?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Мои твиты

Tags:

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Китай и диалектика (часть двенадцатая)

Конфликт на Даманском.  Вы знаете, что там произошло? Ну тогда я вас поздравляю. Тогда вы еще должны знать, что в 1979 году афганский народ сверг тирана Амина и предал его суду. Да-да, именно так. Афганский народ сверг и судил. Поищите правительственные сообщения в советских газетах. Все это знали.
      Это китайцы клеветали, что Амин был убит советскими диверсантами, потом советские ревизионисты-империалисты продиктовали своей марионетке Кармалю просьбу о вводе в Афганистан оккупационных войск. И это мы знали - что китайцы клеветали.
      Так что, давайте про Даманский – отложим в сторону. Мы гордимся мужеством и героизмом наших пограничников, я тоже ими горжусь, ребята смелыми были, и не будем там ничего ворошить. А то потом не слишком комфортно себя чувствовать будем. Некоторые вещи лучше не трогать даже ради поиска исторической правды. Я это серьезно вам заявляю.
     Только нужно осознавать элементарное – нельзя доверять тем, кто вам постоянно врал и врёт. Вы же не дебилы, правильно?
     Хотя, насчет «не дебилы», к части наших сограждан есть как раз вопросы.  Как-то не очень верится, что эта часть не дебилами представлена (к счастью, их не так уж много в русском народе, но крикливые, заразы!). Они же даже верят, что Брежнев строил коммунизм. Только диалектики не знал и поэтому не получилось.
    Больше того, они даже верят, что Брежнев не врал, когда заявил о сформировавшейся общности «советском народе», который живет одной дружной семьей. То, что в этой семье неожиданно началась межнациональная резня – ну это всё проделки одного Горбачева. Правда?
       Лучше просто верить и никуда глубоко не лезть, а то вдруг выяснится, то, что наши сделали в Афганистане – один в один с тем, что американцы в Гренаде и Панаме.  Всякому шкафу – своё время. Некоторые шкафы не нужно спешить открывать, а то вдруг оттуда такие страшные скелеты повываливаются, что от инфаркта можно умереть.
      Вы думаете, что только у нас есть шкафы со скелетами, в которые страшно заглядывать? Нет, не только у нас. У почти всех партий, называющих себя коммунистическими, в мире. Самый страшный шкаф у них – китайский. Шкаф ужаса. Ужаса предательства.
        Китайским коммунистам выставляют претензии за то, что они не работают с мировым коммунистическим движением. Не обращают внимания на существующие в мире коммунистические партии.  Претензии не по адресу. Это существующие в мире коммунистические партии не хотят видеть в КПК коммунистическую партию и подлейшим образом обвиняют ее в ревизионизме.
         Вы думаете, это началось при Дэн Сяопине, когда китайцы впустили к себе частный капитал? Да нет, в КНР еще и не пахло частным капиталом, когда почти все коммунистические партии начали в унисон с КПСС гнать пургу на Мао.
      Так уж случилось, и от этого никуда не деться, но КПСС получилось почти всё мировое коммунистическое движение подмять под себя. Кого-то из лидеров компартий убили, кого-то запугали, кого-то подкупили, в результате почти все компартии мира отметились предательством Сталина. Предать Сталина – это предать коммунизм. Сталин олицетворял собой коммунизм. Он был его Вождем.  Это даже доказывать не нужно.
     Не предали только китайцы и албанцы. Потом и албанцы сломались, ушли в непонятном направлении.
      Остался один Мао Цзедун. Все остальные, существовавшие в 50-е годы более-менее значимые компартии мира, предали Сталина и ушли во враждебную позицию к КПК.
       Сегодня эти компартии, даже те, которые были в своих странах правящими, влачат жалкое существование. Видят успехи КПК, но груз предательства давит! Именно поэтому они обвиняют КПК в реставрации капитализма. Не потому, что в КНР капитализм, они знают прекрасно, что это не так. А потому, что они когда-то предали Сталина, начали гавкать на оставшегося верным Вождю Мао, и в результате своего предательства стали ничтожествами.
       Вы же знаете, что предатели никогда не простят не себя, а того, кто не встал с ними в одну шеренгу. И больше всего они будут ненавидеть непредавшего. Больше того, предатели, даже обделавшиеся в дерьме по уши, будут кричать, что это не они в дерьме, а тот, кто не предал.
    И за то, что они в дерьме, они будут еще сильнее ненавидеть того, кто выстоял… Все эти греческие, французские, немецкие… компартии…  Это партии-предатели. И пока они не изживут в себе предательство Сталина – они будут враждебны коммунизму. Никогда они не признают за Мао и КПК правоту. Это признание равносильно признанию в измене коммунизму.  В предательстве его.
        Я не думаю, что в скором времени те же европейские компартии решатся открыть свой шкаф с этим скелетом предательства.  Еще рано, наверно. Там еще в авторитете те, кто прямо к этому предательству причастен. Но когда-нибудь створки этого шкафа отвалятся, тогда и начнется возрождение коммунизма в Европе. Азия уже в авангарде идет.

