?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

С Праздником, дорогие женщины!

В этот день сто один год назад  Петроградские работницы вышли на демонстрацию в свой праздник. Так барышни-работницы погуляли, что царь Николашка в результате с трона слетел!
Женщин рекомендуется не злить. Особенно на 8 марта! Цветы и духи лучше не забывать дарить.


Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

А ты хотел бы жить при Сталине? (часть 4)

       Теперь буду перечислять мелочи, бывшие во время сталинских времен, которые потеряло село Ленинское к моему появлению на свет. Я этих мелочей уже не застал, остались в памяти только рассказы родителей и стариков.
       В Спасском районе Приморского края есть месторождение минеральных вод – Шмаковское. Известная вода «Ласточка».  Нарзан. На мой вкус – лучше кавказских нарзанов. Понятно, что мой вкус – это мой вкус.  Разведано месторождение было при Сталине. Спасский район соседствует с Хорольским, во время разведывательного бурения возле с. Ленинского скважина дала фонтан минеральной воды, этого нарзана.  Там поставили колонку с краном. До конца 50-х люди этой скважиной пользовались. Приезжали с бидонами и набирали минеральной воды.  Отец мне рассказывал, что она была вкуснее «Ласточки».  В конце 50-х эту скважину забили. Лафа насчет бесплатной минералки накрылась.
            В 5 км от с.Ленинское находился военный аэродром. Там базировался полк стратегической бомбардировочной авиации.  На строительство аэродрома в 40-х годах брали грунт и в местах его забора остались котлованы. Они естественно, заполнились водой. Колхоз в этих котлованах развел рыбу. Запустили мальков сазана, карася, сома. Я не помню, планировали ли эти пруды сделать товарными или нет, но помню рассказы, что колхоз ловил там сазанов для колхозников. Продавали или нет – не помню. Рыбу колхоз подкармливал, поэтому она была товарных размеров, отец говорил, что по 6-5 кг сазанята были.
       Ко времени моего детства всё это уже забросили. Кормить рыбу перестали. В этих прудах были только карасики и сазанчики величиной с ладошку. Больше не вырастали – скудная кормовая база.
      Еще колхоз облагородил берег самого большого котлована (он у нас так и назывался – Большой котлован), насыпал песочный пляж и там отдыхали по выходным местные жители, купались и загорали.
       Мы там пацанами ловили на удочку карасиков и сазанчиков. Тоже купались.
В середине 70-х в с.Ленинском построили молочный животноводческий комплекс. Там навоз убирался гидросмывом.  Года через два или три котлованы для навозной жижи, которую никто, конечно, на поля вывозить и не думал – техники такой не было в совхозе,  переполнились и паводком эту жижу вымыло в пруды. Сдохла вся рыба, вода превратилась в вонючую бурую жидкость, всё заболотилось почти моментально.  Детворе в с.Ленинском даже поплюхаться негде стало.
       В колхозе был большой сад. Выращивали абрикосы и сливы. Дальневосточные сорта, конечно, морозостойкие. Плоды мелкие, но кто знает дальневосточные абрикосы и сливы – очень вкусные. Сахаристость очень высокая. Только не лежкие. Слишком сочные. Перерабатывали на консервном заводике в соки и компоты.  Я застал этот сад уже умирающим. Абрикосов и слив еще было много, но они почти все были червивыми – их же не обрабатывали.  К окончанию мною школы этот сад уже полностью засох.
       В селе до Хрущева еще была артельная чайная – так это заведение называли старики. Типа небольшого кафе. Простенькая кухня, бутерброды, алкоголь-пиво тоже. После работы мужики на часик другой заходили, культурно выпивали, играли за столиками в домино и шашки. Почти как в Европе.  После Сталина в Ленинское приехала Азия – после работы мужики жрали водку за сельмагом, сидя не за столиками, а на траве. Уже совсем некультурно.
       Я застал уже время, когда на весь район было одно кафе – в с.Хороль, в районном центре. И то- столовка, по факту. Только называлось – кафе.
      В селе работала модистка-частница. Патентчица – так ее называли. Обшивала местных барышень.
      И парикмахерша была в селе, тоже патентчица. Прически барышням делала и мужиков обстригала.
     К моему детству их уже не было, разумеется. На весь район – одно ателье и одна парикмахерская в районном центре, в Доме Быта.
     Кажется, в 1952 году, если точно помню по дате на фасаде – был построен шикарный Дом Культуры. Кинозал на 400 мест. Библиотека. В залах отдыха стояли 2 бильярдных стола.  Танцевальный зал. В выходные там всегда был народ, мужики резались в бильярд. Молодежь танцевала.
          Столы я еще застал.  Только в бильярд уже не играли на них. Ткань была оборвана, лузы разбиты.
       Кино крутили, конечно. Но уже стулья в зале были частью сломаны. Дом Культуры принимал обшарпанный вид.
      В колхозе была племенная конеферма. При ней – конноспортивная секция.  Серьезная. На окраине села был футбольный стадион, вокруг футбольного поля – дорожка для скачек. Тренировали лошадей, тренировались колхозные жокеи и в дни ярмарок команда с лошадьми ездила в г.Артем. Там был ипподром. Скачки, ставки, тотализатор, денежные призы победителям.
      Фильм «Кубанские казаки» помните? Вот далеко там не всё не правда.
Этого я уже не застал. Это только рассказы отца и деда. Дед на скачках очень хорошо зарабатывал. В смысле – призы брал.  На коляске. С рысаками. Всегда был в фаворитах. Дядя Коля Руденко – верхом. Тоже знаменитым в те годы был жокеем. Я уже на практике работал в с.Ленинском ветеринаром, дядя Коля Руденко у меня был санитаром. Ему больше 60 лет уже было. Он мне много рассказывал про эти скачки. Как они с моим дедом там всех уделывали. Да и кубки, грамоты я у деда видел.
      Конноспортивная секция даже до моего рождения не дожила. Хрущевщина смела ее.
     Вот такие мелочи сталинского времени ушли из села.  Еще одну мелочь забыл -  в селе не было мусорных свалок почти до начала 70-х годов. Мусора не было. Т.е. вообще его не было по факту.
   Раз в неделю, кажется в субботу, если точно помню, в село из Хороля приезжал старьевщик. Так мужика называли, на самом деле он был работником конторы «Вторсырье».  Приезжал на большой, специально оборудованной пароконной телеге,  объезжал улицы и принимал на вес ветошь, консервные банки, макулатуру, стеклотару, отдельно битое стекло, легкий металлолом по сортам (черные и цветные металлы). Прямо на месте расплачивался. Всё очень дешево, копейки. Но зато сразу продавал дефицитные в деревенском хозяйстве вещи, как например, крышки для банок, разные мелкие детские игрушки. Представляете – старые половые тряпки люди сдавали! Да! Чуть не забыл – кости этот старьевщик еще принимал. Представляете? Кости из борща!
      Потом эта услуга пропала.  Мусор в селе девать некуда стало. Контейнеров для мусора в селах не ставили. Свалки были за околицей стихийными. И битое стекло на земле. В детстве, лет до 7-8, мы почти все лето бегали босиком, кеды надевали только в футбол играть. Потом это уже стало опасным – битого стекла много появилось.
      С мусором тоже вместо Европы в с.Ленинское после Сталина переехала Азия. Я думаю, что европейская система утилизации мусора и отходов именно со сталинской системы срисована. Это сейчас почти как фантастика воспринимается, но я еще застал эту систему, своими глазами видел, с бабушкой носил мусор старьевщику и бабушка за полученные деньги покупала мне особые воздушные шарики с приделанным свистком.  Таких я больше никогда не видел. Через свисток шарик надуваешь и он потом летает и пищит. Ерунда, конечно, но детям нравилось.

