?

Log in

No account? Create an account
botya wrote in 1957_anti
reposted by p_balaev

[reposted post]Вторая встреча Московской ячейки

reposted by p_balaev

21 августа 2018 года состоялась вторая встреча Московской первичной ячейки Движения.

На мероприятии присутствовало 12 человек, из которых четверо - новые члены Ячейки, принятые в неё во время собрания. Таким образом, нас в Московской первичке теперь не 11, а 15!

Был выбран новый Секретарь первички, им стал Ринат Тамеев. Секретарь высказал своё видение перспектив развития работы первички. Было принято решение о собраниях членов ячейки на регулярной основе. Также были приняты некоторые другие решения относительно работы Редколлегии.

Таким образом, можно констатировать, что оффлайн-жизнь Движения набирает обороты. Несмотря на критиканство со стороны, Коммунистическое движение имени «Антипартийной группы 1957 года» постепенно становится реальной политической организацией.


    Buy for 100 tokens
    ***
    ...

    p_balaev

    М.С.Горбачев. Странности биографии. (из черновика к "Троцкизму") (ч.4)

      Забавно, но у основателя троцкизма, который придумал тактику борьбы с коммунизмом и организовывал заговоры с целью реставрации капитализма под прикрытием  «марксизма-ленинизма» и «мировой революции», удивительно много общего с последним Генсеком КПСС, под руководством которого и были реализованы троцкистские планы. Тоже под прикрытием «марксизма-ленинизма». Вы только вспомните перестроечную риторику!
          Согласитесь, что Лев Давыдович  страдал словесным поносом, что Михаил Сергеевич – такой же балабол. Мог часами рта не закрывать, неся пургу про своё «новое мЫшление».
       И как Льву Давидовичу не стоило писать свои мемуары «Моя жизнь», потому что по глупости он так их написал, пытаясь себя в геройские цвета раскрасить, что у нормального читателя его «геройство» только издевательский смех вызвать может, так Михаил Сергеевичу лучше бы собственноручно написанные воспоминания не оставлять. Слишком откровенно получилось у него по глупости, опять же.
      Вот об окончании университета и распределении: «Впрочем, за будущее я не волновался. Как секретарь комсомольской организации я входил в состав комиссии по распределению и знал, что судьба моя уже решена. В числе других двенадцати выпускников (одиннадцать из них были фронтовиками) меня направляли в Прокуратуру СССР».
        Молодой коммунист Горбачев, как видим, для себя не планировал направление на самый трудный участок работы по специальности, куда-нибудь в тьмутаракань, чтобы проявить себя в преодолении трудностей настоящим коммунистом. Хитрожопый «комбайнер», воспользовавшись тем, что входил в состав комиссии по распределению (так он для этого только и занимался общественной работой в университете),  добился направления в Прокуратуру СССР. Москва. Столица. И не надо со следственно-оперативной группой ездить на убийства и другие тяжкие преступления, подследственные прокуратуре в каком-нибудь захолустье. Чистенькая работа в теплом кабинете центрального ведомства, которое сегодня называется Генеральной прокуратурой.
      Но тут случился облом: «30 июня я сдал последний экзамен. Вернувшись в общежитие, обнаружил в почтовом ящике официальное письмо, приглашавшее меня на место будущей службы – в Прокуратуру СССР. Ехал я туда в приподнятом настроении. Ожидал разговора о моих новых обязанностях, формулировал свои предложения. Но когда, возбужденный и улыбающийся, переступил порог кабинета, указанного в письме, я услышал от сидевшего там чиновника лишь сухое, казенное уведомление: «Использовать вас для работы в органах Прокуратуры СССР не представляется возможным». Оказалось, правительство приняло закрытое постановление, категорически запрещавшее привлекать к деятельности центральных органов правосудия выпускников юридических вузов. Объяснялось это тем, что среди многих причин разгула массовых репрессий в 30-е годы была якобы и такая: слишком много «зеленой» молодежи, не имевшей ни профессионального, ни жизненного опыта, вершило тогда судьбы людей. И именно я, выросший в семье, подвергавшейся репрессиям, стал, как это ни парадоксально звучит, невольной жертвой «борьбы за восстановление социалистической законности».
    Это был удар по всем моим планам. Они рухнули в течение одной минуты. Конечно, я мог бы отыскать какое-то теплое местечко в самом университете, чтобы зацепиться за Москву. И друзья мои уже перебирали варианты. Но не было у меня такого желания».

