?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Мои твиты

Tags:

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

"ТРОЦКИЗМ". Первые черновые наметки к будущей книге.

     Пока еще был 1903 год.    В плату за предательство Ленина  Л.Д.Троцкого меньшевистская группа в состав  Бюро, которое эти господа сформировали в противовес ЦК большинства, включила, наряду с Аксельродом, Даном, Мартовым.  Но брезгливое отношение к перебежчику даже эти господа демонстрировали столь явно, не хотели его признавать за равного себе, что Лёва вскоре их покинул, заявив, что в этом Бюро натолкнулся на интриганство.  Стал сам себе пароход.  Все устремления направил на создание собственной фракции, для чего написал  брошюру «Наши политические задачи», пересыпанную ругательствами в адрес Ленина: «вождь реакционного крыла партии», «диктатор», «узурпатор», «Ленин совсем не марксист».
      Но все натужные попытки стать вождем собственной фракции  для самонадеянного и амбициозного выскочки закончились пшиком.    У выскочки,  за плечами которого не было ни заслуг  партийного деятеля, ни внятной программы, кроме дикой нелепицы в его статьях, не было и авторитета.  Зато  хвалебное предисловие к брошюре написал ему Гельфанд-Парвус, с которым они сдружились и Лев поселился у него в доме в Мюнхене.
       В 1905 году, с началом первой революции,  Троцкий  вернулся в  Россию, сначала в Киев, оттуда перебрался в Петербург, взяв у местных меньшевиков явки,  но скоро вынужден был, опасаясь ареста,  бежать в Финляндию.   В Петербург вернулся уже после начала декабрьского вооруженного восстания .   О том, как его выбрали в Петербургский Совет,   Лев Давидович в воспоминаниях тактично умалчивает.    Единственное, о чем он вспомнил, так это о своей идее выборов на беспартийной основе, но его опередили меньшевики, которые уже такие выборы начали проводить, в противовес большевистскому плану партийного представительства.   Но вот  близость к Парвусу позволяет предполагать, что этот прощелыга Льва в Совет и пропихнул.  Тем более, что они стали очень тесно сотрудничать, разрабатывая «теорию перманентной революции».  Теория подлая до крайности. Не случайно, что потом, уже в эмиграции,  Троцкий написал целый труд «Перманентная революция», в котором представил это своё теоретическое открытие так, будто оно ни в чем ленинской революционной теории не противоречило, только он другими словами выражался. 
      Потом, когда будем разбираться с идеями Троцкого,  коснемся «перманентной революции» вплотную.  Пока лишь  скажу, что современные  мраксисты,  выделяя в качестве пролетариата из числа наемных работников  «рабочий класс», т.е.  группу населения, занятого преимущественно физическим трудом, занимаются реинкарнацией  «перманентной революции» в ее современном виде.    Троцкий с Парвусом  выдвинули идею столкнуть интересы крестьянства и пролетариата,  современные троцкисты сталкивают  рабочий класс с интеллигенцией.   Самое концентрированное выражение этого современного троцкизма   - у В.М.Попова.  Многочисленные его сторонники даже не задумываются о том, что общество делится на классы не по  типу труда, умственного или физического, а по отношению к собственности.
      Заказ на теорию «перманентной революции», естественно, был.  И заказчика можно уже вычислить по тому, что подхватил эту идею именно провокатор Парвус.  Теория была выгодна русской буржуазии, которая трусливо наблюдала, чем же закончатся восстания рабочих и выступления крестьян.
      Буржуазия и хотела победы революции,  и боялась этой победы.  Ситуация для царя в 1905 году была очень опасной.  Вывернулся он из нее только благодаря тому, что последний русский царь был, пожалуй,  не менее жестким и решительным, чем Петр Первый.  Карикатурный образ Николая Второго, которого потом стали изображать в виде мягкотелого любящего мужа и отца семейства, ничего общего с реальным царем не имел.  Это был в полном смысле этого слова – Николай Кровавый.  То, что он не говорил басом и кулаком по столу не стучал – это ерунда. Как раз  зачастую внешняя грозность является проявлением внутренней трусости.
      Еще царь и вовремя славировал предоставлением «политических свобод» своим Манифестом, чем существенно сбил революционную волну.  Потом пошедшую на спад революцию раздавил, залив страну кровью.
      Но победа революции была абсолютно реальной, вся страна полыхала.  Не будь русская буржуазия такой трусливой, она бы пришла к власти в 1905 году. А власть ей была нужна.  Именно русской буржуазии.   Такие чудаки, как Н.В.Стариков ищут в нашей революции иностранный след. Они и чудаки,  и лжецы.  Иностранному капиталу как раз не выгоден был приход в России к власти буржуазии.  Отсталый политический строй, самодержавие,  топил и экономику с траны.  Власть была в России не просто самодержавной, но еще и почти феодальной, главная опора трона – помещичье дворянство.  Феодалы враждебны буржуазии.  Они в них видят конкурентов за власть. Поэтому буржуазию они давят. Свою.  А вот иностранная буржуазия  им не опасна. Иностранному капиталу как раз выгодна отсталая Россия. Грабить легче и можно не опасаться появления экономического конкурента.
       Но даже в буржуазной революции на баррикады сынки фабрикантов не идут, конечно.  Движущей ее силой выступает пролетариат.  Это восстание рабочих должно было свергнуть царизм, а буржуазия – воспользоваться этой победой. Как в Феврале и произошло.  Но ведь после свержения царизма  нужно было ликвидировать рабочее движение!  Интересы рабочих и буржуазии не совпадали!
       Именно эту цель, разгром рабочего движения,  и преследовали создатели теории «перманентной революции».

