April 2nd, 2017

"ТРОЦКИЗМ". Первые черновые наметки к будущей книге.

        В 1933 году Лев Давидович замутил  идею с Четвертым Интернационалом.   Толком даже нельзя понять,  кого он хотел в этот Интернационал объединить, оказалось,  что троцкистами себя называли многие, но вот в одной компании с Троцким находиться почти никто не хотел. Ставка была сделана на тех, кто болтался между Социнтерном и Коминтерном.  Т.е. на откровенных политических маргиналов.  Таких нашлось аж  четыре компании:  Международная левая оппозиция (Большевики-Ленинцы),  Социалистическая рабочая партия Германии, Независимая Социалистическая партия Голландии, Революционная Социалистическая партия Голландии.  Даже по двум голландским партиям  видно, что идея этого Интернационала была до крайности…  неудачной, если культурно выражаться.  Голландские социалисты и так между собой собачились, а если их еще и в одно помещение поместить, то ничего, кроме  гавканья,  точно не получится.
     Но, тем не менее,  Троцкий сочинил  «Декларацию четырех», призывающую к учреждению нового Интернационала, и представители этих 4-х партий ее подписали.   Подписали и забыли.
         Два года Лев Давидович ждал-ждал зарождения своего Интернационала, но он все не зарождался.  Тогда он в 1935 году написал уже «Открытое письмо за Четвертый Интернационал» . С горем пополам удалось собрать в Париже конференцию и объявить о создании Движения за 4-й Интернационал.
      И.В.Сталин, наверно, наблюдал за тем, как против него и Коминтерна объединяются две крошечные партии из Амстердама и плакал по ночам от страха, если судить по «мемуарам» Судоплатова.  Но, думаю, плакать  Иосиф Виссарионович мог только от смеха, глядя на эту движуху.
        Наконец-то в сентябре 1938 года  в Париже состоялся  учредительный Конгресс  Четвертого Интернационала.   Собралось   то ли 30, то ли 20 делегатов черт знает от каких организаций,  Лев Давидович сочинил «переходную программу» для них.   Ну и всё. На этом всё и закончилось, если не считать того, что в этом  «Интернационале» началась грызня.   Как обычно.  Где Троцкий – там грызня.  По другому никогда не было.
   Ситуация усугубилась еще тем, что в Европе началась война и секретариат Интернационала переехал в Нью-Йорк, на базу, так сказать, Социалистической рабочей партии Америки.  А в этой партии  разругались сторонники Троцкого и Макса Шахтмана,  Джеймса Бернхема и Мартина Эйберна.    Чтобы вам стало совсем весело:  Шахтман, Эйберн и Бернхем -    были троцкистами.  Но разругались со сторонниками Троцкого!
       Если даже допустить,  что Сталин  к тому времени уже отдал команду ликвидировать Льва Давидовича,  то развитие ситуации с троцкистским интернационалом привело бы к тому, что он срочно вызвал бы к себе  Берия и распорядился бы:  «Палыч, операцию «Утка» сверни срочно!  Это представление нужно смотреть, не прерываясь на антракт!»
        Ситуация в Четвертом Интернационале к 1940 году дошла до того, что даже заседания его Исполкома  не проводились, в Секретариате засели шахтманисты, которые   саботировали всю работу.  Троцкий начал писать ругательные статьи, в результате  Шахтман и компания из организации вышли, с ними ушла почти половина Социалистической рабочей партии.   Интернационал  впал в тяжелую кому. 
       Но  это еще был не финал!  Завершилось цирковое представление, как полагается,  фокусом. Сеансом магии.   Троцкий в мае 1940 года написал Манифест, который был принят  глубоко законспирированными личностями  на глубоко законспирированном Конгрессе  Четвертого Интернационала.  Т.е., кто в этом Конгрессе участвовал,  где и когда он проходил – было страшной тайной, и эта тайна так и осталась нераскрытой.
      Зато из Интернационала  были исключены сторонники Шахтмана.  Фактически, он и прекратил свое существование,  распавшись на мелкие несвязанные между собой группки, которые называли себя троцкистскими, но категорически не хотели иметь дело с самим Троцким.
    Т.е. в мае 1940 года, накануне своей смерти, Лев Давидович оказался, как и в далеком 1903 году,  политиком-одиночкой.  
         Но за ним, как считается, охотились лучшие разведчики-диверсанты  НКВД!  Что, больше заняться им нечем было?  Это во время  Халхин-Гола,  финской войны,  Польши   -  они бегали с то ли с томагавками, то ли с ледорубами  по мексиканской прерии  за несчастным  Лёвой, которого все бросили?
Buy for 100 tokens
***
...

"ТРОЦКИЗМ". Первые черновые наметки к будущей книге.

