?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Ликвидация колхозов и кооперативов (черновые наброски к "Троцкизму") ч.9

 Наверно, нужно хоть немного разобраться вообще с доходами колхозников, чтобы понять, чего они лишились, понять, почему уже во время Брежнева началась пропагандистская компания о трудодне, как о палочке, поставленной в тетрадке пьяным председателем напротив фамилии колхозника. Компания при Брежневе началась. Вспомните очень талантливый и очень популярный фильм «Вечный зов».
    Люди моего поколения еще кое-что застали, отголоски, жалкие остатки былого «колхозного рабства», которое к 70-м годам окончательно перешло в «совхозную свободу».
   Когда я закончил третий класс школы, совхоз «Хорольский», в который вошли еще в конце 50-х годов ликвидированные местные колхозы, распахал луга в с.Ленинском перед нашей небольшой речушкой.  Мне, пацану, это запомнилось главным образом по тому, что на тех лугах было море шампиньонов. Утром отогнал корову в стадо, на обратном пути набрал в прихваченный из дома полиэтиленовый пакетик грибов. На перепаханных лугах грибов уже никогда не было, грибница погибла.
   Но грибы – ерунда. Главное – в селе перестали держать гусей, их стало негде пасти. По десятку еще в некоторых дворах было, но это уже – слезы. Мои дед с бабкой жили в центре села, поэтому у них гусей было не очень много – порядка трех сотен. Больше – почти невозможно было утром и вечером гнать через село на эти луга. Те, кто жил на окраине – и по тысяче держали.
   Теперь прикиньте даже нынешнюю стоимость гуся, умножьте ее на 300 – вполне приличный доход, сравнимый с нормальной зарплатой. Можно уже в колхоз и не ходить «рабствовать».
    Почти в каждом дворе держали не просто свиней на откорм, держали свиноматок. У моего деда была только одна. Поросилась по три раза в год. «Опять шестнадцать» - показывал мне поросят Павел Карпович. Оставлял 4- х поросят на откорм, остальных, молочных, продавали перекупщикам, которые дальше их вывозили в рестораны и на рынки. Я не помню – за сколько. Но это были приличные деньги.
И одна свиноматка была уже во времена Брежнева, до него держали две.
  Из 4-х откармливаемых поросят, 2-х резали зимой для себя, двух сдавали в заготконтору. Никогда меньше весом 150 кг свиней не было для сдачи. Грубо  - 300 кг умножаем на два рубля.
  При мне у деда была уже одна корова. Симменталка. Летом давала по 20 литров молока в сутки. Грубо считаем, что среднедневной надой в году был – 10 литров. Себе молока не так уж и много нужно. 2 литра в день – зальешься. И на сметану, и на масло хватит. Остальное – сдавали в заготконтору. 14 копеек литр. Это уже примерно 1 рубль в день. 30 рублей в месяц.
  От коровы приплод – телка или бык. Откармливали и тоже – в заготконтору. Грубо считаем живой вес 400 кг (меньше никогда не сдавали. Меньше – понижающий коэффициент при расчете стоимости живого веса), грубо умножаем на 2 рубля.
  Складываем мясо и молоко.  Делим это на 12 месяцев и мы получаем уже приличную месячную зарплату по брежневским временам. Плюс еще – свое мясо и молоко, их не нужно покупать в магазине. Гусей даже не плюсуем сюда, я просто не помню, почем их принимала заготконтора.
   А еще яйца от кур ведрами. Два-три десятка несушек в любом сельском дворе было. Это два десятка яиц в сутки. Никакая семья столько не съест. Я, например, яичницу с детства ненавижу.
  И зачем вообще ходить «рабствовать» за трудодень-палочку? Так это еще все было уже при совхозе, при Брежневе, в начале 70-х годов. Потом всё это сжималось и сжималось – очень тяжело было с кормами. Совхоз почти ничего не продавал своим работникам, он план по сдаче государству едва вытягивал. И совхоз «Хорольский» при этом убыточным не был. В 70-е года народ рвался работать на животноводческие фермы уже не столь ради зарплаты (там заработки упали), сколько ради возможности украсть совхозного комбикорма для своих свиней.
   А во времена колхоза все эти доходы от личного хозяйства нужно множить на три, как минимум.  Из Примерного Устава Сельскохозяйственной артели 1935 года:
«Каждый колхозный двор в земледельческих районах с развитым животноводством может иметь в личном пользовании 2 - 3 коровы и, кроме того, молодняк, от 2 до 3 свиноматок с приплодом, от 20 до 25 овец и коз вместе, неограниченное количество птицы и кроликов и до 20 ульев».
      Извините, но такое личное хозяйство, с 2-3 коровами, в 1913 году считалось зажиточным, почти кулацким. А тут, кроме коров- неограниченное количество птицы.
  Так еще эти нормы – приблизительные. Плевали на них колхозники, поэтому у моего деда, как он рассказывал, во времена Сталина еще и отара в сотню овец была. Каждое воскресенье они резали барана. Никто особо за этими нормами не следил.
  И обеспечение колхозного двора кормами, сенокосом, выпасами – это было обязанностью колхоза. Корма не надо было покупать, как это было при совхозах уже (и в колхозах брежневского времени – я вам потом представлю один документ), корма получали… ну не то, что бесплатно, но не за деньги, на те палочки-трудодни.
  Сколько получали? Смотрим еще один документ. Сейчас ужаснетесь:
«Постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР и Центрального Комитета ВКП(б). 17 июля 1937 г.
1. Снизить нормы зернопоставок по колхозам, обслуживаемым МТС Саратовской обл. с 1,31 ц с одного гектара до 1,14 ц с одного гектара.
Установить нормы зернопоставок по колхозам, не обслуживаемым МТС, на 0,3 ц, а по единоличным хозяйствам на 0,5 ц с одного гектара выше норм зернопоставок колхозов, обслуживаемых МТС соответствующих районов...»

