?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Мои твиты

Tags:

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Берия...

      Из всех наших сталиниздов на момент написания этой книги самую большую активность проявляет в деле поливания фигуры Лаврентия Павловича мирровым маслом Елена Анатольевна Прудникова. Я откровенно называю ее дурочкой. И это совсем не оскорбление в адрес известной писательницы и журналистки. Это еще мягко для неё. Как дурочка нашла дурацкую тему и носится с ней, вопя благим матом: «Какое счастье, что бог послал России Берию!». И что не ляпнет, обязательно – дурь. Сами полюбуйтесь: «… в журнале «Коммерсантъ-власть» утверждается: «Один из специалистов, имевших возможность изучать дела Берии и начальника охраны Сталина генерала Власика, обнаружил крайне интересный факт. Списки женщин, в изнасиловании которых, судя по материалам его дела, признал себя виноватым Берия, почти полностью совпадают со списками тех дам, в связи с которыми обвинялся арестованный задолго до Берии Власик».
   Бедный Лаврентий Павлович! Надо же, как не везет! Поставьте себя на его место: едешь на машине по улицам, медленно-медленно, а навстречу тебе так и идут любовницы генерала Власика. Гуляешь возле дома, а по тротуару так и шмыгают любовницы Власика! Проститутку на дом вызовешь – и та любовница Власика! Легко ли такое перенести горячему грузину? На какую бабу глаз ни положишь – она обязательно из-под Власика…».

      Еще и сарказма добавила. Смешно ей. Дурочки, даже если у них на голове  шиньон из волос не цвета соломы, все одинаковы. Они в реальной жизни ведут себя, как свалившиеся в этот мир с планеты эльфов. Вроде бы почти на ее глазах существует нынешний российский бомонд, в котором актрисульки, спортсменки и разные «светские львицы» передаются от одних бизнесменов-олигархов, папиков-денежных мешков, мужчинок при власти, другим, из рук в руки, как переходящие знамена и вымпелы. В этом бомонде уже все давно молочный братья, сами уже запутались, кто когда на ком был женат, некоторые и по второму кругу пошли.
     Это среди обычных людей мужики не женятся на «звезде», которая успела переспать со всеми соседями, да еще и замужем побывать со всеми сослуживцами. Обычным людям в этом плане не мешают рамки «элитного» общества -можно и в трамвае познакомиться с симпатичной барышней, совсем не обязательно на балу в Кремлевском дворце класть глаз на седьмую жену элитного мужа, которая уже сама семь мужей сменила прямо на твоих глазах.
           Тоже самое там с любовницами. Это нормальному мужику западло со всякими бузовыми даже рядом стоять, зная, что все твои знакомые уже с ней «стояли». А «элите» деваться некуда. Приходится принимать это переходящее знамя.
     И в 40-50-х годах у тогдашней «элиты» уже были такие же проблемы. Не ходили Власик с Берией на танцы в ДК завода швейной фабрики,  им тоже приходилось с теми же «бузовыми» интимно общаться. Вот в списке Власика и оказались актрисы, спортсменки и «львицы». Как раз странно было бы, если бы они в списке любовниц Берии не числились.
      Еще в кабинете Лаврентия Павловича нашли завалы кружевных трусиков, бюстгалтеров и чулок. Кроме бериефилов есть, разумеется, их антиподы – напуганные в детстве страшилками про Берию, поехавшие крышей, но в другую сторону, такие, как покойный писатель В.Аксенов, который в «Московской саге» придумал, что эти предметы женского туалета – трофеи сексуального маньяка. Будто бы Берия у своих любовниц воровал трусы и потом их нюхал. У кого что чешется, как говорится…
     Ничего странного и патологического в этой коллекции женского белья, само собой, нет. Подарки барышням. Дефицит того времени. Хоть ты и целый вице-премьер, но девушки любят подарки…
       Всё банально. И от того всё вдвойне мерзко.

p_balaev

Берия...

