November 21st, 2018

Почему коммунист должен знать историю и бороться за историческую правду

Оригинал на сайте Движения имени "Антипартийной группы 1957 года"
Автор -



Очень часто в левой политической тусовке звучат слова, что незначительные разногласия в трактовке исторических фактов не так важны, как общность взглядов.

Товарищи, но ведь это совершеннейший бред.

Марксизм – это ведь не только диалектический материализм, но и материализм исторический.

Без знания и материалистического понимания истории нет и не может быть настоящей марксисткой коммунистической идеологии.

Вот буржуазия это прекрасно понимает и отстаивает свою, буржуазную, идеологию всеми возможными способами, включая различные методы фальсификации и манипуляции. Понять её можно, но как можно понять разного сорта политических деятелей, позиционирующих себя как левых, коммунистов или сталинистов, когда они идут на соглашения с этими искажёнными фактами? Где здесь марксистский подход?

Продолжение по ссылке

Buy for 100 tokens
***
...

К годовщине разгрома немцев под Москвой. Ч.1

       Вчера состоялось очередное заседание Дискуссионного клуба Енькова и мои товарищи по Движению сообщили, что была определена тема следующего заседания «Разгром немцев под Москвой в 1941 году».  Я напросился написать небольшую статью, чтобы товарищам было легче подготовиться к дискуссии.  Обозначить пунктиром некоторые аспекты не только битвы за Москву, но и вообще подготовки СССР к войне и начала войны. Отдельное сражение, хоть и знаковое, невозможно вырвать из общего контекста событий, как вы понимаете.
       Как раз после вчерашнего заседания мой товарищ Сергей Плетнев разговорился с одним из членов ДК Енькова и тот ему сказал, что стал сталинистом после того, как понял, что Сталин отбросил идеи марксизма и коммунизма. Я не думаю, что Плетнев смотрел на этого человека удивленными глазами. Мы уже привыкли к тому, что наши сталинисты даже не скрывают того, что у них хрущевская изнанка.  Можно сколько угодно смеяться, но именно Никита в своем известном докладе  обвинил Сталина в антимарксизме и антикоммунизме. В том докладе он прямой речью говорил, что так, как поступал Сталин, не мог поступать марксист и коммунист.
    И я сам, и мои товарищи уже много раз и писали, и говорили, что современные сталинисты (мы их называем сталиниздами) – дети 20-го съезда. Они, эти все Мухины, Прудниковы, Жуковы и прочая, прочая, вся эта когорта историков-идеологов-сталиниздов, опровергая ложь Хрущева о Сталине, только лишь подтвердили брехню Никиты. В том числе и брехню о Великой Отечественной войне.
     Известный публике рассказчик ртом про историю Борис Юлин мне приписывает утверждение, что всю советскую историю придумал Хрущев. Да и ладно. Пусть приписывает. Я не буду возражать. Только к этим рассказчикам ртами про историю есть один вопрос: когда были отменены решения 20-го съезда КПСС, касаемые «преодоления культа личности»?
       Пока вы копаетесь в партийных документах КПСС, ища отмену, я вам скажу: они не были отменены никогда. КПСС до последних дней своего существования руководствовалась решениями 20-го съезда. А в тех решениях был один интересный пункт, озвученный Хрущевым. Партия его ртом поставила задачу перед историками переписать историю самой партии и войны. Так и было сказано: написать новые, «объективные», книги и научные труды.
     И эта «научная» работа шла в духе 20-го съезда до самого развала СССР и сегодня она продолжается наследниками «советской» исторической науки. Не случайно, что было продолжено «научное» увеличение жертв ВОВ с 20 хрущевских млн. до 27 млн. нынешних. На этом, полагаю, «наука» не остановится. Решения 20-го съезда она выполнит до конца.