(продолжение следует)

p_balaev

Кое-что из старого. Из черновиков к "Троцкизму". Через неделю сажусь за книгу.

К 70-м годам советский народ запил.  Запил сурово и беспощадно.  Как будто, действительно, задался целью уничтожить весь алкоголь на планете, как тогда шутили. 

   Когда Горбатый остался без руля, позорно проморгав Беловежский сговор, совершенный за его спиной настоящим разрушителем государства – ЦК КПСС,  послышались критические нотки в адрес этого первого Перзидента в СССР. Мол, зря он затеял свою антиалкогольную  компанию,  страна уже начинала пить меньше и статистика показывала уменьшение потребления спиртного.

   Ох уж эта советская статистика!  Чего она только не показывала?!  И даже картошки СССР  выращивал больше, чем вся Европа и Америка гуртом, только прожорливый советский народ еще и на дачах  себе про запас бульбу сажал. 

   С потреблением алкоголя такая же статистика.  Да-да, пить меньше стали, но в реальности, в 70-е годы  алкоголизм был еще почти сугубо мужской болезнью, а вот в 80-е он начал захлестывать и прекрасную половину.  Если  на селе в мои школьные годы пьющая женщина была белой вороной, у нас, в довольно большом селе, только одна такая была семья, где муж с женой пили.  То в 80-е  пьяной бабой уже никого удивить было нельзя. А что самое страшное – спивались молодые женщины.

  Конечно,  эта проблема возникла не на пустом месте, и не потому, что жить стали люди лучше, не знали куда деть деньги и начали их пропивать, как  исподволь внушала партийная пропаганда народу. Да еще с алкоголиками боролись плохо, вот и разбаловался, развинтился народец окончательно.  Горбачев с Лигачевым попробовали гайки закрутить.

  Конечно, ерунда это всё.  Причины алкоголизма всегда глубже лежат, в проблемах  социальных.

Жизнь, извините, была такой, что народ не мог не начать спиваться. Много вы знаете людей, которые от радости и счастья спились?  Тех, кто с жиру бесится и в этом бешенстве  жрет  элитные коньяки цистернами, да особо чистый кокс мешками – это не масса, не народ, это пена.  А в СССР спивалась не пена, а народ.

   Я не хочу выглядеть хулителем всего, что было в СССР, и не раз уже повторял, что сравнивать государство, шедшее к частно-собственническому капитализму, с тем дерьмом, которое оказалось в этом капитализме – бессмысленно. 

   Но при всем при этом…  Да, отсутствие безработицы  делало людей настолько лично свободными, что нынешним поколениям это наверно даже объяснить невозможно.  Да, бесплатная, хоть и довольно паршивенькая, медицина и бесплатное образование снимали многие  страхи за свой и своих детей завтрашний день. Да, это были завоевания Советской власти, которые троцкисты не посмели пока еще ликвидировать. Они эти завоевания постепенно дискредитировали, но пока сохраняли.

  Но при всем при этом…  Недавно какая-то то ли Куршавель, то ли Курвашель отметилась в сети описанием своего нищего советского детства, в котором у нее до совершеннолетия был один банан на все случаи жизни.  Зря она, конечно, вылезла с этим, только оплевали.  Но вот, знаете, господа-товарищи, я бы не стал так уж однозначно утверждать, что она всё выдумала.