      Первое «покушение» на Троцкого было осуществлено группой  художника Хосе Давида Сикейроса.    Почему  покушение в кавычках?  Потому что покушения не было.
     Ладно, давайте  закроем тему,  с тем, что  Судоплатов и Эйтингон организовывали убийство  Бронштейна.  Так же, как и другие убийства политических деятелей, какими они бы не были нам неприятными, эти деятели:  Коновальца, епископа Ромжи…  Короче, все убийства, организацию и исполнение которых Судоплатов приписал себе  по приказу Сталина.  
        Поверить в то фуфло, что написано в «Спецоперациях», мог  только  такой  историк-сталинист, который Сталину приписал антимарксизм.   Причем, эти историки   как-то избирательно верят Судоплатову.  Например, Ю.И.Мухин сначала пишет книгу  «Катынский детектив», в которой камня на камне не оставляет от брехни про расстрел поляков НКВД, а потом берет книгу Судоплатова и оттуда черпает пригоршнями «факты»  о «Лаборатории-Х»,  убийстве  Троцкого и Коновальца,  ядах на вооружении наших спецслужб…   Только он избирательно черпает говно, кажется, Юрий Игнатьевич специалист в сортах говна.  Про  яды и Майрановского зачерпнул, а про Катынь  - не стал.  А чего так?  Воняло сильно?  Ведь Павел Анатольевич в «мемуарах» прямо и недвусмысленно вину за расстрел поляков возложил на Сталина и Берия!
     Получается, наши историки по собственному выбору   оценивают всю ту муть, которая есть в «Спецоперациях»  строго по своим предпочтениям говноедов и говнописцев.  И загадили своими «исследованиями» всю историографию сталинского времени, как холерные дристуны.
       Всё, что написано в «Спецоперациях» - откровенная брехня.  Антисоветская и антисталинская пропаганда в самом гнусном виде. А те, кт о. сочиняя исторические  книжки,  берет из «Спецопераций»  «факты» и эти  «факты»  втискивает в свои труды по Сталину, все эти мартиросяны, мухины, прудниковы…  их тьма-тьмущая  -  являются либо олигофренами, обученными письму, либо сознательными провокаторами и лжецами.

"ТРОЦКИЗМ". Первые черновые наметки к будущей книге.

        Что там за история с Сикейросом.   Да ничего в ней таинственного и «спецоперативного»  нет.  Бронштейн в Мексике за несколько лет уже так всех достал своими склоками и интригами, что местный коммунисты готовы его были  голой задницей на кактус посадить.  Им и так не просто было в Мексике жить, а здесь еще эта сволочь ведет антисталинскую и антисоветскую пропаганду, которая прямо лупит по  мексиканской коммунистической партии.
    Вспыльчивый  Хосе  Давид собрал группу своих друзей-партизан. Сели в автомобили. Подъехали к дому Троцкого, повязали его хваленную охрану. Не стесняясь физического воздействия и нарочито громко.  Еще и среди охранников  обнаружили гражданина США, подлого янки, которого в шпионаже подозревали, потом его тихонько пришили.
      Пока была эта катавасия, наш герой гражданской войны и создатель Красной армии, залез вдвоем с женой под кровать и там  дрожал и какался   от страха.  Парни Сикероса даже в его комнату заходить не стали -  лупанули очередью из автомата по двери, и уехали.
      Даже не скрывались.  Даже охрану не перестреляли и та их опознала, когда следствие началось.    На следствии Сикейрос,  а он не только художником был, но еще и в Испании повоевал немало, и его ребята такими же были  -  они от звука выстрела в обморок не падали,   откровенно рассказал, что Троцкого они убивать и не планировали. А если бы планировали – бы замочили бы без проблем.  У них одна цель была -  объяснить ему, что  иногда свою пасть вонючую нужно не очень сильно  распахивать.  Всё.  Сикейроса недолго подержали под арестом и отпустили.   Преступление незначительное. Уровня хулиганки.
    Наши  писатели любят представлять группу товарища Хосе Давида в виде банды бестолковых и нервных придурков. Пишут, что они такими придурками были, что даже под кровать, откуда сильно пахло Лёвиным страхом из штанов, не догадались заглянуть.  Будто бы само себя они испугались. Сделали всё в спешке и панике.
    Не героя Испании, товарища Сикейроса,   нашим писателям-историкам учить храбрости и выдержке.     Тем более уму.   Сколько у них самих ума, если они не могут сопоставить нейтрализацию охраны  со всеми дальнейшими действиями.  Значит, пока охрану вязали, паники не было, а когда из автомата по двери пальнули, так сразу руки задрожали?
     Разумеется, сразу после этого «покушения» сам Бронштейн сразу стал  вопить, что это Сталин его убить хотел!  Кто ему сегодня в унисон орет тоже самое?

"ТРОЦКИЗМ". Первые черновые наметки к будущей книге.

