?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Мои твиты

Tags:

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Примерное начало "Троцкизма". ч.2

     А с корейцами история имела продолжение. Уже почти в виде фарса. В 1993 году Верховный Совет РСФСР перед тем, как его разогнал с применением танков Ельцин, успел признать депортацию корейского населения в 30-е годы незаконной. Если быть совсем точным, то это было не продолжением истории с переселением корейцев, а сразу началом и концом этой истории.
   Наверно, отсутствие сегодня истерии по поводу «сталинских репрессий» в отношении корейцев связано именно с тем, что советские корейцы (а теперь и российские) генетически не предрасположены к заболеванию шизофренией. Конечно, это только ирония. Шизофрения косит все национальности одинаково. Но корейцы от всех остальных народов СССР отличались тем, что выше всего ставили образование. Я не знаю, с чем это связано, но этот признак, присущий для корейцев, даже Солженицын заметил. Он об этом в «Архипелаге…» написал. Это, действительно, так. Найти среди корейцев незакончившего  института или техникума, на худой конец, в СССР было почти невозможно.
     С корейцами мне приходилось сталкиваться довольно плотно. Так уж сложилась жизнь. Я же служил в Гродековской таможне, на российско-китайской границе, а корейская мафия (в которой каждый второй был русским) в 90-х годах, пользуясь тем, что в приграничных с РФ районах КНР было полно этнических корейцев, попыталась товарный потоки через российско-китайскую границу взять в свои руки.
   Примерно до 2003 года мой оперативно-розыскной отдел Гродековской таможни почти половину сил и времени тратил на борьбу с контрабандой, организованной корейской диаспорой.
    Причем, корейские бандиты (да в те годы кто только бандитами не был) были до удивления вменяемыми. Если ты им сказал раз, что денег не берешь за контрабанду – больше надоедать не станут.
   Показал раз, что на испуг тебя брать нельзя – больше пугать не будут. А мокрухой они баловаться не любили.
    На трассе «таможенный пост «Сосновая падь» (пункт пропуска через российско-китайскую границу) – пос.Пограничный я, тогда начальник оперативно-розыскного отдела таможни, выставил пост. Нормальный пост – замаскированный в придорожных кустах УАЗик. Я взял с собой старшего опера отдела Пашу Шумкова, который до таможни работал опером в уголовном розыске, у нас в отделе за Пашей УАЗик и был закреплен.
    Вдвоем с Пашей мы и ждали машину с «контрабасом».  Если появлялось на горизонте, который мы просматривали из бинокля, что-то похожее на ожидаемую машину, я выходил на трассу с полосатой палочкой  и проверял документы.
     Когда я останавливал одну из фур, неожиданно из-за нее выскочила черная «Хонда-Одиссей» (в те годы в Приморье это была очень крутая машина), сопровождавшая эту фуру – шла вплотную и поэтому мы ее не заметили. Из «Хонды» выпрыгнул здоровый молодой кореец, подбежал ко мне и приставил мне ко лбу ствол ПМ, разумеется, всё это сопровождалось воплями «я тебя сейчас завалю» и «наши машины не трогать!».
    Понятно, что так оперов не убивают, а мозги у оперов работают без торможения, поэтому ни я, ни любой другой опер на моем месте пугаться не стал бы.
    Я указательным пальцем отвел ствол в сторону и начал хохотать. Дальше был примерно такой разговор:
- Толя (конечно, я знал и как этого корейца зовут и его фамилию и очень много еще чего о нем), а чего у тебя в пистолете такая маленькая дырочка в дуле?
     Я достал из-за спины засунутый под ремень свой «Макарыч» и показал Толе Киму (настоящее имя и фамилия, у корейцев вы таких Анатолиев Кимов найдете десятки тысяч, но Толе Киму из Уссурийска – привет!):
- Вот смотри, в моем пистолете дырка в дуле больше, чем в твоем. Давай, ты выстрелишь из твоего в меня, а потом я из своего в тебя…
   Это не про борьбу с корейской мафией. Это про то, что я корейцев, в том числе и корейцев, переехавших из Средней Азии на Дальний Восток, очень хорошо знал, вплоть до того, что и агентуру из их числа вербовал. Но! Никогда ни от одного корейца не слышал вообще ничего о том, что их Сталин репрессировал.
   Может потому не слышал, что мужчины своей честью ради денег не торгуют.  Мужчины если даже и зарабатывают деньги не совсем и даже совсем незаконными способами, но до уровня проституток не опускаются.
     Кое-чему чеченско-ингушским-крымско-татарским мужчинам у корейских мужчин поучиться стоит.
   Я не знаю, кто дал взятку депутатам  ВС РСФСР, которые в 1993 году признали переселение Сталиным корейцев актом геноцида по отношению к корейскому населению СССР. Может им вообще даже денег не давали. Там была такая кодла, которая и без денег на коммунизм гадила, как больная холерой палата в инфекционной больнице.
    Но большинство наших левых считают, что ГКЧП – это айс! Cool! И одновременно они каждый год 3 октября проклинают Ельцина за расстрел ВС РСФСР. А именно не Ельцин, а этот «депутатский корпус» ГКЧП и прикончил.
    Завидую здоровой корейской психике. У них черное с белым в дерьмо непонятного цвета не смешиваются. Наверно, потому что среди корейцев много образованных людей…
   

p_balaev

Навеяно фильмом "Невский". Особенности солдатской психологии.