        Про то, что в сельмаге при Сталине икру на развес продавали, красной рыбы и осетрины в каком угодно виде были завалы, крабы, спокойно колбаса лежала и сыры – это все и так знают. Будете смеяться, но продавался даже какой-то французский сорт сыра с плесенью. Я еще застал рассказы, как народ плевался и думал, что сыр испорчен. А был этот сыр советского производства.
  И я знаю, куда лосось и крабы исчезли во времена Хрущева и Брежнева. В 1983 году, когда история со сбитием корейского «Боинга» случилась, что-то случилось и с торговлей с Японией. Наверно, санкции. И магазины Приморского края оказались забиты камчатским крабом, кетой и горбушей. Которых после Сталина в свободной продаже вообще не было. А краба вообще ни в какой продаже не было. Потом всё устаканилось и все эти морепродукты снова в Японию уплыли.
        Рылом советский народ не вышел крабов жрать! Хотя, при Сталине рыло советского народа для крабов вполне подходило. И даже для амурской осетрины.
          Вот такие «мелочи» сталинского времени пропали в более «благодатные» брежневские времена.  Это не всё, разумеется, пропала еще общая атмосфера народного настроения, я только краем этого коснулся – когда село жило как дружная семья. Не без скандалов и склок, само собой, но если был праздник в селе, проводы парней в армию, встреча из армии… - это был праздник.
   Чуть про воду не забыл! Я писал, что водопровод провели в селе. Через задницу, но провели. Водовозкой перестали воду возить.  Но когда я уже в институте учился, в 1982 году, всё вернулось взад, только еще хуже стало. Помните, про навозную жижу с молочного комплекса? Так вот, со временем из переполненных ее накопительных котлованов эта жижа не только в пруды попала, но еще  и просочилась к грунтовым подземным водам.  Откуда водозабор был питьевой воды. И вода из колонок пошла заметно коричневого цвета и с заметным навозным запахом. Снова – водовозка. Только теперь воду уже возили не с местной насосной, а с Хороля, через пень колоду. То привезут, то водовозка сломается…
  