      Кое-какие она уже выполнила. Наша военно-историческая наука выдала полностью завершенную концепцию о неготовности СССР к войне с Германией. Откройте доклад Никиты и вы там прочтете, как он говорил, что страна в условиях войны, оккупации значительных территорий фашистами, смогла провести эвакуацию промышленности и превзойти Германию по выпуску вооружения. И обвинял Сталина в том, что можно было превзойти немцев в вооружении еще до начала войны, в спокойное мирное время, но для этого ничего не было сделано, в итоге мы вступили в войну с нехваткой даже винтовок.
      Потом еще насочиняли исследований и мемуаров, в которых Сталин жаловался, что не хватило год-два для полного перевооружения Красной Армии, а то бы немцам еще 23 июня показали «Кузькину мать». Закрепили, так сказать, идею дорогого Никиты Сергеевича. Так этот навоз и вошел в нашу историческую науку в форме постулата.
    Так наши сталинизды вслед за Хрущевым обвинили руководителя СССР Сталина в совершении государственного преступления. Не подготовить страну к грядущей, неминуемой войне – это прямое государственное преступление со стороны руководства государства.
     На самом деле, картина, мягко говоря, была несколько иной. Предлагал готовить страну к войне так, как Хрущев и сталинизды, еще М.Тухачевский. Это он первый выдвигал предложения наделать армады танков и самолетов, чтобы как грянуть громом и сталью на врага, так только у берегов Ла-Манша и остановиться. Тогдашний нарком обороны Ворошилов этот бред раздолбал и разорвал в клочья. На военном совете, когда рассматривались персональные дела тухачевких (в книге о Ворошилове я это писал), Климент Ефремович прямо сказал, что такая подготовка к войне приведет к поражению. Он прямо говорил, что ни одна армия никогда не ведет всю войну тем оружием, которое сделано до войны. Если рассчитывать начать войну и ее закончить оружием, сделанным заранее, то это значит надорвать промышленность на его производстве еще до начала боевых действий. Прямо говорил, что у нас не будет ни танков, ни самолетов именно тогда, когда они нам нужны, потому что у нас не будет промышленности, которая во время войны должна выпускать эти танки и самолеты.
      Это тупые военные и историки считают, что нужно было до войны изо всех сил начать выпускать Т-34 и КВ, самолеты Яковлева и на них ставить по две рации, чтобы немцев не пропустить до Москвы и Киева. А Сталин и его нарком обороны считали, что нужно все силы бросить на создание промышленности, которая могла бы обеспечить армию танками, самолетами и рациями.
   И еще подготовить условия для эвакуации промышленности из-под оккупации. Потому что рассчитывать не пустить самую сильную армию Европы, на которую работала вся Европа, дальше государственной границы могли только шизанутые фантазеры.
   Эти фантазеры даже на словах признавая, что в войнах воюют не армии, а государства со всем их военным и промышленным потенциалом, на самом деле не могут полностью это положение вместить в свои мозги, поэтому льют слезы о былом, рисуя альтернативные исторические сюжеты, в которых советские радиофицированные танковые армии штурмуют Берлин 7 ноября 1941 года.
      До них не доходит, что рации вместе с танками закончились бы раньше, чем подвезли бы соляры для поездки в столицу рейха.
   Конечно, осознать, что до начала войны у нас была создана промышленная база, которая обеспечила фронт всем необходимым, что даже были подготовлены условия для эвакуации части промышленности на восток и для ее скорейшего развертывания, что Красная Армия выполнила задачу задержать наступление неприятеля на нужное для эвакуации промышленности и развертывания выпуска вооружения время, не дать за этот промежуток разгромить страну – это нужно некоторым прямо долотом выдолбить из черепа все идеологические хрущевские установки. И признать, что СССР встретил войну в полной готовности. А нехватка раций на самолетах и некоторые устаревшие положения Уставов… Что, сильно немцам помогли в 1945 году радиофицированные в 1941-м самолеты?