  Я дальше приведу описание жизни обычной сельской семьи, там нет  голодных детских глаз, угнетенных несбыточной мечтой о банане, но вот такие семьи,  как у этой Куршавель, были.  И их было совсем не по одной на полгорода.

    И,  как правило, это были семьи людей с высшим образованием.  И почти исключительно – семьи  матерей-одиночек.    В таком тяжелом положении оказывались, например, молодые  женщины-врачи.  Если еще у нее один ребенок, то, можно сказать, повезло. Если два – хоть вешайся. 

   Почему именно молодые женщины?  Да потому, что у них еще не пошли надбавки за стаж работы – раз, и дети не подросли настолько, что их  можно оставлять дома без присмотра – два.

   После окончания института такому врачу светило только место в поликлинике. В стационар, где  оклады по-больше и возможности подработки шире, ее не возьмут.  У нее маленький ребенок, поэтому она не может выходить на обязательные бесплатные  ночные дежурства (насколько помню, их было 3 в месяц), ее от этих дежурств нужно освобождать, т.е.  заведующему отделением целый геморрой искать, как эту дырку потом закрыть.

  А ставки в поликлинике у врачей – самые низкие, порядка 130 рублей, у начинающего врача пока еще никаких надбавок нет – считайте это зарплата.   Вот вам и бюджет семьи.  Квартиру, конечно, если это не в большом городе,  такой молодой специалист, мать-одиночка, получит достаточно быстро. Это правда. В большом городе – хрен ей, в общаге поживет.  Но где-нибудь типа Уссурийска или Ржева – дадут однокомнатную.  В квартире нужна мебель, стол, стулья, кровати, да и телевизор, желательно, чтобы вечером от тоски не сбрендить -  это даже с годовой зарплаты не скопишь. Нужно брать ссуду. Она, конечно, беспроцентная,  но из зарплаты и так маленькой приходится еще отнимать на ее погашение.  Вот и совсем почти ничего на жизнь не остается. А ребенок растет – ему одежда каждый год нужна новая,  и самой нужно на работе выглядеть прилично…

   Так что не надо так уж сильно в эту Курвашель плевать.  Были семьи, где годами  вермишель  была на завтрак, обед и ужин, а мясо – на Новый год. И совсем не потому, что на «Жигули» копили.  Они мало заметны были, советские люди были  в этом плане очень стеснительными, нуждой не гордились. Переносили это с достоинством, молча.

      Когда дети подрастали, становились более-менее самостоятельными, становилось легче.  Можно было уже ребенка на ночь оставить одного, взять подработку. И кредит выплачен уже.  Но возникала новая проблема –  10 лет на приеме в поликлинике! Всё. Квалификации врача  капут!   Поликлиника- это такая мясорубка, которая врача отупляет. После 10 лет поликлиники в стационар попасть практически невозможно. Не возьмут. Вот так до пенсии – на нищенской зарплате, рублей в 150 со всеми надбавками.

  Надо сказать, что матери-одиночки с высшим образованием существенно в материальном плане проигрывали женщинам со средне-специальным образованием. На примере медиков это особенно хорошо видно.

    Медсестра, если у нее дети в постоянном надзоре перестали нуждаться,  спокойно работала на две ставки, и заработок у нее был выше, чем у врача на ставку.  У медсестер дежурства, в большинстве случаев, суточные. Сутки в одной больнице, сутки – в другой. По две трудовые книжки заводили и не парились этим особенно, ответственности за это не было абсолютно никакой.  И получалось у медсестры порядка 200 рублей, если с надбавками за стаж.  А врачи работали каждый день, а не суточными дежурствами. Нельзя было в одной поликлинике отсидеть 8 часов, а потом бежать в другую.  Ночью поликлиники не работали.

    Моя теща, акушерка, вот так на две ставки почти всю жизнь и проработала.  По 15 суточных дежурств в месяц.  Конечно, все ее сегодняшние проблемы со здоровьем – не наследственные, правда ведь?...