     Это про то, как по госпоставкам у колхозников выгребали под метелку зерно из амбаров. 1, 31 центнера с гектара!  При средней урожайности того времени Нечерноземной полосы – 8 центнеров.
   Вот это грабеж! Да? Так еще и госпоставки не бесплатными были. Государство принимало зерно по твердой государственной цене: «Государственные заготовки и закупки сельскохозяйственных продуктов являются важнейшим источником денежных доходов колхозов, которые обращаются на пополнение неделимого фонда, оплату трудодней колхозников и на другие цели… Обязательные поставки колхозами сельскохозяйственных продуктов государству не являются налогом в экономическом смысле слова, так как государство оплачивает эту продукцию» (К.В.Островитянов. Политическая экономия).
     Добавьте к этому, что у колхозников не возникало проблем со сбытом продукции со своего колхозного двора, как у нынешних фермеров, и, может начнете понимать, как выглядела в реальности коллективная форма собственности в те времена, когда она действительно была переходной от частной к государственной собственности.
Начнете понимать, зачем нужно было вводить обязательное для отработки число трудодней. Дойдет и это до вас. И перестанете даже думать, что если в каком-то колхозе была полуразваленная ферма с костлявыми коровами, подвешенными к потолку на вожжах, то, значит, и дома у колхозников молока не было. Переходная форма собственности зачастую так и выглядела. Дома три свиноматки и три коровы, а в колхозе – разруха. Было и такое.

Еще не очень важная ремарочка: сотню овец своей личной отары дед держал в колхозной кошаре. Он не был председателем, был конюхом. Просто так с овцами было заведено у них в колхозе. Всё колхозное - всё моё. В самом прямом смысле этого слова. На собрании постановили личных овец держать в колхозной кошаре - и всё.

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

Ликвидация колхозов и кооперативов (черновые наброски к "Троцкизму") ч.10

      Когда шел премьерный показ фильма «Вечный зов», я ходил ночевать к деду. Баба Таня в то время лежала в больнице, врачи еще скрывали, что у нее рак желудка, мы надеялись, что бабушка выздоровеет. Деду одному в доме было тоскливо по вечерам и я после школы уходил к нему.
    Дед так и не дал мне тогда посмотреть этот фильм. После 20 лет юридического стажа я сегодня не могу смотреть детективы, а Павел Карпович после своего колхозного стажа не мог смотреть кино про колхозы.
    Дореволюционное время еще нормально. Но когда Ванька Савельев убил предводителя банды Кафтанова и его подручных, пришел к партизанам и его посадили на 8 лет –  сериал деда начал уже бесить. Он орал, что добровольно ушедших из банд сразу прощали без всяких разборок. А тут – человек даже главаря пристрелил!
   Потом дошло до моментов, когда строптивый председатель колхоза стал стараться сеять больше ржи, потому что в Сибири она давала более высокие урожаи, чем пшеница.
    Здесь уже Павел Карпович плевался:
- Да это все неправда. Всё это выдумали из пальца. Сидят в Москве и сочиняют разную ерунду. Кому их рожь сто лет нужна?!
Я не понимал деда:
- Так хлеба больше будет! Урожаи ржи выше!
- Петька, рожь – это ость! Ею скот кормить нельзя. Рожь нас в колхозе сеять как раз заставляли, а не запрещали. Ее на трудодни никто брать не хотел.
- Так хлеба зато больше будет!
- И кому нужен ржаной хлеб? Ты ел когда-нибудь его? Им только гвозди в лоб таким дуракам, которые это кино сделали хорошо забивать.
- А тот черный хлеб, что мы сейчас покупаем?
- Там ржи треть от силы. Потому и заставляли рожь сеять, чтобы этот хлеб выпекать.
      А когда сюжет сериала подошел к тому, как секретарь райкома Полипов оставил колхозников без зерна на трудодни и все заставил сдать по госпоставкам, наш совместный просмотр закончился, дед переключил телевизор на вторую программу (в те времена всего-то две программы и было):
-Дурь. Насочиняли! Ну их к лешему!
       А мне объяснял, что за такой фортель: оставить пустой трудодень колхознику, - Полипова начальник НКВД Алейников сразу арестовал бы по приказу из области. Это вредительство. Как раз секретарей райкома и драли за обеспеченность трудодня натуральными продуктами. Это в те годы был главный показатель, по которому оценивалась работа колхозов.
     И ведь даже Сталина в этом фильме не упоминали, но сериал-то – антисталинский. Антиколхозный…

