?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

После Хрущева антисталинская компания была свернута, как нам говорят?

В 1965 году реабилитирован и восстановлен в партии Ф.Г.Ходжаев.
Его последнее слово на суде (Бухаринско-троцкистский процесс):

Граждане судьи! Я на предварительном следствии и здесь перед вами рассказал подробно о всех тех тяжких преступлениях, которые были совершены под моим руководством националистическими организациями Узбекистана. Я рассказал вам подробно о всех тех тяжких преступлениях, которые я совершил и как активный участник буржуазно-националистического движения, и его руководитель в Узбекистане, и как союзник и участник правых контрреволюционеров и через них-всего "право-троцкистского контрреволюционного блока".

С первого момента моего ареста я встал на путь искреннего признания совершенных мною злодеяний. Я поступил так потому, что понял всю омерзительную сторону того, что было проделано буржуазными националистами в Узбекистане. Я понял, какой огромный вред, какие колоссальные удары в разные периоды развития революции наносились этим буржуазно-националистическим движением и действиями его руководителей. Я понял, что я в качестве одного из руководителей этого буржуазно-националистического движения, в качестве перебежчика на сторону контрреволюционных правых и "право-троцкистского блока", совершил тяжкие преступления перед пролетарским государством, перед народами Союза Советских республик и перед узбекским народом.

Став на путь искреннего признания своих преступлений, я руководствовался только одним соображением: своим искренним признанием помочь следствию раскрыть все то контрреволюционное, черное, с чем я был связан, что меня связывало, что составляло то гнилое, что могло в дальнейшем представлять опасность заразы. Я не пощадил ни себя, ни других участников моих контрреволюционных деяний, чтобы тем легче было Советской народной власти и партии выкорчевать с корнем это зло. Я отказался от слова для защиты, ибо я не нахожу никаких доводов, даже ни одного слова для того, чтобы найти хотя какое-нибудь оправдание моему поведению, моим действиям, тем преступлениям, которые мною совершены. Мне нечем защищаться и я не могу защищаться. Слишком много сделано плохого, слишком тяжелые преступления совершены, чтобы можно было сегодня говорить о каких-то оправданиях или чтобы можно было какими-нибудь словами их загладить.

Но я взял последнее слово и решил воспользоваться этим последним словом для того, чтобы еще раз перед пролетарским судом, перед всей нашей страной сказать, что я искренне, честно раскаялся, чтобы принести через пролетарский суд это свое покаяние всему нашему советскому народу, партии и правительству.

Гражданин государственный обвинитель дал уничтожающую характеристику деяний "право-троцкистского блока". Он остановился и на характере деятельности буржуазно-националистических групп. Он говорил о результатах ленинско-сталинской национальной политики, о достижениях народов Советского Союза.

Я-на скамье подсудимых, я-преступник. Может быть нехорошо будет звучать из моих уст, но я тем не менее хотел бы сослаться на яркий пример той республики, которую когда-то я представлял (я говорю об Узбекистане).

Люди, которые знали Узбекистан до революции, люди, которые побывали там 10 лет тому назад и которые смотрели ее последние годы, не могли узнать лицо этой страны. Почему? Потому, что там все совершенно изменилось. Огромный подъем экономики, культуры, громаднейший рост политической активности широчайших масс народа,- это все в такой сравнительно короткий срок, как 10-20 лет, достигнуто лишь благодаря нашей пролетарской революции, благодаря ленинско-сталинской национальной политике. В Узбекистане было в 1917 году всего 1? % грамотных, теперь эта страна сделалась страной почти сплошной грамотности.

В стране, где не было абсолютно никакой промышленности, в этой стране теперь работают сотни крупнейших предприятий, сотни тысяч рабочих и работниц.

Когда-то отсталое, нищенское сельское хозяйство Узбекистана, в настоящее время является одним из передовых во всем Советском Союзе.

