?

Log in

No account? Create an account
denisfcsm wrote in 1957_anti
reposted by p_balaev

[reposted post]О методе троцкизма

reposted by p_balaev

Ни дня без классиков: И.В. Сталин о троцкизме

Для чего понадобились Троцкому все эти легенды об Октябре и подготовке Октября, о Ленине и партии Ленина? Для чего понадобились новые литературные выступления Троцкого против партии? В чем смысл задача, цель этих выступлений теперь, когда партия не хочет дискутировать, когда партия завалена кучей неотложных задач, когда партия нуждается в сплоченной работе по восстановлению хозяйства, а не в новой борьбе по старым вопросам? Для чего понадобилось Троцкому тащить партию назад, к новым дискуссиям?

Read more...Collapse )
Троцкизм или ленинизм? "Правда" № 29, 26 ноября 1924 г. // И.В. Сталин. Сочинения. Т. 6. Государственное издательство политической литературы. Москва, 1947. С. 347-348.



Читайте свежие материалы на нашем сайте 1957anti.ru



    Buy for 100 tokens
    ***
    ...

    p_balaev

    Мои твиты

    Tags:

    p_balaev

    Ликвидация колхозов и кооперативов (черновые наброски к "Троцкизму") ч.22

    Дальше я приведу цитату из статьи «АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА: О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ВЛАСТИ И КРЕСТЬЯНСТВА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА» сотрудника института социологии РАН А.И.Шевелькова, занимавшегося вопросами исследования сельского хозяйства СССР, интересны не выводы этого исследователя (социология у нас – еще та социология!), а цифры, им опубликованные:
    «Несмотря на то, что колхозы и совхозы, ориентируясь на государственный план закупок, получили право самостоятельно определять структуру посевов, применять агротехнические приемы, на практике сохранялись старые подходы в руководстве сельским хозяйством. В конце 1950 — начале 1960-х гг. товарная продукция зерна, мяса и молока почти полностью реализовывалась в порядке государственных закупок. Более того, в планы закупок включалась не только вся товарная продукция, но и значительная часть валовой продукции, которая должна была идти на расширение производства, а также на натуральную оплату труда колхозников или продажу продуктов рабочим совхозов. Фактически применялась проверенная практикой продовольственная разверстка. С каждым годом ее объемы увеличивались, а объемы натуральной оплаты сокращались. За период 1955— 1964 гг. выплата зерна натурой сократилась с 1 т до 490 кг на один двор. Даже в наиболее урожайном, 1964 г., после выполнения плана закупок, в колхозах осталось на производственные нужды и для выдачи колхозникам на 1,2 млн т зерна меньше, чем в более сложном 1962 г».
        А как использовали колхозники полученное на трудодни зерно? Хлеб из него пекли? Нет, конечно. Колхозники уже давно хлеб и муку покупали в гос.торговле. У колхозов не было своим мукомольных комбинатов. Эти зерном выкармливали скот и птицу. Если натуроплата сократилась в два раза, то в два раза меньше и скота стало в колхозных дворах. Государство, введя, фактически, продразверстку (здесь Шевельков прав) начало, как нормальный монополист выбивать своего конкурента – личное крестьянское хозяйство.    Улавливаете аналогию с сегодняшним днем?
    Ведь смотрите, что такое для крестьянского двора брежневские нормы – 1 корова и две свиньи? Для обычной даже в 70-е годы сельской семьи в 5-6 человек – это почти только для собственного пропитания. Остается совсем мизер для продажи. Обычно наша семья сдавала в заготконтору одного быка или телку в год, редко – свинью, если удавалось выкормить поросенка сверх определенной нормы. Кстати, эти нормы действовали не только для колхозного двора, но и для совхозного.
      И даже излишки молока и мяса мы не на рынке продавали, сдавали в государственную организацию, заготконтору, по государственной цене. По той же, по которой и совхоз сдавал продукцию.