p_balaev

Ликвидация колхозов и кооперативов (черновые наброски к "Троцкизму") ч.11

А вот фильм «Кубанские казаки» дедушка очень любил. Этот фильм вообще старики любили. Ни разу я от них не слышал критики в стиле: показуха.
     Это вообще интересно- критики-интеллигенты разносили в клочья «Кубанских казаков» за то, что там показана нереальная жизнь, а простые колхозники смотрели фильм с огромнейшим удовольствием, его хвалили и песни из него пели.
   Фильм-то – музыкальная комедия. Красочная оперетта. Критиковать его за несоответствие реальности – это все-равно что искать несоответствие с реальностью в опереттах Кальмана. Как это вообще может прийти в голову? Тем более интеллигентному, образованному человеку. Может у этих критиков с интеллектом и образованностью более серьезные проблемы, чем у колхозников?
     Я тоже критиковал фильм, когда мы его с дедом смотрели. Но мне было простительно, мне 15 лет было и уже в голову комсомольца какого только фарша не напихали школа и пресса.
     Я говорил деду, что всё в этом фильме неправда, такого никогда не было.
Дед дулся на меня и отвечал: «Как так не было? Были такие ярмарки. В город Артем ездили в конце уборочной. И на ипподроме там скачки были. И я в скачках участвовал, призы брал. Как в фильме – на коляске с рысаком. Сам же видишь фотографию того рысака на стенке и кубки…»
«И что, прямо как в фильме всё было?», - я не сдавался.
«Ну не прямо как в фильме. Это же все-таки кино», - приземлял меня дед.
    Я теперь понимаю, почему наши деды и родители так любили смотреть «Кубанских казаков» - это ностальгия по ушедшей в небытие стране. В 70-х годах мой дед сожалел о стране, которая ушла вместе с его молодостью.
    Мы с вами сегодня с такой же ностальгией смотрим фильмы 70-80-х годов. Только у нас ностальгия по ушедшей в небытие другой стране.
  Только если поставить рядом «Кубанских казаков» - сталинский фильм, и фильм такого же жанра … да любую музыкальную комедию 70-80-х годов, то как-то грустно становится. Понимаешь, что страна оптимизма и радости сменилась страной пессимизма и грусти…
    Но мы вообще о доходах колхозников…

p_balaev

(no subject)

     Это просто удивительно, но пришло письмо от известного журналиста, который мне задал ехидный вопрос: а как же тогда социалистический реализм в искусстве и фильм Пырьева «Кубанские казаки», если в фильме не больше реализма, чем в буржуазных опереттах?
      Я пообещал журналисту нашу переписку не разглашать и его имя не называть. Стесняется человек быть уличенным в том, что читает блог и книги Балаева – чего уж тут?! Я так понимаю, что в приличном обществе быть застигнутым за чтением моих книг – смертельный позор. Хотя, в них нет даже ни одного матерного слова. Книги Сорокина читать – круто. Песни Шнура слушать – ничего предосудительного.
   Но моя фразеология, в которой нет ни единого нецензурного слова, как-то особенно сильно оскорбляет чувства некоторых личностей.
    Ладно, гражданин-журналист N, я ваше имя сохраню в тайне, но как вам и пообещал, отвечу не лично, а в блоге.
    Вы тупее скотника-колхозника, как кинозрителя, хоть и занимаетесь журналистикой в области киноискусства, в том числе.
    Вы путаете социалистический реализм с натурализмом. Чтобы «Кубанские казаки» полностью соответствовали реальной жизни, там очень многого не хватает. С этим я согласен.
     Пырьеву еще нужно было снять, как казачки по дороге на ярмарку бегали в кусты опорожнять мочевые пузыри. Ну и казаки тоже. Ехали же долго. Кое-кто и на быках.
      В фильме много лошадей, но нет ни одного акта лошадиной дефикации. Жизненной правды не хватает.
     А еще я знаю, что вы, господин журналист, присутствовали при рождении собственной дочери. Так сказать, подглядывали, как ваша жена рожает.
    По-моему, вы половой извращенец. Серьезно. Я не понимаю, зачем вы нужны были в родильном зале. Вы акушер? Или хотя бы санитар?
   Я объясняю вам, что социалистический реализм не имеет ничего общего с натурализмом, нудизмом, порнографией, видеокамерами в туалетах, дебилами, наблюдающими за родами своих жен и подобными тому извращениями.
    Но даже все эти извращения – пустяки по сравнению с требованием показать в музыкальной комедии о колхозной жизни - сложности и трудности колхозной жизни.
    Такое от Пырьева и его «Кубанских казаков» может требовать только совершенно удивительное создание в плане интеллекта.
    Да, вы, пожалуйста, и не признавайтесь в том, что являетесь моим читателем. Такой читатель – позор для меня.
    Только ведите себя прилично, когда касается дело меня. В рамках. Иначе я назову ваше имя и обнародую ваше письмо. Серьезно. Это угроза.