Материальное благосостояние широких масс трудящихся, особенно дехкан-колхозников, за последние 5 лет поднялось на такой высокий уровень, что трудодень колхозника в 20-30 рублей на одного человека уже никого в Узбекистане не удивляет. Это все результаты благотворной деятельности революции, правильного осуществления ленинско-сталинской национальной политики, той колоссальнейшей помощи, которую оказывал и оказывает русский рабочий класс рабочему и дехканину в Узбекистане.

Это всякому будет ясно при самом беглом анализе общего состояния Узбекистана. И вот я должен перед пролетарским судом сказать, что та линия, которую проводила буржуазно-националистическая организация, к которой я принадлежал, и контрреволюционной деятельностью которой я руководил, означала для трудящихся масс Узбекистана возврат к старому. Теперь, когда я осознал всю преступность моих злодеяний, когда я понял всю пропасть, в которую я попал, мне стало более ясно, более очевидно на фоне развертывания дел "право-троцкистского блока", прошедшего на этом процессе, что победа этой контрреволюционной линии означала бы для Узбекистана победу самой черной реакции, реставрацию феодально-капиталистических отношений и, как следствие,-новую кабалу для рабочих и крестьян и широких масс народов Узбекистана. Узбекистан как в своем хозяйственном развитии, так и в культурном отношении был бы отброшен на десятки лет назад. Особенно тяжело мне говорить об этой стороне дела, ибо я теперь ясно это себе представляю, я это понимаю, я чувствую всю глубину моего падения, весь ужас моего позора и всю тяжесть моих злодеяний. Но, тем не менее, став на путь открытого признания всех моих злодеяний, я должен был сказать и об этом перед пролетарским судом и перед общественностью нашей страны.

Да, граждане судьи, я был буржуазным националистом, я много преступлений совершил. Теперь, задним числом, вот этими признаниями, поздним покаянием, к сожалению, вычеркнуть их я не могу. Они остаются висеть надо мной. Но я стал еще более ужасным в своих собственных глазах с тех пор, как я осознал все свои преступления и злодеяния, после того сговора с Рыковым и Бухариным, после тех обстоятельств, о которых я подробно вам рассказал уже здесь на суде, после того, как я включился в этот заговор. Ведь я даже в периоды, когда был националистом, когда я вел тоже антисоветскую работу, когда я работал против советского народа, ведь я тогда еще не был организатором повстанческих групп, я не был тогда участником террористических групп. Я им стал, я об этом говорил вам, граждане судьи, я стал таким только после того, когда перешел на позицию правых контрреволюционеров и через них оказался в лагере "право-троцкистского блока". Таким образом, я сделался участником наиболее острых средств борьбы против нашей родины, против народов нашего великого Союза, против партии и правительства. Это особенно тяжело я переживаю, это особенно тяжело давит мое сознание.

Государственная независимость Узбекистана, которая была обещана в перспективе правыми реставраторами капитализма, эта государственная независимость, если бы даже она стала возможна ценою черного предательства, ценою измены родине, расчленения великого Союза Советских Социалистических Республик, путем подготовки его поражения в грядущей войне, то есть путем совершенно недопустимым для людей, которые сохранили хоть какой-нибудь человеческий облик, если бы, я говорю, это оказалось возможным в первое время, то, само собой разумеется, эта самая государственная "независимость", кажущаяся, была бы новым несчастьем для народов Узбекистана. Я уже об этом частично говорил, когда давал свои показания. Тогда я отвечал на вопросы государственного обвинителя. Ведь когда я сказал, что, отстав от одного берега, мы, естественно, должны были бы пристать к другому берегу, ведь я же ничего другого не имел в виду, как тот берег, на котором находятся капиталистические страны, империалистический капитал, который давит, угнетает сотни миллионов трудящихся людей. Значит, победа этой линии и в данном случае, даже в случае успеха этого черного, этого отвратительного заговора, могла быть только новыми бедствиями для трудящихся Узбекистана.

Я опозорен. Националистические организации разгромлены. Разгромлен проклятый "право-троцкистский блок". Это-на славу нашей страны, на благо народов нашей великой родины, это-на счастье народов Узбекистана. И вот это сознание в известной мере облегчает эти последние дни моих тяжелых, невероятно тяжелых переживаний.