        Но если поставить рядом глупенькую журналистку и заслуженного йуриста России, то получается уже совсем не банально:
   «Впрочем, в «деле Берия» существует еще и акт о расстреле. Приведем для полноты мифологии и его.
   Написано от руки:
   «1953 года декабря 23 дня.
   Сего числа, в 19 часов 50 минут, на основании предписания председателя специального Судебного присутствия Верховного Суда СССР от 23 декабря 1953 года за № 003, мною, комендантом Специального Судебного Присутствия генерал-полковником Батицким П. Ф., в присутствии Генерального прокурора СССР действительного Государственного советника юстиции Руденко Р. А. и генерала-армии Москаленко К. С. приведен в исполнение приговор Специального Судебного Присутствия по отношению к осужденному к высшей мере уголовного наказания – расстрелу Берия Лаврентия Павловича».
   Все. По закону положена еще подпись врача, констатировавшего смерть, но ее нет. Сухомлинов объясняет это тем, что военные, видимо, «даже и не знали, что по инструкции МВД нужно в таких случаях врача вызывать». А Генеральный прокурор что – тоже не знал?
   Это очень интересно, более чем интересно: прокурор знает все правила проведения следствия, суда, исполнения приговора, поскольку по должности обязан за всем надзирать – и практически каждый пункт нарочито, цинично нарушает. Почему?
   А вот расстрел уже не виртуальный, а реальный. 23 декабря 1953 года шестерых приговоренных вместе с Берией чекистов вывели из камер Бутырской тюрьмы, доставили в тюремный подвал и расстреляли. Об этом существует акт, составленный по всей форме. Цитирую:
   «Декабрь 1953 года. Зам. министра внутренних дел СССР т. Лунев, зам. Главного военного прокурора т. Китаев в присутствии генерал-полковника т. Гетмана, генерал-лейтенанта т. Баксова и генерал-майора т. Сопильняка привели в исполнение приговор Специального судебного присутствия Верховного Суда СССР от 23 декабря 1953 года над осужденными (дальше список).
   В 21 час 20 минут вышеуказанные осужденные расстреляны».
   На акте есть подписи присутствующих и подпись врача, который констатировал смерть» (Е.А.Прудникова. Берия – последний рыцарь Сталина).

       Вообще даже для первокурсника юрфака здесь нечего комментировать, кроме того, что один чудак, называвшийся прокурором, сочинил такое, что позорит Главную военную прокуратуру, в которой он работал. Хотя, после «Катынского дела» там уже нечего позорить. Там и так самое днище. Ну а Прудникова, как маленькая девочка, всякую каку себе в рот тащит.
    Во-первых, по какому закону положена подпись врача -неизвестно. Во-вторых, причем здесь инструкции МВД, если ни одного милиционера при расстреле не было? В-третьих, за кем по должности должен был надзирать высшее должностное лицо высшего надзорного органа Р.А.Руденко, если казнь происходила в его присутствии? На кой черт нужна была лично Руденко для подписи акта расстрела Берии подпись врача, если при самом Руденко приговоренному выстрелили в лоб и мозги из черепа полетели в стену? Я знаю, конечно, случаи когда и на труп с отрезанной головой растерявшиеся граждане вызывали «Скорую помощь». Только Р.А.Руденко вряд ли побледнел лицом от испуга, когда увидел простреленную голову приговоренного и стал кричать: «Врача! Врача позовите! Пусть посмотрит – Берия еще живой или уже всё!».
    А вот при расстреле во втором случае Руденко не присутствовал. Там был прокурор Китаев. И прокурору Китаеву нужно было отчитаться перед высшей надзорной инстанцией, перед Руденко, о том, что приговоренные действительно расстреляны и мертвы. Поэтому и была подпись врача. Руденко же лично не видел, что расстрелянные мертвы. И председателю суда, который направил приговор для исполнения, подпись врача, если приговор приводился в присутствии Генпрокурора, высшей надзорной инстанции, тоже не нужна была. Достаточно подписи самого Генпрокурора в акте, который своими глазами видел, что приговоренный мертв. Нет, если вы, конечно, думаете, что факт смерти может только врач установить, то ладно. Найдете в лесу скелет, обглоданный медведем, вызывайте «Скорую». Мало ли, вдруг реаниматологи оживят.
Ну и завершим, для объективности, эту тему воспоминаниями Сирожи Гегечкори:
«Я поверил Швернику, который, будучи членом суда, не видел на судебном процессе моего отца. Не было его там! Сидел на скамье подсудимых слегка похожий на отца какой-то человек и за все время разбирательства не произнес ни слова.
   “Это не был твой отец!” – сказал мне Шверник».

