "Ворошилова"

       Закономерен вопрос: если смерть Сталина от инфаркта выглядела настолько неподозрительной, то зачем была нужна вся катавасия с уничтожением медицинских документов о его здоровье и изготовлением фальшивок? Прошло бы время, страсти улеглись бы, и народу объяснили, что была такая ситуация, требовавшая  подмены диагноза.   Зачем было загонять самих себя в ловушку, чтобы потом выдумывать явную чушь с местом смерти, с охраной, сутки не видевшей охраняемого…?
     Единственной уликой могло быть только обнаружение строфантина в трупных тканях, но в то время у судебных экспертов такой методики еще не было. Поэтому им так нагло и пользовались, убивая советских политических деятелей, больных ишемической болезнью сердца. Если бы не настойчивость Л.Ф.Тимашук, то и причина смерти А.А.Жданова так и осталась бы – «от болезни».
      Небольшое отступление.  Начиная с 1960-го года  выдающийся советский эксперт-криминалист Л.М.Власенко стал заниматься  проблемой обнаружения при судебной экспертизе в трупных тканях  сердечных гликозидов, и разработал простую,  доступную методику.   Больше того, он еще и методику длительного  сохранения трупного материала, содержащего сердечные гликозиды, в том числе и строфантин, разработал. Так вот, трупный материал, для сохранности этих веществ, Власов предложил консервировать с использованием этанола.   Публикации работ Л.М.Власенко пришлись на 1962 год, но тем, кто научными исследованиями занимался, понятно, что методика была разработана гораздо раньше, чем она была опубликована. По крайней мере, первые результаты ее успешного применения.
      Так вот, тело И.В.Сталина было забальзамировано по методике Н.Ф.Мельникова-Разведенкова, в которой для консервации использовался – этанол! Т.е. в трупе, лежащем в Мавзолее, эксперты могли обнаружить строфантин.  Тело Сталина стало бомбой…
  Подозреваю, что у высших медицинских кругов чесалось так сильно, что они и поставили проблему перед экспертной наукой – обнаружение гликозидов. Им было крайне важно знать, возможно ли обнаружить следы их соучастия в убийстве. А соучастником был и министр здравоохранения Третьяков.  Направление научной деятельности Власенко было кому задать. И было кому следить за его работой. Поэтому Мао Цзедуна советской руководство и не стало опровергать, когда он заявил, что в 1961 году тело Сталина было вынесено из Мавзолея и предано сожжению. Отмолчались.
Buy for 100 tokens
***
...

еще немного из "Ворошилова"

        Но есть еще один момент, который упускают исследователи смерти Сталина. Ни в одном воспоминании о тех событиях нет ничего о присутствии старшего смены личной охраны Вождя при проведении медицинских процедур. Вот этого точно не могло быть. Сталин хоть и был без сознания, но он был еще жив и, следовательно, являлся охраняемым объектом. Никто, ни Игнатьев, ни Берия, ни весь Президиум ЦК КПСС не имел права и да и не стал бы отстранять охрану от несения службы. Все инъекции больному разрешались только после сверки с записью в листе назначения  и проверки надписи на ампулах и флаконах с лекарственными средствами. Если экстренность требовала введение лекарств до заполнения листа назначения, то все ампулы помещались в пакет и опечатывались. Вообще, все ампулы и флаконы должны были помещены в пакеты и опечатаны. Это азбука для охраны физических лиц. Этого ни в одном воспоминании нет.  И это еще не всё. В тюрьме сидят врачи-вредители, которых подозревают в убийствах деятелей партии и государства, умирает Сталин и никакой оперативной проверки по факту возможного неправильного лечения не проводится.  Такого быть просто не может. Но вообще никаких сведений об этой проверке не осталось.
   А ведь 6 марта 1953 года министром объединенного МВД-МГБ  становится Лаврентий Павлович Берия!   Человек опытный, не следователь-стажер, какой-нибудь.
      Признаюсь, что я сам долгое время был под гипнозом  многочисленных публикаций последних лет о  «самом выдающемся менеджере 20-го века». Истоки выдвижения Лаврентия Павловича на роль самого выдающегося государственного деятеля сталинских времен понятны.  Ложь в отношении его была настолько грандиозной, что ее разоблачение становилось такой же грандиозной сенсацией. Эта литература по факту становилась продаваемой, можно было заработать. Но и это еще не всё,  возведение на пьедестал Берия играло на руку целой кодле замаскировавшихся под сталинистов апологетов меритократии.  Лаврентия Павловича сделали знаменем «технарей-управленцев», свободных от «идеологических пут».   А чтобы это максимально достоверно обосновать, такое стремление «лишить партию власти» приписали и Сталину, Берию же изобразили его ближайшим соратником, продолжателем его дела. И гибель Лаврентия Павловича – результатом его попытки расследовать убийство Вождя. Вот сегодня в массе сталинистов  эти положения и закреплены. Безупречно честный последователь Сталина, Л.П.Берия, один из всей сталинской гвардии решился противостоять хрущевцам и в этом противостоянии погиб. И, закономерно, следует вывод, что всё сталинское окружение только и думало, как удержаться у власти, Иосифа Виссарионовича предало. Уровень подлости или глупости авторов книг на тему «величайший менеджер» понятен?
    О Берия можно написать много, человек, действительно,  выдающийся, оболган и ошельмован колоссально. Заслуги его велики. Но!  Он не расследовал смерть Сталина! Он начал после этой смерти свою игру,  и игру довольно мутную…