К годовщине разгрома немцев под Москвой. Ч.2

 Следующая идеологическая установка из доклада Хрущева еще более интересная. Интересная в том плане, что она почти без искажения вошла не только в советскую военно-историческую концепцию, но и во все современные сталиниздические исследования.
    В докладе прямо прозвучало, что до 20-го съезда советская военно-историческая наука базировалась на положении, что Сталин предвидел первые неудачи войны, что отступали по плану, как и предполагалось, что прозорливый Сталин знал – придется оставить немцам большие территории. Так Хрущев и говорил.
   А теперь представьте, насколько военная история времени Сталина у нас была тщательно вычищена, если абсолютно ничего не осталось от того, что руководство страны предвидело неизбежность отступления РККА от границы?! Кажется невероятным?
  Тогда вам пример такой чистки. С.К.Тимошенко. Он в советской военно-исторической науке исчез в качестве действующего полководца с 1942 года. Напрочь исчез. При этом умудрился заработать три ордена Суворова 1-ой степени и орден Победы. Но за что – абсолютно неизвестно. Так нашу историю чистили еще во времена СССР.
     И Никита четко обозначил, как должен выглядеть в истории первый этап войны: хвастались, что «малой кровью, могучим ударом», а сами бежали до Москвы, едва столицу не потеряли.  
    Это прямо в докладе говорится. Прямой речью.
   На самом деле никогда никакого хвастовства о победе над немцами прямо в Бресте руководство страны не тиражировало.  Книга Шпанова о том, как армады краснозвездных самолетов сровняли Германию с землей через неделю после начала войны – это всего лишь литература. Правильная литература. Она должна была внушать советским гражданам чувство оптимизма. И песни соответствующие звучали, и речи на митингах. Или стоило на митинге говорить: «Ой, граждане и гражданки, лихо же нам будет! Ой, лихо!»?  Но руководители советского государства не были плаксивыми бабами, чтобы этим заниматься.
    А на съездах партии нарком обороны Ворошилов прямо предупреждал: война будет длительной и изматывающей. Это слова наркома обороны. Это значит, что страна и ее армия готовились не к воплощению замысла писателя Шпанова, а к очень тяжелой войне.
  Да даже площадки для будущих новых заводов, на которые потом завезли оборудование эвакуированных предприятий были подготовлены еще до начала войны!
   Т.е., советское руководство ждало именно такого развития событий, которое произошло: пришлось отступать и оставлять территории врагу, и большие территории – эвакуировать из недавно присоединенных к СССР западных  областей Белоруссии и Украины по сути было нечего. Готовились к тому, что враг зайдет еще дальше.
   Народу это перед войной не говорили? Не говорили, разумеется. Сидели бы в Кремле предатели Родины – они о подобном сценарии начала войны по радио рассказали бы.
    Но в Кремле сидели здравомыслящие люди и понимали, что армию всей Европы на границе ты не победишь. Тебе придется обороняться, отступать, изматывая противника, выбивая его войска, а самому собираться с силами, вооружать армию, набираться опыта…
 
 