Я в детстве мяса практически не ел. От того, что его было у нас в доме…  хорошо хоть компот без мяса был. Только котлеты мамины любил.  Из борща мясо вылавливал и отдавал собаке.  Курятину вообще ненавидел.  Такие «пищевые пристрастия»  были характерны для сельских пацанов  - моих ровесников.
   У нас была типичная для села семья. Родители и трое детишек. Родители – рабочие совхоза.  В 70-е отец начал пить, уже в 30-летнем возрасте.  К 80-м -  практически распад личности. Это была семейная трагедия. Тоже обычное дело для села. Непьющих мужиков было наперечет и бабы дико завидовали их женам.
    Мне сейчас забавно читать описания сельской жизни от разных интеллигентных  патриоток СССР, которые на каникулы к бабушкам в деревню приезжали.  И с апломбом заявляют, что они знают, как сельчане жили!  Отпускницы-каникулярщицы! Что вы, дуры,  обжиравшиеся бабкиных блинов со сметаной, можете знать о той жизни?! Только то, что у бабки сметана была!  А то, что ваши глупые детские глазенки проморгали  и до сих пор вы так и не поняли, что  деревенские люди жили и работали, как на каторге…  !  Дуры навсегда дуры.
     Достаток в средней сельской семье был.  Неплохой достаток. И даже на сберкнижку откладывали деньги, неплохо откладывали.  Не для себя – для детей.
  Себе ничего не надо было нашим родителям. На каторге запросы у каторжников небольшие – еда и сон. Так, как работали родители людей моего поколения, не работали даже при царе крестьяне. Я не преувеличиваю.  У тех крестьян еще сезонные работы были. У наших родителей – никакой сезонности. Круглый год пахота.
    Мать с отцом просыпались в 5 утра. И начиналось. Растопить печку, если зима.  Потом сразу – в сарай, вычистить навоз, принести и дать коровам сено, кормить свиней, кур, доить корову. Летом печку топить не нужно, прибавлялось многое другое – утки. Те еще прожорливые твари. Накосить свежей травы теленку, если он еще не на выпасе. Детей накормить… Да многое чего.   Всё бегом, так, что на бегу и завтракали, бежали к 8-ми часам на работу.  
      Прибегали в обед. Обычно обеденный перерыв был у трактористов 1 час. В животноводстве – 2-3 часа.  Также на бегу обедали, потому что времени было мало. Нужно было опять по хозяйству – поить, кормить, корову доить, навоз чистить.  Летом еще – огород полоть. Воды от колонки натаскать, чтобы согрелась до вечера для полива…
    Отец, тракторист, с работы вечером приходил обычно часов в семь вечера. Постоянно немного перерабатывал.  Он был, пока не стал пить, человеком  очень ответственным и добросовестным.  И вообще – мастером на все руки.
  Мать – возвращалась часов в 8 вечера. У животноводов рабочий день позднее заканчивался.  8 часов, конечно, продолжительность, но обеденный перерыв был длиннее.
   И опять бегом-  чистить, кормить, поить, доить, готовить корм свиньям на следующий день…  Поливать огород, накосить травы корове на ночь… Матери – варить пищу на следующий день.  Еще и постирать (руками!) нужно было успеть, в доме прибрать. Отцу тоже – то одно прибить, то другое отпилить.
  К 22.00 садились уже ужинать. Ужинали уже не торопясь. Уставшие, как собаки. Полусонные смотрели какой-нибудь фильм после программы «Время»  и вырубались до следующего утра.   Часов 16-17 каждый день -  работа. В совхозе и дома.
  У отца выходные были. Механизатор.  В отпуска он на моей памяти, пока был трактористом, не уходил.  Отдадут трактор сменщику на время отпуска, он его так гробанет, что потом больше в ремонте простоишь, чем на нем работать будешь, ничего не заработаешь.
   У матери и выходных никогда практически не было. В животноводстве так было. Без выходных. Выходные были положены, конечно.  Но то же  - день сменщица поработает…  На  ставках сменщиц в животноводстве были бабы  крайне безответственные. Самые плохие работницы.
    Как говорится,  всё работа и работа, а жизнь проходит мимо… 
  Конечно, на каникулы приехать в деревню и городскую жопу насыщать под солнцем меланином  -    этой каторги не заметно.  Заметно, что молоко вкусное и сметана жирная…