p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

А ты хотел бы жить при Сталине? (часть 5)

       Что стало лучше после Сталина в с.Ленинском? Не все же стало хуже, правда? Ведь такого быть не может!
       Перемены были, разумеется. Во время моего школьного детства поставили в магазине телефон.  Я хорошо этот момент запомнил. Мы с пацанами стырили небольшой моток телефонного провода, когда его устанавливали. Хотели связь между нашими партизанскими землянками протянуть. Конечно, не получилось. Уже не помню, что там конкретно мы изобретали. Какой-то аппарат для передачи азбуки Морзе.
      Так что было три телефона – на почте, в конторе совхозного отделения, в сельсовете, стало четыре. И сейчас их только 4, наверняка. Да уже и не нужны проводные.
      Новый детский сад-ясли построили. Почти как старый, чуть по-больше и с центральным отоплением. В совхозе кочегарку построили, отапливали школу, контору, Дом Культуры и ясли. Раньше отопление было печное.
     Всё. Дороги в селе были грунтовыми. Они и сейчас такими остались.  В 2009 году, по крайней мере.
     Больше ничего. Конечно, холодильники, телевизоры, электрические и газовые плиты газ балонный), стиральные машинки (не автоматы. Водопровода-то нет), мотоциклы, в конце 70-х несколько автомобилей в личном пользовании – этим товарищ Сталин еще не успел снабдить сельское население.
        И больше, пожалуй, ничего.  Больше ничего не могу вспомнить. Школа в 40-х была построена, фельдшерский пункт тоже.
       Так что перенос из брежневского села в сталинское вряд ли кому-нибудь показался бы неприятным событием.  Плюсы сталинского времени в бытовом и культурном плане брежневятину кроют только так.
      В следующей части поговорим о работе, подсобном хозяйстве.  Может даже сегодня вечером.

p_balaev

А ты хотел бы жить при Сталине? (часть 6)