         Насчет того, что не было желания… А зачем тогда ты, господин Горбачев, так лез в Прокуратуру СССР и «удар по всем моим планам»? А дальше у него получилось совсем смешно, оказалось, что если в Москве остаться не пролезло, то он выбрал самые суровые условия для работы после университета:
    «Мне предлагали работу в прокуратуре Томска, Благовещенска, потом в республиканской прокуратуре Таджикистана, наконец, должность помощника прокурора города с предоставлением жилья в Ступино, совсем недалеко от столицы. Размышляли мы с Раисой Максимовной над этими предложениями недолго. Зачем ехать в незнакомые места, искать счастья в чужих краях? Ведь и сибирские морозы, и летний зной Средней Азии – все это в избытке на Ставрополье».
       Герой, мать его перемать! Оказывается в Ставрополье, в курортном краю, зимой холодно, как в Сибири, а летом жарко, как в Средней Азии, поэтому там жить гораздо труднее и вреднее для здоровья, чем в Томске или на Кушке. Ведь в Томске летом не так жарко, а на Кушке зимой не так холодно!
         Это нужно уметь так геройствовать! А если бы в Сочи попал, я даже не представляю, как ему было бы трудно – там же еще и опасность цунами, море рядом.
       Впрочем, что уж про климат, если за легкую работу, на которую подростков брали, помощником комбайнера – орден Трудового Красного Знамени.
         Продолжение геройской прокурорской карьеры в «Остаюсь оптимистом» я читал уже смеясь вслух: «В Ставрополе меня никто не встречал».
        Да-да, приехал в областную прокуратуру работать звезда юрфака МГУ, а на вокзале – нет оркестра. Машину с мигалкой не подали и не отвезли на квартиру с заездом на обед в ресторан. Банкета не было.
    «Бесцеремонность, проявленная работниками Прокуратуры СССР, безразличие к моей семейной ситуации и вся история с моим распределением зародили у меня серьезные сомнения относительно работы по специальности. Не развеяла их и стажировка в Ставрополе. И я принял решение порвать с прокуратурой».
       Обиделось оно, видишь, на прокуратуру! Только у меня появилось подозрение, что любимый внук деда-председателя колхоза (он сам написал, что дед с бабкой его баловали), блатной сынок члена бюро райкома, столкнувшись с тем, что в прокуратуре, вообще-то, нужно работать, а часто и много работать, и работа эта довольно не простая, далеко не легкая, почти мгновенно сдулся, мечты, в которых он представлял себя важным прокурором, поблекли и Миша стал искать себе местечко в соответствии со своими пристрастиями, чтобы ни хрена не делать, кроме как языком молоть:
    «Вступил в контакт с крайкомом комсомола. Встретил знакомых, помнивших меня по прежним временам. Поделился своими мыслями. Значок Московского университета и рассказ о моей общественной деятельности на юридическом факультете, видимо, произвели впечатление. Через несколько дней я был приглашен на беседу к первому секретарю крайкома комсомола Виктору Мироненко: познакомились, поговорили, и я принял предложение перейти на работу в крайком – на должность заместителя заведующего отделом агитации и пропаганды».
       Вот это самое место для такого же, как Л.Д.Троцкий, любителя по… свистеть. Идеальное. Интересно еще, как его из прокуратуры проводили к новому месту работы, с которого и началась карьера этого троцкиста:
    «Мою ситуацию облегчало то, что Мироненко вопрос о моем переходе на комсомольскую работу согласовал с крайкомом партии. Но я решил не обходить прокурора края и напросился к нему на разговор.
    – Вы вправе решить, отпускать меня или нет. Но я прошу пойти навстречу моему желанию, – этими словами я закончил свое обращение к прокурору края В.Н. Петухову.
    Об этой беседе я на другой день написал Раисе Максимовне так: «Со мной побеседовали и, обругав кто как хотел, согласились на мой уход в крайком комсомола».
         Согласитесь, не напрасно я утверждаю, что некоторым болванам автобиографии писать не стоит?