  Идет по НТВ фильм «Невский».  Там у одного из актеров фамилия Паламарчук. Фильм-пустышка. Очередной детектив, который с реальностью почти ничего общего не имеет.
   Но просто фамилия – Паламарчук. Когда я служил срочную в ШМАСе (Школа младших авиа-специалистов), у меня был приятелем прапорщик Серега Паламарчук.
   Вот среди офицеров части у меня приятелей почти не было. А среди прапорщиков – полно. «Почти» - это за исключением командира части полковника Серенко. Да вроде и не приятель, пиво-водку мы с ним, конечно, не пили, но … чай пили два раза. Я его спаниеля вылечил.
    Среди вообще офицеров приятелем был командир вертолетного полка в Спасске, полковник тоже. Раз пять точно у него дома в гостях был. Два раза столько выпили у него дома чая, что я и ночевать оставался, Олег Иванович сам договаривался с Серенко насчет моего отсутствия в части.
   Был еще приятель – старший лейтенант ветеринарной службы Школы младших инструкторов служебного собаководства, тоже в Спасске располагалась. Он полковнику Серенко пообещал щенка овчарки в обмен на то, что меня на три недели откомандируют в Школу собаководов. У Серенко был свой спаниель, но в те годы щенок породистой собаки был валютой потверже водки.
    На Хвалынке, рядом со Спасском,  стоял полк дальней морской бомбардировочной авиации. Я командира полка хорошо знал, когда лежал в госпитале со своим аллергическим дерматитом, я ему внутривенно колол «хлористый»  - это отдельная история.
   Вот командир вертолетного полка сделал мне прыжок с парашюютом из МИ-8, а командир с Хвалынки – полет стрелком-радистом к американскому авианосцу.
   Но это всё было примерно через год моей службы.
   Среди прапорщиков у меня друзей было много, но взаимная нелюбовь была только с одним - со старшиной моей, 5-ой роты, нашей учебки. Он в Уссурийске набирал нашу команду призывников и вез нас в Спасск. Там езды – полночи. Но за это время мы с ним успели не то, чтобы поцапаться, но как-то я ему слегка нагрубил. И этот прапорщик предупредил сержантский состав роты, что Балаев залупастый, извините за это слово.
   Поэтому замки моей роты поначалу меня «тренировали» напряженней, чем остальных «духов», Разобрались даже меньше, чем за месяц. Но того прапора… Говнил он мне два года. Я его, когда дембельнулся, специально ждал недалеко от части. Встречать меня с дембеля приехал брат Славка и  брат меня почти за шиворот оттащил к автовокзалу г. Спасска-Дальнего. Очень мне хотелось прапорщика Плющенко на прощанье… поцеловать.
      А Серега Паламарчук отдал мне свою летную техничку для похода в самоволку. Ко мне через месяца 3 или 4 после призыва приехала институтская подружка в гости (институт в Уссурийске, а я служил в Спасске – три часа на автобусе), сняла номер в гостинице, но мне не дали увольнительную.
     Взводный уже почти был готов подписать увольнительную, но пидор-прапор Плющенко…отговорил.
    Кстати, жизнь такая сложная штука с такими загогулинами, что… зря этот капитан, мой взводный, послал меня отнести отремонтированный умельцами части его магнитофон к нему домой. Когда у тебя молодая красивая жена – не отправляй к ней солдата с отремонтированными магнитофонами. Я еще несколько раз потом с большим удовольствием всякую фигню по просьбе жены капитана к ним домой относил.
     Сержанты роты не стали возражать против моего самохода – какой пацан будет козлить, если к другому пацану приехала девчонка, даже если пацан – еще дух армейский?!  А я к тому времени уже смог даже сейф командира роты ночью открыть и мы с сержантами выпили хранившийся в нем алкоголь… Тем более, что я пообещал с самохода литр водки принести.
   Примерно в 5 утра я возвращался из городской гостиницы с «самохода» в часть. В 5 утра! Патрули по гарнизону в 5 утра шляться не должны! Но только не в то утро!
   И я почти уже прошел мимо патруля. Я не в солдатской форме, а в летной техничке, которую мне дал в самоволку прапорщик Паламарчук. Но офицеру, старшему патруля, что-то показалось подозрительным и он меня окликнул. А патруль был из «чернопогонников» - из ракетной бригады.
     -Товарищ прапорщик, ваши документы, - после этого вопроса мне стало плохо в смысле с нервами.
   Кстати, как в ВВС СА вычисляли прапорщиков, одетых в летные технички?
    Документов у меня, естественно, никаких не было. Мне светила губа. Но это было не самым страшным. Летная техничка прапорщика Паламарчука была подписана хлоркой с изнанки «пр-к Паламарчук». Служившие знают, как подписывали хлоркой форму.
    И на губе вскрылось бы, что я в форме прапорщика Паламарчука. А это либо кража. Либо Паламарчуку – форму солдату на самоход отдал – мало не показалось бы.
        Я заехал в нос начальнику патруля так, что он отъехал метра на три. И побежал. Быстро побежал. Надо было бить в кость, чтобы рубануть хотя бы минут на 5. В нос – больно, но не до нокаута. Только не всегда делаешь точно то, что нужно в конкретный момент делать.
   Патруль, постегиваемый криком обиженного в нос старшего, побежал за мной. Бежали до забора моей части. На бегу я договорился с патрульными солдатами, что скину одну бутылку водки (я две с собой нес), а они меня не догонят.
     Но бежали до забора части. Я перелез через забор. А старший патруля пошел на КПП…
    На утреннем построении части было шоу. Гарнизонный патруль вычислял самоходчика. Этот начальник патруля с теми двумя солдатами из ракетного полка ходил вдоль строя у нас в части… Он меня узнал! А толку-то?! Его солдаты «не узнали»!
Этот офицер орал на своих солдат:
-Да это он же! Вы чего? Точно он!
    У тех были абсолютно честные глаза:
- Да не он! Немного похож только!
     Не каждому офицеру понятна солдатская психология.