К годовщине разгрома немцев под Москвой. Ч.3

О том, как началась война, как немцы, планируя свой авантюристический блицкриг, вляпались в свою авантюру я достаточно подробно написал в «Ворошилове».
    Но есть один очень важный момент, который почему-то выпал из нашей историографии, благодаря чему масса ыкзпердов  теперь говорит и пишет о катастрофе РККА летом 1941 года.
   Момент – атас полный! Смотрите, в октябре 1941 года, начав операцию «Тайфун», немцы наступали на Москву. Правильно? Правильно. Осенью 1941 года немцы наступали на Москву. А куда немцы начали наступать 22 июня 1941 года?
   Спросите любого военного ыкзперда-историка и они вам ответят: на Ленинград, Москву, Киев. Самые продвинутые скажут о московском, ленинградском, киевском направлениях.
    Но это совсем не соответствует действительному плану «Барбаросса». Никаких наступлений на Ленинград, Москву и Киев в планах немцев не было. Через два месяца после начала войны вермахт должен был стоять на линии Астрахань-Архангельск.
Т.е., наступала немецкая армия на Архангельск, Астрахань и Горький, который находился на этой линии. И теперь оцените пройденное вермахтом к началу битвы за Москву расстояние, сравните его с расстоянием до линии Астрахань-Архангельск, оцените насколько планы компании против СССР были реализованы. Это истинные масштабы неудачи, постигшей немцев. Такая неудача называется – крах! Катастрофа!
    И дело даже не в том, что в сентябре немцы прошли менее половины запланированного расстояния. Дело в том, что они начали войну, ведя наступления на трех стратегических направлениях сразу, а уже в октябре сил смогли наскрести только на одно стратегическое направление. И уже не мечтали даже на одном стратегическом направлении выйти к Горькому, грезили только о «синице»  - Москве. Вот тогда и появилось направление – на Москву. План «Барбаросса» полностью провалился, настало время плана «Тайфун».
      Оцените, вместо трех стратегических направлений – одно. И то, задачи в урезанном виде. Это что такое случилось с немецкой армией к осени 1941-года? Какое-то очень интересное поражение вермахт нанес РККА, сам, одновременно, оказавшись в глубокой заднице.
   А ведь в сентябре 1941 года еще дороги были сухими и немецкие солдаты в демисезонный шинельках не замерзали. Но куда делись силы вермахта для наступления на трех направлениях?

К годовщине разгрома немцев под Москвой. Ч.4

     А теперь представьте такую ситуацию. Началась война и вас из запаса призвали в армию. Сформировали из запасников полностью полк. Командир полка – из запаса, бывший начальник цеха завода, начальник штаба полка – из запаса, какой-нибудь заводской бухгалтер, офицеры штаба, командиры батальонов, командиры рот и взводов – учителя, агрономы… Все из запаса. Бойцы все из запаса – колхозники и рабочие. Сколько времени нужно такому полку, чтобы он из партизанской банды превратился в боевую часть? А ведь там еще артиллерия, бронетехника, связь, ремонтные мастерские – специалисты нужны. А пока специалисты были в запасе они многое забыли, да еще и техника поменялась… Думаю, вообще такой полк довести до состояния нормального полка – задача нереальная.
    И давайте глянем на потери РККА. Нам же историки говорят, что немцы РККА разгромили в пух в 1941 году. 2 млн. одних пленных и столько же убитых. Раненных вообще не было. На раненных не хватило личного состава РККА, потому что войск у нас к началу войны было меньше 4 млн.. Хотя, кое-кто считает, что и больше 5 млн. мы  выставили, только одна неувязачка: такую мобилизацию скрыть было невозможно и Гитлер по примеру Вильгельма Второго обвинил бы СССР в фактическом объявлении войны.
    Но если мы потеряли почти 4 млн. в 1941 году, то тогда у нас к осени 1941 года в строю не осталось бы ни одного кадрового офицера и … да войска закончились бы. Потому что – смотрите первый абзац.
   Какие были реальные потери? Есть источник. Более, чем компетентный источник. Верховный Главнокомандующий. Нет, если вы считаете, что какой-то Кривочленов компетентнее и правдивей Сталина – то считайте. Только Сталин нес ответственность за свои слова, потому что его слова транслировались не только для ЦК ВКП (б), на Пленуме которого он их говорил, не только для всего советского народа- весь мир слышал. А всякие Кривочленые историки выдавали свои цифры, находясь на службе у государства, основа политики которого – антикоммунизм и антисталинизм. Но вы им доверяете, а Сталину не доверяете.
    Сталин сказал 6 ноября 1941 года на Пленуме следующее: «За 4 месяца войны мы потеряли убитыми 350 тысяч и пропавшими без вести 378 тысяч человек, а раненых имеем 1 миллион 20 тысяч человек».
   Это мало? Нет, если вам чем больше русских убивают, тем на душе светлее и радостнее – мало. А мне видно – огромные потери. Почти половина армии.
    И удивительно с этим коррелируются записи в дневнике начальника немецкого Генштаба Гальдера. Он прямо пишет – пленных русских мало!!! Он два миллиона назвал бы – мало?
    Сталин преуменьшил потери? Половина армии – это преуменьшение потерь? Если немцы выбили 4 млн., то, значит, у нас к осени 1941 года уже не было бы кадрового офицерства, которое должно было погибнуть тоже полностью. От слова совсем не было бы. И командовали бы полками и батальонами одни бывшие завхозы и агрономы. Такое было?
    Если бы у нас  осталось в плену и погибло в котлах осталось столько войск, сколько есть в выкладках Кривочленовых, то мы бы уже никогда не смогли иметь армию – см. первый абзац. Понимаете?