p_balaev

"ТРОЦКИЗМ". Первые черновые наметки к будущей книге.

       Задумка Парвуса и Троцкого   шла из меньшевизма, который отрицал союз пролетариата и крестьянства. Но они шли еще дальше, их «перманентная революция» вела к прямому конфликту пролетариата и крестьянства.  В условиях, когда пролетариат в России еще не составлял большинства населения, этот конфликт мог привести только к поражению рабочего движения.  Т.е.,  если бы  революция 1905 года привела бы к свержению самодержавия (к полному свержению царизма  или замене его на конституционную монархию – не суть важно), то дальнейшее движение  рабочего класса в сторону социалистической революции, в сторону установления диктатуры пролетариата, натолкнулось бы на сопротивление крестьян.  Дальше – было бы разгромлено и на приходе к власти буржуазии все и закончилось бы.
       Потом, после Февраля,  Троцкий «перманентную революцию» попробовал осуществить на практике, но по рукам от Ленина так получил, что забыл о своей теории, пока ему о ней не напомнили уже в ходе оппозиционной борьбы.
       На революционной биографии Льва Давидовича  продемонстрирована  верность поговорки «наглость – второе счастье».   Троцкий, попав в Петроградский Совет,  одной активной болтовней  сотворил из себя одного из главных руководителей первой революции.
    Судите сами, в 1903 году  он только-только начал свою социал-демократическую деятельность. До этого, в полудетском «Южно-русском рабочем союзе» они занимались антимарксистской пропагандой.  В ссылке он впервые увидел марксистскую литературу.  Но в 1903 году он из активной деятельности почти сразу и выпал, заняв внепартийную позицию.  Партийной деятельности не вел,  забастовок и стачек не организовывал, оружие, как Ворошилов, контрабандно не возил,  старый табурет для строительства баррикады не принес, т.е. вообще стоял сбоку процесса.  Но как только попал в Совет, так сразу одеяло на себя начал тянуть с такой силой, что выбился в главные руководители. Дошло до того, что лично вел переговоры с самим Витте.
      Правда, с поражением революции всё закончилось. Состав Совета был арестован,  его члены по суду были приговорены к различным срокам ссылки, из которой Лев Давидович бежал за границу.
      В этот межреволюционный период он и заработал от Ленина клеймо Иудушки. История омерзительная, связанная с газетой «Правда».
       «Правда» была печатным органом ЦК большевиков, рупором ленинской политики.  Так Иудушка стал издавать свою «Правду», в которой клеймил Ленина последними словами и предрекал ему скорую политическую смерть.
         Две газеты под одним названием  вносили в рабочее движении дикий разнобой, наносили ему огромный вред.  Попытки Владимира Ильича  призвать Троцкого к элементарной порядочности натолкнулись на визг и вопли. Отношения были испорчены навсегда, на всю жизнь.
      Я не оговорился – навсегда. Никогда у Ленина  никакого отношения к Троцкому, кроме крайне негативного, не было.  Ни до Октября, ни во время его, ни после.  Ленин до конца своих дней его, мягко выражаясь, не любил.