       Фактически, крестьянин-колхозник был с рынка убран. На тех городских рынках, которые по привычке назывались колхозными, сам колхозник был очень редким гостем в качестве продавца, там царил горожанин-перекупщик-спекулянт, да еще торговали пенсионерки-старушки, жившие в пригородном частном секторе, укропом и огурчиками. Поэтому на тех колхозных рынках брежневских времен и были такими спекулятивными цены. Продукции крестьянского подворья для наполнения рынка не хватало. Рубщик мяса на рынке стал блатной должностью.
      Интересная метаморфоза произошла и с денежной оплатой труда колхозников. Н.С.Хрущев почти в каждой своей речи по вопросам сельского хозяйства, как попугай, повторял, что трудодень не является нормальной системой оценки труда колхозника. И при Хрущеве начали отказываться от оплаты по итогам работы колхоза, введя авансирование. Выглядело со стороны это заботой о сельских труженниках – гарантированная зарплата. Народ и клюнул на эту обманку. Закончилось Постановлением  Совета Министров РСФСР от 28 октября 1971 г.  N 590 "О рекомендациях по оплате труда в колхозах".
       Это был последний, добивающий удар, по уже агонизирующей колхозной собственности. Теперь и система оплаты труда колхозников практически ничем не отличалась от таковой на государственных предприятиях: тарифные сетки, разряды, доплаты, премии и т.п..
       Я даже не считаю нужным приводить статистику и показывать процесс преобразования колхозов в совхозы, начавшийся при Хрущеве и остановленный при Брежневе. В этом нет никакого смысла. Почти половина колхозов были преобразованы, но и оставшиеся ничем уже от совхозов не отличались, кроме названия.
    Самое интересное, конечно, было проследить, насколько грамотно и последовательно проводилось огосударствление колхозной собственности, как Хрущев начал этот процесс и как Брежнев его продолжил и завершил.
    Началось с Целины. Государство перебросило максимум ресурсов на создание новой сельскохозяйственной зерновой базы на основе государственных предприятий- совхозов в целинных районах. Урожаи-неурожаи, бесхозяйственность, пыльные бури – всё это было, но как бы то ни было, целинное зерно стало основой наполнения зернового фонда государства. Зерновой рынок стал государственным.
         Почти одновременно с Целиной, когда там еще не закончилась распашка всех земель, начали реорганизовывать МТС в РТС, навязывая колхозам дорогую технику и вгоняя их в долги, по сути – банкротя.
        Тут же – авансирование оплаты труда колхозников. Колхозам-банкротам не оставалось никакого другого выхода, кроме как брать у государства кредиты на оплату трудодня. Попав в кредитную кабалу к государству диктатуры ЦК, колхозникам уже пришлось согласиться и на замену системы обязательных поставок продукции на обязательные закупки, которые удивительно были похожи на продразверстку.
       Кроме кредитной кабалы, еще сыграла свою роль здесь политика ликвидации артелей и кооперативов в городах.
    В 1956 году вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О реорганизации промысловой кооперации», в исполнение его к 1960 году артели и кооперативы были полностью ликвидированы, их предприятия переданы государству. А среди этих артелей, их насчитывалось по стране порядка 114 тысяч, были и предприятия по переработке сельхоз сырья, хлебопекарни, предприятия общепита, торговли, которым колхозы продавали свою продукцию, оставшуюся после выполнения обязательств перед государством.
         Теперь колхозу еще и некуда стало девать большую часть излишков продукции, кроме как отдавать государству. А директивно сокращенное поголовье скота на колхозных дворах в два раза и не могло поглотить эти излишки в виде зерна и кормов.
       А потом и новая продразверстка уже не оставляла излишков, колхозники ту продукцию, которую получали раньше на трудодни, стали покупать по новому Уставу колхозов.
       Оставалось только привести отплату труда работников в соответствии с тем, как она осуществлялась на государственных предприятиях.
       И это всё было сделано по ошибке? Или это было результатом осуществления грамотного плана по огосударствлению общественной собственности? И политика Брежнева не была продолжением политики Хрущева? Лёня что-то в колхозной политике исправил из хрущевского «волюнтаризма»?