К годовщине разгрома немцев под Москвой. Ч.5

  А теперь о потерях немцев. У меня тот же источник: «За тот же период враг потерял убитыми, ранеными и пленными более 4-х с половиной миллионов человек.»
     И как сегодня смеются над этими цифрами, озвученными Сталиным! А теперь открываем дневник Гальдера и там вы найдете подтверждение: к Москве вермахт докатился имея в частях 50% комплекта личного состава. Гальдер в своем Дневнике тоже приводит данные потерь вермахта, считая их в процентах от численности этого вермахта – 3,5 млн. Это они с 3,5 млн. напали на СССР? Ага! СС – не вермахт. Люфтваффе – не вермахт. Кригсмарине – не вермахт. Еще вспомогательные части. Союзники- финны, румыны, словаки, венгры… - не вермахт. Сколько войск было у немцев на момент нападения – никто точно назвать уже не может. По самым нормальным, на мой взгляд, оценкам – около 8 млн..
     Были ли цифры, названные Сталиным, точными – наверняка, нет. Завышены. Сталин брал сведения из Генштаба, который потери противника учитывал по донесениям с фронта. В таких донесениях супостата всегда убивают больше, чем потом трупов на поле боя находят.
   Но завышение было не особо принципиально высоким. Считаем: июль, август, сентябрь. Три месяца. За три месяца невозможно подготовить столько войск из резерва, чтобы заменить хотя бы половину выбывшей из строя армии. Призывников из резерва можно натаскать за полтора-два месяца, но здесь проблема – «натаскивателей»  не хватит. Подготовка призыва требует большего (большего!) числа кадровых офицеров по отношению к общему числу военнослужащих, чем в воюющей части.
    А если через три месяца после начала войны немцы могли наступать только на одном стратегическом направлении из трех, то, значит, соотношение сил между их войсками и РККА изменилось решающим образом. Если бы немецкие потери равнялись нашим, то и в октябре 1941 года вермахт пёр бы по всем направлениям.  Или он не восполнял потери? Читайте Дневник Гальдера – в июле начали гнать войска на Восток из Франции.
    Если мы допустим, что РККА смогла восстановить численность к осени 1941 года, восполнить половину убывшего состава (это трудно, но возможно), и уполовиненное число немцев – тогда понятно будет окончательно, почему немцы могли начать генеральное наступление только на Москву. Немцы уже не имели решительного преимущества ни на одном направлении. И это при том, что они, как и мы, потери восполняли из резерва и перебрасывая части из Франции.
   Это так неумелая крестьянская РККА вступила в войну. Тупые же колхозники воевали, которые техники в глаза не видели. А немец – человек культурный. 
  Знаете, что прикольно? Культурный немец в то время, когда в СССР почти все колхозные поля пахали тракторами МТС, больше пахал германскую землю лошадями и быками. Далеко не каждый бауэр в глаза живой трактор видел.
  Нет, я понимаю, что сегодня быть русским патриотом – это считать, что культурная нация русских в 1941 году гоняла по среднерусской равнине тряпками, которые обоссали культурные немецкие фрау…

К годовщине разгрома немцев под Москвой. Ч.6

Я не ошибся, дав эту запись 6-ой частью. В песню врезана фраза из выступления К.Е.Ворошилова. Короткая. Но абсоютно понятная. Именно про то, что никто не планировал от границы наступать на Берлин в 1941 году.