      Я долго ломал себе голову над вопросом, что же именно привело Л.Д.Троцкого-Бронштейна к такому финалу: получить ледорубом по голове от своего  адепта?
     Конечно, уже на второй день после того, как «лев революции»  «склеил ласты»,  его  сторонники сразу разразились почти радостными статьями, что  кровавый Сталин дотянулся…  Поспешностью они выдали свою радость:  наконец-то у троцкизма появился мученик! Да еще и сам апостол в этой роли!
        Всё в этом мире старо, как и сам этот мир.  Примерно то же самое мы наблюдали после убийства Бориса Немцова. Тогда тоже  наша вшивая оппозиция ликовала со скорбными лицами: кровавый Путин дотянулся!
       Ну чего там особо голову ломать?!  Возьмите и начните читать книги и статьи Льва Давидовича, начнет многое проясняться.  На ту высокопарно-патетическую чушь, что он из себя выплескивал на бумагу, клюнуть могли только  явно неадекватные люди.  У нормального человека эта литература может вызвать  лишь подозрение в   психическом здоровье автора.  Ну еще и в его крайней глупости. Вот эта неадекватная публика  постоянно и вилась вокруг Бронштейна.  Поэтому и возникающие троцкистские организации, как ПОУМ, к примеру,   вели себя как скопище психов. Мало того, что между собой все гавкались, так еще и со своим идейным вдохновителем почти сразу после возникновения  начинали бескомпромиссную конфронтационную борьбу.   Дурдом, наполненный буйнопомешанными – это троцкистское движение.
     Еще и сама личность Иудушки!   Ему невероятно повезло прожить столько много!  Удивительно не то, что ему по черепу зарядили ледорубом, а то, что он до старости дотянул.
    Понятно, что еще в 1918 году Климент Ефремович Ворошилов в Царицыне его не пристрелил только потому, что Ворошилов был человеком дисциплинированным.   Если бы у него выдержки было чуть поменьше…
          Ну еще продлевала ему жизнь  репутация политического деятеля.  Как-то неловко было  даже тем, кого он своим сволочизмом доводил до белого каления,  откручивать политическому деятелю  голову.  Слава Герострата мало кому по душе.
     Но как только он стал, как политический деятель, к моменту  приезда в Мексику сдуваться, как только стало явно видно, что  вся его деятельность – мыльный пузырь, так  перспектива встретиться с о старухой с косой ему стала светить отчетливо.
        Сами прикиньте, какая это падла была!  На примере его ссоры с художником Диегой Ривера. Ривера, когда Лев приехал в Мексику,  принял его, как дорогого гостя.  Поселил в своем доме, угощал текилой и чили.  Ну, отнесся по-человечески .   В ответ, вместо благодарности,  эта старая сволочь  стала трахать жену Диего.   Да еще почти на глазах своей собственной жены!
    Даже в наше почти травоядное время такая скотина вряд ли бы прожила долго. А тогда…  вот он и нарвался на товарища Меркадера.  Рамон травоядным не был. В Испании он ножичком и часовых  франкистов снимал.  Тот еще кадр.  Как многие  недалекие романтики, он повелся на троцкистскую дребедень, нашел своего кумира, познакомился.  Начал писать статьи в духе «льва революции», часто бывать у него в доме.  К моменту «ледоруба» он посетил Троцкого 12 раз! 12 раз! Чего-то это многовато  для подготовки теракта спецслужбами.   Если куратором Меркадера был  Эйтингон…   Что, товарищ Эйтингон был настолько туп, что своего агента гонял 12 раз к объекту диверсии?  Ну, ладно, раз семь…  но не 12 же!
     Что там между ними произошло – так толком и неизвестно.  Конечно, Рамон разочаровался в своем кумире, это без вопросов.  Вместо революционера – мерзкий склочный старик.  Да еще и с женщиной что-то там было связано, что-то там Меркадер объяснял, что Троцкий помешал его женитьбе.  
      Уверен, обычная бытовуха.  Чем-то так Лёва Меркадера задел, что тот  надел  солнечным  августовским мексиканским днем плащ поверх костюма,  в плаще заныкал ледоруб, пистолет и нож, пришел к Троцкому домой, потея в плаще, как финн в сауне.  Охрана посмотрела на одетого не по погоде посетителя абсолютно равнодушно.  Стоило только полапать его, как весь арсенал для убийства и был бы обнаружен. Но охране было плевать!
     Троцкий в момент появления в гостях Меркадера 20 августа кормил во дворе кур и кроликов. Рамон долго его упрашивал пройти в дом, чтобы показать свою новую статью.   В кабинете, когда Лев  Давидович стал читать, вынул из плаща ледоруб и хрястнул его по темени.  Троцкий успел заметить начало удара,  чуть отклонил голову, поэтому  получилось  почти вскользь. Крики, кровь и сопли!  Охрана повязала Меркадера. Привезли врача, тот осмотрел рану, сказал, что она неопасна, но надо отвезти в больницу зашить и перевязать.   В больнице Леве стало хуже и он скончался на следующий день. 
        У меня есть навязчивое чувство, что в больнице ему еще раз ледорубом добавили… Уж больно эта сволочь всех достала!
      Советское правительство,  получив известие о том, что произошло в Мексике, опубликовало официальное заявление. Ничего выдумывать не стали,  что заявила по результатам предварительного расследования мексиканская полиция, то наши и перепечатали: разочаровавшийся сторонник и еще женщина… Бытовуха.