         Это удивительно, но в с.Ленинском до 70-х годов не было нехватки трудовых ресурсов в отделении совхоза.  При Хрущеве колхоз ликвидировали и в Ленинском уже было отделение Хорольского совхоза.
     В животноводство попасть работать сельчанам было далеко не просто, на фермы брали только самых трудолюбивых и ответственных.  Там заработки были выше, чем в других отраслях. Были даже мужчины-дояры – представьте! Зарабатывали столько, что не западло было и мужику доить коров.
       Моя мать после замужества и переезда в 1961-м в Ленинское год работала сначала разнорабочей, потом – в овощеводческой бригаде и только потом, когда себя зарекомендовала, пошла дояркой. Просто так на ферму непроверенного человека не брали. Но это уже были остатки от сталинского колхоза, к середине 70-х (как-то это очень быстро произошло) уже везде людей не хватало, брали кого попало, за пьянки-прогулы по 33-ей увольняли. Здесь же опять на работу принимали…
       При  колхозе всё устроено было довольно интересно. Когда я в 9-м классе жил с дедом, то задумывался куда идти после школы учиться и даже подумывал об образовании агронома. Даже на соревнованиях полеводов школьных производственных бригад летом, после 9-го класса в с.Галенки Уссурийского района (там соревнования были) первое место занял.  И поэтому особенно дотошливо расспрашивал деда про организацию работы в колхозе. Интересовался с прицелом на профессию, так сказать.
   С.Ленинское основали в 1930 году десять демобилизованных из РККА  воинов (моего деда среди них не было, он только через два года после основания приехал),  они основали коммуну, построили первые дома. Откуда-то у них появилось 10 тракторов – я уже не помню откуда. Но помню, что 10.  Начали распахивать хорольские степи.  Коммуниздили они недолго, когда приехал дед – уже коммуну в колхоз преобразовали. К началу войны в селе было несколько десятков домов. К началу 50-х если точно помню – полторы тысячи жителей. При мне – около 2000.  Когда в последний раз был там, в 2009 году, разговаривал с бывшей одноклассницей, она сказала, что примерно 500 человек осталось. Целые улицы пустыми стояли.
     Так вот, в колхозе, разумеется, тракторов и трактористов уже не было. МТС располагалась в с.Хороль, там были большие мастерские, теплые боксы для техники и гостиница при МТС.  Многие трактористы жили по селам в колхозах. И трактора в селах стояли, возле домов.  На время ремонта технику перегоняли в Хороль и тогда уже трактористы, пока ремонтировали,  жили в гостинице МТС.  Мужикам это нравилось. Отдыхали от своих жен.
       Вот пока была МТС – куч навоза возле ферм не было. Это уже при мне совхоз не справлялся с вывозом на поля навоза и эти кучи все росли и росли, пока фермы в навозе не утонули.
       Проблема в том, что за вывоз навоза отвечал сам совхоз перед собой.  А когда была МТС – МТС перед колхозом. Договор подписан? Будьте добры выполнить. Не сделаете – в райком телега и бошки вам поотрывают.  Также с пахотой, боронованием и другими агротехническими мероприятиями. По фигу, что там у вас в МТС. Договор есть – выполняйте.  И выполняли. Ответственность -великое дело.
        Это потом в совхозе- то вовремя не вспахали, то вовремя не скосили. А уж вывоз удобрений! Даже минеральных! После того, как построили новый Дом Культуры, старый приспособили под склад минеральных удобрений.  Мы там в войнушку играли, этот склад, уже заброшенный в 60-е годы, в процессе наших военных действий разрушили уже почти до основания. Так он был забит мешками с минеральными удобрениями. Их просто там бросили. Вообще в совхозе при мне эти удобрения больше не на поля возили, а прятали по оврагам. Свалок этих – штук 5 наверно было. Дождями размывает – по лугам жижа бурая течет. Трава вокруг выгорает. Совхоз уже не мог толком вывоз удобрений на поля производить. Ну и урожайность – соответственная. На приморских суглинках без удобрений.
         Сколько люди работали в колхозе при Сталине? Этот вопрос меня особо интересовал, когда с дедом говорил. Я, как и все советские школьники, был уверен, что сутками. Без выходных. Уже вовсю была тогда пропаганда, что при Сталине ишачили, как кони, поэтому страну подняли и в войне победили.
      Дед говорил, что я дебил, если в это верю. Рабочий день по всей стране был 8-ми часовым. Из расчета 8-ми часового рабочего дня экономистами и планировалось производство на всех предприятиях. Колхоз скота заводил не столько, сколько правлению захотелось, а в соответствии со своими трудовыми ресурсами.         С расчетом, что рабочий день 8 часов.
      Павел Карпович мне доходчиво объяснял, что доярка все-равно больше 8-ми часов работать не сможет. Ну может еще час прихватить. Не больше. Женщине нужно утром в селе печь растопить, свою корову подоить, в стадо ее отогнать, потом на работу. В обед летом нужно бежать в стадо подоить свою корову, опять же.  Вечером – тоже хозяйство. Обед на следующий день сварить… Если она будет работать даже 10 часов – когда она спать будет. Народ бы разбежался из колхоза: вербовщики людей на стройки села вниманием не обходили.
       В страду только трактористы МТС работали до 12 часов в сутки. Больше не разрешалось по технике безопасности. Но это – месяц-полтора в год.
      Разумеется, механизация была невысокой, ручного физического труда было много, но и расчет трудозатрат производился экономистами соответственно с этим.  Обслуживали колхоз экономисты райисполкома. Своих не было.
   Но вот работали добросовестно. Пьянок на рабочем месте, прогулов, халатного отношения к обязанностям почти не было. Все, что по технологии телятнице, к примеру, нужно было сделать – она обязательно делала. Положено теленка из соски выпаивать – никогда ему ведро с молоком не сунет. Положено доярке мыть от навоза хвост коровы – два раза бригадир увидит у нее грязную корову – вылетит в разнорабочие.
      За работу в колхозе люди держались. Потому что такого ужаса, который был показан в известном сериале «Вечный зов» в колхозах не было по определению . Мы с дедом вдвоем смотрели этот антисталинский подлый сериал и дед его комментировал с руганью и возмущением. Там от настоящей колхозной жизни абсолютно ничего не было.
        Во-первых, дед не понимал, как секретарь райкома мог заставить колхозников сдать государству продукции сверх плана и не оставить людям ничего на трудодни! Он говорил, что за такой фортель, если бы даже колхозники, как бараны, согласились оставить свою личную скотину без кормов, самому секретарю райкома башку отвернули бы в обкоме.
     Сдать обязательный объем продукции – это был закон. Пусть бы попробовал председатель этот план не выполнить! И государству больше не надо было. Остальное – на трудодни. И каждого секретаря райкома драли, как собаку, по показателю – сколько продукции в натуральном виде у него в районе получают колхозники на трудодни. Если мало – секретарю тоже мало не покажется. А в том фильме – всё наоборот.
      Сдавали ли колхозы сверхплановую продукцию? Сдавали. На трудодни же им отваливали в натуральном виде зерно, сено, а не хлеб и масло. Если урожай был такой, что этого зерна было столько, что его личные коровы и свиньи колхозников не могли за год съесть – это отдавали государству по твердым ценам.  Правление колхоза смотрела на объем натуральной продукции и само решало этот вопрос. Мой дед входил в правление.
    И деньги всегда у колхозников были. Обязательные поставки государству не бесплатные были. Вот из них деньги шли на зарплату. На эти деньги люди покупали в магазинах хлеб и другие продукты.  Это примерно половина доходов было в Ленинском колхозе. Половина – от личного хозяйства.
     Что мой дед получал натуральными продуктами на трудодни? Овес. Он держал личную лошадь. Кормил ее этим овсом. Держал лошадь просто так. Как домашнюю собаку. Потому что был лошадником. Гречку. Кормили ею свиней. Дробленную пшеницу и ячмень. Тоже для свиней и коров, овец, кур, уток и гусей.  Сено для коров, овец и лошади.  Две 30- литровые фляги мёда – у колхоза была своя большая пасека.  Всё. Больше я ничего не помню из этого перечня.
        Учителя и другая колхозная интеллигенция еще на трудодни, им тоже трудодни начислялись, получали мясо (его выдавали не сразу всё, конечно, порциями в течение года), яйца с колхозной птицефермы, молоко и овощи. Эта продукция обычным колхозникам на трудодни была не нужна – этого своего было некуда девать, после сдачи небольшого налога, либо колхозу продавали. Либо сами на рынках. По воскресеньям колхоз арендовал в МТС машину и она баб возила в Уссурийск торговать на базаре салом-мясом-творогом.
      В семье деда всегда было две личных коровы, плюс от них еще два теленка в год, четыре поросенка откармливали (поросят покупали на колхозной свиноферме), десяток овец, 300 гусей (300! Точно помню! При мне у них уже десятка два всего было) за лето выращивали, сотню уток, кур полсотни.
      Всё это кормилось тем, что получали на трудодни. Плюс еще картошка со своего огорода.
При Хрущеве всё это громко крякнуло, а при Брежневе  не появилось…
  