еще немного из "Ворошилова"

Насчет того, что он хотел что-то расследовать…  Ю.И.Мухин, пожалуй, самый известный исследователь смерти Сталина, который эту ерунду и запустил. Юрий Игнатьевич страдает явным желанием подгонять факты под свои гипотезы. Расследование могло начаться только с ареста всей охраны уже 6 марта. Сразу, как только Берия стал министром МВД-МГБ. Если исходить из «дачной истории».  Охране сразу светила как минимум халатность, если они выполняли незаконное указание Игнатьева – это убийство. Если бы Берия объявил, что подозревает Игнатьева в убийстве Сталина в марте, сразу после смерти Иосифа Виссарионовича, то у него были все шансы загнать под лавку весь ЦК. И оторвать головы тем, кто  ее из под лавки высунул бы. И не надо было ждать до июня, потом получать ордер на арест Игнатьева, светиться с этим ордером. Обвинение в убийстве Сталина было бы смертельным для избранного 6 марта секретариата ЦК, там все, вместе с Хрущевым,  вылетели бы на периферию скромными секретарями обкомов и ждали бы, чем следствие закончится.
   Вообще, о каком расследовании можно говорить, если вскрытие тела Сталина проводили те же,  кто его и «лечил»?!  При молчаливом согласии министра МВД. Для расследования убийства результаты патологоанатомического исследования имеют едва ли не решающее значение. И вообще, присутствие на вскрытии почти всего лечебного консилиума – это какой-то сюрреализм. Такого нет даже в обычной районной больничке. Чего им там было делать? Подсказывать паталогоанатому – что в  заключении писать?
        Ответ на это только один – никто, Берия в том числе, интереса к какому-то расследованию причин смерти Сталина не проявлял. Маленков, Каганович, Молотов, Ворошилов – потому, что это не входило в их компетенцию. А Берия – почему?
       Больше того, Лаврентий Павлович через неделю после смерти Иосифа Виссарионович взял и прекратил ведение «дела врачей» . Все арестованные были немедленно освобождены.  А следователь Рюмин, которого к этому моменту Игнатьев уже из органов вышвырнул, наоборот, арестован.
    После осознания мною факта незаконности прекращения «дела врачей» очарование Лаврентием Павловичем стало улетучиваться, мне стало понятно, что его сын в книге «Мой отец Лаврентий Берия» описал отца законченным диссидентом особо не фантазируя, стало понятным, почему его так не любил Семен Михайлович Буденный за подлую подставу во время обороны Кавказа.
  «Дело врачей», вспомните, стало раскручиваться именно после смерти Андрея Александровича Жданова.  Нам долго и целенаправленно внушали о его незаконности. И теперь в заслугу Берия ставят его прекращение.
    Там навертели столько, что черт ногу сломит. А представьте такую ситуацию: у вашего близкого родственника  начались боли в сердце. Сильные боли. Вы вызвали к нему врача. Врач ставит диагноз –  это от гиподинамии. Надо больше гулять. Ваш родственник гуляет, но боль не проходит, только усиливается. Вы настаиваете на ЭКГ. ЭКГ делает другой врач и ставит диагноз – инфаркт, гулять нельзя, нужно лежать, иначе умрет. Первый врач, лечащий, не согласен, кардиологу предлагает переписать диагноз. Тот не соглашается. Тогда кардиолога просто посылают самого в лес гулять, а вашему родственнику также рекомендуют больше двигаться на свежем воздухе. Ваш родственник во время прогулки и умирает. Вот вам суть того, что было с А.А.Ждановым. Вы будете настаивать, что лечащий врач вашего родственника не убийца? Да если он даже с с кардиологом, который поставил диагноз – инфаркт не согласен, если он сам профессор, а кардиолог – интерн, то и в этом случае есть же подозрение на инфаркт, даже пусть это подозрение – мизерное! Любой врач знает, что это нужно учитывать. Но не назначать лечение и режим, которые убьют больного, если подозрение верно.
      И Берия все это знал. Тем не менее он выпустил всех арестованных врачей. Да еще и настоял на публикации об этом сообщения в «Правде». Всё, дело было прекращено с таким оглушительным шумом, что его возобновление уже было невозможно.  И тут же Берия арестовывает Михаила Дмитриевича Рюмина, следователя, который дело раскрутил и вел. Арестовывает за фальсификацию следственных материалов. А начальником Рюмина был бывший министр МВД-МГБ Игнатьев! Игнатьев Рюмина уволил не за фальсификацию, кстати, а за то, что он, по мнению Игнатьева, не очень активно следствие вел.  И Л.П.Берия стал этим делом валить Игнатьева, который уже был секретарем ЦК. Целью Берия был пост секретаря ЦК! А дальше, как я подозреваю, он планировал  подвинуть Хрущева и возглавить секретариат, всерьез Хрущева он не воспринимал, конечно.
   Ю.И.Мухин написал, что к июню Берия получил доказательства отравления Сталина и ордер в связи с этим на арест Игнатьева.  Детишек можно пугать бабаем и бабой-Ягой, но мы же взрослые люди:  тело Сталина было уже в Мавзолее, забальзамировано. При бальзамировании внутренние органы удаляются, их еще во время вскрытия выбросили. Как доказывать отравление, если невозможно найти следов отравления?