Рядом поставлю еще одну, уже известную вам цитату из мемуаров Сирожи, где он рассказывал, как Сталин лично с 18-летним Сирожей советовался по поводу трактовки прослушиваемых разговоров Рузвельта во время Тегеранской конференции: « Вспоминаю, как он читал русский текст и то и дело спрашивал:
  - Убежденно сказал или сомневается? Как думаешь? А здесь? Как чувствуешь? Пойдет на уступки? А на этом будет настаивать?».
        Сами делайте выводы. Хотя, если в наш безумный век получившие лучшее в мире образование граждане стоят в многочасовых очередях, чтобы причаститься у чудотворных мощей, то о чем еще можно говорить?! Верьте, блаженные.

p_balaev

Берия...

       Кстати, судьба сыночка Лаврентия Павловича –  та еще тайна «мадридского двора». Это я серьезно. Мне долго многое в его судьбе было непонятным, пока сам не начал с отцом разбираться. Только безусловная приятельская связь самого Л.П.Берия и Н.С.Хрущева, роль, которую Берия играл в планах ЦК, могут внести ясность в то, что произошло с Серго Гегечкори по матери.
    29 июня 1953 года, на третий день после ареста мужа, Нино Теймуразовна Гегечкори отправила кучу плаксивых писем кому только могла: Маленкову, Ворошилову, Молотову, Хрущеву, Булганину.
     Во всех письмах рефреном: «Прошу всех вас только об одном. Пощадите моего сына. Он мой сын, я одна вложила в него всю мою жизнь. Он образованный и знающий специалист в новой области техники — радиолокации. Он принципиальный и честный человек; он предан Родине, партии и правительству. Отца он любит и уважает, поскольку он заслуживает это. Если же партия ему скажет, что его отец не заслуживает уважения молодого коммуниста, он как дисциплинированный член партии и притом совсем молодой, у которого жизнь целиком впереди, поймет и примирится. Помогите ему выйти с честью из этого несчастья, и он возместит эту заботу нашему государству своим делом и своими знаниями. В него вложено и сейчас много забот и средств Советского государства (он доктор физико-математических наук, прекрасно владеет иностранными] языками, лауреат Сталинской премии). Дайте ему возможность посвятить свою жизнь процветанию этого государства, не лишайте его возможности продолжить начатое им дело, в которое он кладет целиком самого себя. Он в настоящее время страдает язвой желудка, и, конечно, его семья целиком, по своему несовершеннолетию и неприспособленности к жизни, не сможет ему создать минимально необходимые условия, чтоб не обострилась болезнь. Тем более что они ушли из дома без единой копейки, т. к. все его трудовые сбережения опечатали. Имея жену, и детей, и внучат, легко себе представить, в каком я состоянии. Если еще несколько дней я останусь в этом неведении, я сойду с ума! Позовите же меня, спросите и скажите что-нибудь, дайте мне возможность повидать мужа, моего сына и внучат моих. Я должна убедиться, что все они живы, или прикажите убить меня, чтоб я так беспрерывно и жестоко не страдала!».
    Это из письма Ворошилову. В остальных – почти такие же строки. Вроде бы, ничего такого особенного. Обеспокоенная мать примерно такие письма и должна была писать. Но впечатление какой-то по мещански трагической плаксивости. Нино Теймуразовне можно это простить. Женщина, все-таки.  Но есть еще штришок: «Если же партия ему (Серго – авт.) скажет, что его отец не заслуживает уважения молодого коммуниста, он как дисциплинированный член партии и притом совсем молодой, у которого жизнь целиком впереди, поймет и примирится».
     Вы заметили, что мама Сирожи уже знает, что Сирожа по приказу партии отца уважать не будет? Кажется, родные Ларентия Павловича уже подозревали, что глава семейства (хотя он уже и жил бобылем в своем особняке) вот-вот допрыгается и заранее договорились, что «если партия прикажет…».
    