    p_balaev

    М.С.Горбачев. Странности биографии. (из черновика к "Троцкизму") (ч.5)

       Я не хочу разбираться дальше в личных качествах Михаила Сергеевича, опираясь на воспоминания тех, кто с ним работал, близко его знал. Таких воспоминаний достаточно много. Кто-то его положительно характеризует, кто-то ругает.
    Например, у Зеньковича есть такое: « В.Казначеев — Рабочий день первого человека края проходил настолько неординарно, что на деталях стоит остановиться подробнее. Будучи в комсомоле, Михаил Сергеевич поначалу проявлял инициативу, но чем выше поднимался по должности, тем меньше занимался делами. В собственном кабинете крайкома партии появлялся в половине десятого. Первым делом принимался за выполнение поручений Раисы Максимовны. Заканчивал работу тоже по её звонку, довольно рано, если задерживался — значит, жены дома не было.
    Главной заботой первого секретаря крайкома было собственное здоровье, на что тратилось немало времени. Час уходил на массаж. Его делала обаятельная женщина Валя. Её красота не понравилась супруге Горбачёва, и Раиса Максимовна заменила её на другую. К полудню ему подавали чай, сок, яблоко. Полтора часа уходили на отдых и дневной сон. В пять часов дня ему готовили чай.
    Когда он был вторым секретарём крайкома, то посещал крайкомовскую столовую, став первым, — обедал только дома. Готовили пищу ему специально подобранные повара...
    На начальном этапе деятельности Михаил Сергеевич казался независимым и даже смелым в суждениях. Но очень скоро мы убедились, что его самостоятельность показная. Перед вышестоящими партийцами становился как воск, а с теми, кто не мог его поставить на место, был грубым, бесцеремонным. Особенно проявлял бестактность в отношении старших по возрасту. Когда же стал первым человеком в крае, повёл себя как полновластный князь. Ему всегда хотелось во всём быть первым. Именно у него в крае появился первый телефон-автомат, первая «Нива», новая «Волга», «Чайка».
    «Это всё принадлежит мне», — в этом весь Горбачёв. Особенно старался показать себя в Красногвардейском районе, селе Привольном, где родился. Демонстрировал перед односельчанами «Волги», «Чайки», «УАЗы», которые его обслуживали».
      Сам Виктор Алексеевич Казначеев стал первым секретарем Ставропольского горкома КПСС в бытность Горбачева первым секретарем Ставропольского крайкома. Думаете, Горбачев не приложил к эту руку?
       Это одна шайка. Когда им было выгодно, они Горбатого рисовали настоящим коммунистом-ленинцем,  пришло время, когда стало удобней правду-матку резать – стали разоблачать. Что там правда и что по злобе, из-за зависти (да завидуют эти казначеевы ему до сих пор, конечно. Они бы и сами не прочь стать нобелевскими лауреатами) – совершенно не важно. Все они были одинаковыми. И даже не считали нужным маскироваться.
       Ну еще Михаил Сергеевич, будучи первым секретарем Ставропольского горкома, закончил заочное отделение Ставропольского сельхозинститута по специальности «агроном-экономист».  Интересно, ректор института сам на полусогнутых ему в кабинет носил зачетку с проставленными экзаменами и зачетами или какого-нибудь шныря-доцента отправлял к главному человеку города?
      Думаю, что уже во время городского секретарства Горбатого кто-то из его покровителей прикидывал насчет его назначения в будущем на руководство всем сельским хозяйством страны. Диплом нужен был для анкеты. Не для решения вопроса о назначении, конечно, в ЦК вряд ли кто-то всерьез думал, что Михаил Сергеевич учился на агронома, как другие заочники. В анкете специальность агронома нужна была для публики, так сказать. Чтобы не возникали вопросы, почему юрист (и то - без юридической практики) стал секретарем ЦК по сельскому хозяйству.
      10 апреля 1970 года М.С.Горбачев уже стал полноправным членом правящей страной мафии – был избран первым секретарем Ставропольского крайкома КПСС. Кто такие эти первые секретари обкомов-крайкомов и республик, он сам же и рассказал:
    «Мне кажется, чтобы осмыслить внутреннюю структуру и механизмы существовавшей в стране системы, очень важно понять особую роль первых секретарей республиканских ЦК, обкомов и крайкомов партии. Они являлись одной из главных опор режима. Через них, при всей отраслевой и административной раздробленности аппарата, связывались в единую систему все государственные и общественные структуры. Они составляли большинство в Центральном Комитете КПСС, фактически их голосами избирался Генеральный секретарь, и уже это как бы ставило их в особое положение.
    Стоит еще раз напомнить, что именно они обеспечили победу Хрущева в борьбе с группой Молотова и Маленкова. И они же свалили его в октябре 1964 года».
       Вот он – правящий класс СССР, совокупный капиталист. Узкий слой, немногочисленный? А сегодня наш олигархический правящий класс очень многочисленный?
     Я в «Берии» писал, как наши историки умудрились не заметить, что антисталинский переворот произвела именно эта мафия – секретари обкомов и республик, имеющие большинство в ЦК. Но еще большей глупостью считать, что в 1991 году в СССР произошел какой-нибудь переворот. Снова предоставим слово Михаилу Сергеевичу:
    «Сегодня кое-кто удивляется тому, что при всех поворотах, перипетиях нашей истории последних лет многие первые секретари обкомов, крайкомов и ЦК республик сумели органично вписаться в новые структуры – как государственные, так и коммерческие. Между тем удивляться здесь нечему. Система тщательно отбирала наиболее активных, энергичных руководителей повсюду – на промышленных и сельскохозяйственных предприятиях, в научных и учебных институтах, в самых различных социальных группах и слоях общества. Она действительно старалась «снять сливки».
       Нужно что-то добавлять? По-моему и так достаточно ясно сказано. Вписались. Т.е., остались у власти и при собственности. Не переворот был в 1991 году, а легитимизация контрреволюционного буржуазного переворота, произошедшего еще в 1953 году, начавшегося с убийства Сталина.
       «Сливки», разумеется, из такого же дерьма, как сам Горбатый, но конспирология-конспирологией, а не кажется вам, что Путин с Медведевым так показательно демонстрируют уважение к вдове бывшего первого секретаря обкома Ельцина не просто так. Как они оба вели себя на открытии «Ельцин-Центра»! Конечно, если вы думаете, что какой-то подполковник КГБ и мальчик на подхвате у Собчака стал правителем России…
    И еще показательно, как «прописывался» Михаил Сергеевич в качестве первого секретаря крайкома:
    «Григорий Золотухин был в то время первым секретарем Краснодарского крайкома КПСС, и именно он в 1970 году взял на себя инициативу моего «представления» наиболее влиятельным, или, как их иногда называли, ведущим руководителям районов, которое должно было означать неформальный процесс моего вхождения в «корпус первых секретарей». Делал он это, очевидно, с добрыми намерениями. А может быть, и по их просьбе. Не знаю. В середине июля состоялась сессия Верховного Совета СССР. При размещении секретарей действовали неписаные, но четко соблюдаемые правила. Селились они в гостинице «Москва». Обычно первому секретарю полагался одноместный номер, а за «ведущими» закрепляли люксы. В один из таких люксов мы и пришли с Золотухиным. Не знаю, так было спланировано или мы просто опоздали, но по всему было видно, что присутствовавшие там уже провели за столом изрядное время. Все они находились в достаточно разгоряченном состоянии, говорили громко и одновременно, как обычно, не очень слушая друг друга.
    Как только мы с Золотухиным вошли в люкс, я сразу понял, к кому и куда попал. Знакомство, как во времена Петра Первого, началось с того, что мне дали большой фужер, до краев наполненный водкой, и таким образом предложили присоединиться к общему застолью. Я немного отпил и поставил фужер на стол, чем вызвал всеобщую настороженность.
    – Это что ж такое? – не скрывая неудовольствия, спросил Коваленко.
    – А у меня своя система, – ответил я. – Постепенно, но неуклонно.
    Все рассмеялись шутке и как-то сразу успокоились».
         Вот они – «коммунисты»! Кто-то из них чем-то от Ельцина отличался?