p_balaev

А ты хотел бы жить при Сталине? (коротенькое отступление от темы)

Коротенькое отступление от темы. Но близко к теме. Я жил у деда в 1979 году. Деду было 78 лет. Пенсия – 40 рублей с копейками. Колхозная. Это, в принципе, в 1979 году уже бедность. Был бы колхоз – бесплатные дрова и уголь, корма и др.. А так – за полцены, как пенсионеру. Но от пенсии совсем крохи оставались. Дети помогать не могли особенно.  Тетя Люба уехала во Владивосток, там они жили всей семьей, муж, жена, сын и семья второго сына в однокомнатной квартире. Тоже непросто им было. Второй дядя Вася, сын деда,  на лесозаготовках (уже в хрущевское время – тоже надо об этом писать) получил травму, был инвалидом.  У нас в семье было трое детей, мать хлесталась на работе и по дому, как проклятая, отец сильно пил уже.
      Три войны, лет тридцать с лишним колхозного стажа – 40 рублей. Сталин-то давно был мертв.
    Дед держал кур, на поросенка уже не то, что сил не хватало – не хватало сил корма доставать ему. Выращивал на огороде сорго, семенами кормил кур, из метелок плел веники – у него их покупали с удовольствием.
    Огород был 15 соток. Картошкой и овощами себя обеспечивал. Жили мы с ним дружно. Ели, в основном, картошку с селедкой, яичницу. Мои родители давали немного мяса – варили супы и борщ. По очереди кашеварили.
     В 1987 году дедушка в сентябре выкопал картошку, вымыл ее, высушил, спустил в погреб. Лёг спать и утром не проснулся. На следующий день тётя Люба, которая приехала из Владивостока в гости к дочери, директору нашей сельской школы, нашла его мертвым в постели.  Бабушка умерла от рака желудка еще в 1978 году.
    Было ему 86 лет.
       Вы теперь понимаете, почему нынешние пенсионеры ходят голосовать за Путина, а не за КПРФ?
       Это не я антисоветчик. Антисоветчики те, кто Брежнева и его шоблу считают коммунистами.