  А теперь прочтите это: «Во время одной из получасовых прогулок в тюремном дворе вместо обычной охраны появился взвод автоматчиков. Солдаты схватили меня за руки, поставили к стенке, и командир зачитал текст, надо полагать, приговор. Я не помню его дословно, но содержание сводилось к следующему: преступника номер такой-то, который уводит следствие по ложному пути, расстрелять! Вдруг в тюремный двор кто-то вбегает, приказывает солдатам опустить оружие, а меня отвести назад в камеру…

  Это сегодня я так кратко рассказываю, но тогда показалось, что минула вечность… Мне потом сообщили, что я крикнул солдатам: “Знайте, негодяи, что и вас расстреляют по одному, чтобы свидетелей не оставить!”
  Однако самое отвратительное в этой истории было то, что все происходящее со мной видела из тюремной камеры моя мать. Ее подвели к решетке и предупредили: “Сейчас мы расстреляем вашего сына! Но его судьба в ваших руках. Вот документы, которые нужно подписать! Подпишете – и мы гарантируем ему жизнь!”
  Мама ответила: “Расстреливайте нас вместе! Вы все равно не сдержите свое слово, а мы умрем порядочными людьми”. Но, увидев меня под прицелом автоматчиков, упала в обморок. На второй день – а мне тогда не было и тридцати! – я увидел в отражении воды, что поседел.
  Вот почему солдаты так странно смотрели на меня! Их изумило мое мгновенное преображение» (С.Берия. Мой отец – Лаврентий Берия).

         Вы думали, что заброска на Пенемюнде, к ракетам фон Брауна, через Иран – это самое героическое в биографии Сирожи? Нет, еще и расстрел был!  Точно я не смог установить, сидели ли Серго с матерью в тюрьме во время следствия над старшим Берия или не сидели. Только уже в 1954 году Серго оказался в Свердловске. Там его устроили на работу по специальности и выделили трехкомнатную квартиру. Как бы репрессированному в 1954 году – трехкомнатную квартиру в крупном промышленном городе. Думаю, 90% населения СССР даже не в 1954, а в 1991 году на таких условиях репрессирования стояли бы в добровольной очереди за репрессиями.
    Потом и мать к сыну в Свердловск переехала. А жена осталась в Москве. Московскую квартиру никто не отобрал, дети ходили в московские школы, поэтому жена и не захотела переезжать в Свердловск. Дети элиты должны получать самое лучшее в мире образование в столичных школах, а не в каких-то свердловсках.
    Конечно, Сирожа вдали от жены загулял (гены, однако). Они развелись. А через десять лет Нино Теймуразовне врачи прописали перемену климата.  Гегечкори обратились к Никите Хрущеву и им разрешили жить хоть в Москве. Сами они выбрали Киев. Там Сирожа стал директором института.
  Скажите, это на что больше похоже: на репрессии или на то, что эту семью власть опекала?

p_balaev

Дурака вылечить невозможно.

Ему только можно вместо одной дурацкой игрушки подсунуть другую  https://olegchagin.livejournal.com/1079021.html