    p_balaev

    М.С.Горбачев. Странности биографии. (из черновика к "Троцкизму") (ч.6)

    Меня, конечно, ругательски ругают так называемые патриоты СССР за «очернительство» сельского хозяйства Советского Союза. По мнению таких кренделей из этих «патриотов», как С.Г.Кара-Мурза и Ю.И.Мухин, у нас с сельским хозяйством было всё нормально до 1991 года, даже зерно за границей мы закупали правильно. Мы же, как они утверждают, Америку превратили в зерно-сырьевой придаток СССР.
       И ведь очень многие этой байде верят! Только один момент верящие упускают. Руководил сельским хозяйством СССР в качестве курирующего секретаря ЦК КПСС с 1978 года – М.С.Горбачев.
       Восхваляя наши совхозы-колхозы, эти кара-мурзы и мухины, одновременно признают положительной работу Горбачева на посту секретаря ЦК КПСС и при этом они же ругательски его ругают. Наверно, больше ничего об этих «патриотах» СССР и не нужно добавлять.
    Вот именно такое руководство сельским хозяйством они правильным и считают:
    «Болдин:     По-прежнему шёл поиск средств для закупок зерна в Америке, Канаде, Австралии. В 1981–1982 годах было закуплено столько пшеницы, что мировой рынок дрогнул. По всем странам прокатилась волна возмущения: Россия объедает действительно нуждающихся в хлебе. Однако дело было сделано: втридорога, но закупки состоялись. По сложившейся традиции, за подобную операцию работникам внешнеторговых организаций обильно посыпались высокие награды, в том числе присваивались звания Героев Социалистического Труда. И это в то время, когда иностранные и наши теплоходы стояли месяцами неразгруженные, хлеб гибнул и иногда выгружать было просто нечего.
    Но денег тогда не считали, а полученные награды требовали умалчивания о случаях засоренности и зараженности купленного не по самым дешёвым ценам зерна, гибели его значительных партий. Обо всём этом специальные службы регулярно докладывали руководству, но говорить было страшно, а молчать выгодно, иначе можно сесть на скамью подсудимых. А те, кто совершал преступления, выходили сухими из воды.
    Шла осень 1982 года. Расчёты показывали, что своего зерна вновь не хватит. Горбачёв был весь в проблемах сельского хозяйства, думал о новых закупках зерна за границей, поисках валюты. Это был его четвёртый год работы секретарём ЦК по вопросам сельского хозяйства».
        Как можно было не заметить бросающуюся в глаза преемственность  троцкистского уничтожения советского сельского хозяйства, когда при Хрущеве его начали гробить Целиной, при Брежневе вогнали в перманентный кризис контрактацией, заменившей госпоставки, а Горбачев только довершил дело своих предшественников, усилив экстенсификацию сельхозпроизводства?
       Вы уж, господа-«патриоты», определитесь окончательно: если у вас с колхозами всё было нормально и советский народ из-за зажратости выкобенивался, а на самом деле потребление мяса и масла у нас было на уровне США и даже выше, тогда заберите все ваши ругательские слова относительно Горбатого назад. А то как-то в не очень удобной позиции вы раскорячились, не замечая, что ругая Балаева очернителем, одновременно прославляете Горбачева.
        А может вы просто идиоты?