Гражданин государственный обвинитель, характеризуя "право-троцкистский блок" и его дела, его людей, сказал о том, что должна быть совокупная, общая ответственность всех участников этого блока за все его злодеяния. Я не могу не согласиться с таким определением гражданина государственного обвинителя. Я считаю такое определение абсолютно правильным, хотя лично я никогда до того, как пришел в тюрьму, до того, как приступил к даче показаний, не знал о существовании какого-то контактного центра, не знал о многих его злодеяниях. Я лично никогда не был ни провокатором, ни убийцей. Но какое это может иметь значение, если я оказался так или иначе участником этого блока, занимавшегося провокациями, шпионажем и убийствами, стало быть, я должен отвечать по существу за все его злодеяния.

Перед вами, граждане судьи, не только фигурировал блок, не только были продемонстрированы его дела, но прошли мы все, его участники; ваше дело, граждане судьи, определить, в какой мере каждый из нас должен нести ту или другую ответственность. Ваше дело применять или не применять в отношении к нам то суровое, но справедливое, абсолютно справедливое требование гражданина государственного обвинителя.

Я знал, куда я шел, когда разговаривал с Рыковым, когда разговаривал с Бухариным, хотя многие вещи, открывшиеся перед моими глазами на суде, даже меня, преступника, заставили вздрогнуть, насколько гадко было это.

Разве самый факт заговора, самый факт решения вопроса о том, что правые должны прийти к власти, а буржуазные националисты получить независимость, которую они хотели получить ценой поражения Советского Союза, подготовкой этого поражения, разве недостаточен самый этот факт для того, чтобы та суровая мера наказания, о которой здесь говорил гражданин Прокурор, была целиком и полностью применена к нам?

Но тем не менее, граждане судьи, я, находясь здесь на скамье подсудимых, держа свой ответ, не могу становиться в какую-то фальшивую позу, ибо это были бы только гордые слова. Я не могу сказать, что я не прошу пощады. Я этого сказать не могу. Может быть кому-нибудь покажется, что такие слова: "не прошу пощады"-звучали бы гордо, хорошо, но не в моих устах, в устах человека, который пригвожден к позору, который сидит на этой скамье. У такого человека словам гордости нет места. Гордости неоткуда взяться! Ведь мы не войдем в историю хоть с какими-нибудь показателями службы народу, какими-нибудь благими деяниями. Если мы войдем в историю, то мы в эту историю войдем как самые закоренелые преступники, как герои бандитских дел, как люди, продавшие и честь, и совесть. "Гордость" хорошо звучит в устах человека, настоящего человека, о котором когда-то писал великий художник, великий человек нашей земли Горький. Но в устах людей, которые либо сами были причастны к смерти, либо имели отношение к смерти Горького, в устах людей, которые привели этого человека к смерти,-эти слова в устах людей нашего типа звучат фальшиво. Да. Я был бы лгуном, если бы в этот последний час я не сказал, что я прошу пощады. Я хочу жить. Я хочу жить потому, что я понял всю глубину своего падения, я понял всю тяжесть совершенных мною преступлений. Я вынес тяжкий урок, но зато я понял и другое. Мне кажется, что я по-настоящему понял, как должен настоящий человек, настоящий гражданин нашей великой родины служить своему народу, своей стране. И вот, поняв это, разоружившись целиком и полностью, я не могу не просить вас, граждане судьи, о снисхождении, потому что я хотел бы, если бы это было возможно, чтобы мне была сохранена жизнь. Я хотел бы в какой угодно обстановке, в какой угодно форме, в каком угодно месте, теперь или когда-нибудь, смыть тот позор, в котором я нахожусь в настоящее время.

Я прошу о жизни, чтобы, может быть, остатком своей жизни снять хоть бы какую-либо частицу тех преступлений и той огромной вины, которая имеется за мной. Я хочу жить для того, чтобы хоть как-нибудь, где-нибудь оказаться еще раз полезным нашей великой стране и служить тому великому делу строительства социализма, которому посвящены все мысли, все силы лучших людей нашего великого Союза Советских Социалистических Республик.


Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

Черновые наброски из "Троцкизма" . Троцкистский реванш.

    Но и материалы  20-го съезда по-настоящему никто толком не исследовал, все уткнулись в доклад Хрущева на закрытом заседании и увязли в нем. И даже никого не насторожило, что даже сам опубликованный текст этого доклада написан настолько безалаберно, как будто его сочиняли в дикой спешке за ночь на коленке. Нет, конечно, есть воспоминания того же человека с самой длинной фамилией, Шепилова, который рассказывал, как это творение они упорно и долго творили. А чего так безобразно нелепо состряпали?  Но о самом докладе чуть позже. В стенографическом отчете открытых заседаний есть несколько удивительных моментов.
    Начнем с отчетного доклада ЦК, прочитанного Никитой Сергеевичем:
«Вскоре после 19-го съезда партии смерть вырвала из наших рядов Иосифа Виссарионовича Сталина. Враги социализма рассчитывали на возможность  растерянности в рядах партии, раздоров в ее руководстве, колебаний в проведении ее внутренней и внешней политики. Однако эти расчеты провалились…».
     Согласитесь, что эта короткая фраза несколько диссонирует с тем, что к завершению съезда нёс в своем докладе Никита про Сталина.
      Еще один момент из отчетного доклада: «Троцкисты, бухаринцы, буржуазные националисты и прочие злейшие враги народа, поборники реставрации капитализма делали отчаянные попытки подорвать изнутри ленинское единство партийных рядов – и все они разбили себе головы об это единство».
    Запомните этот момент. Когда дойдем до самого доклада о «культе личности», вы увидите, что там враги народа оказались выдумкой Сталина.
    Правда, странно? Есть в отчетном докладе и о «культе личности»: «Борясь за всемерное развитие творческой активности коммунистов и всех трудящихся, Центральный Комитет принял меры к широкому разъяснению марксистско-ленинского понимания роли личности в истории. ЦК решительно выступил против чуждого духу марксизм-ленинизма культа личности, который превращает того или иного деятеля в героя-чудотворца и одновременно умаляет роль партии и народных масс, ведет к снижению их творческой активности. Распространение культа личности  принижало роль коллективного руководства в партии и приводило иногда к серьезным упущениям в нашей работе».
     Стоп! Так ведь еще до съезда, получается, «культ личности» оценили, осудили и побороли?!  И зачем нужен был отдельный доклад, если ЦК уже «решительно выступил против»?
     А.Б.Аристов, председатель Мандатной комиссии, уже есть кое-что: «Как известно, июльский Пленум ЦК КПСС, состоявшийся в 1953 году, вскрыл грубейшие нарушения  этого важнейшего принципа (коллективности – авт.) партийного руководства, порожденные культом личности, и потребовал неуклонного проведения в жизнь ленинских указаний о коллективности…».
     Странная фраза, вообще-то тот Пленум был про Берию, который «втерся в доверие» к Сталину. Да, в его Постановлении, которое сначала по партийным организациям разослали, а потом потребовали вернуть в ЦК, есть такое: «…партийная пропаганда сбивалась нередко на культ личности, что ведет к принижению роли партии и ее руководящего центра…». Но и такое есть: «Необходимо, чтобы коммунисты изучали марксистско-ленинскую теорию не начетнически и догматически, чтобы они понимали творческий характер марксизма-ленинизма и усваивали не отдельные формулировки и цитаты, а существо всепобеждающего, преобразующего мир революционного учения Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина… Коммунистическая партия Советского Союза, созданная 50 лет тому назад гениальным Лениным, выросшая в гигантскую силу и закаленная в боях под руководством Ленина, ученика и продолжателя дела Ленина великого Сталина и их соратников…».
     Что-нибудь понимаете? То по Постановлению партийная пропаганда «сбивалась», то само Постановление «сбивается». Странное оно. Ну, ладно. «Культ личности» уже вскрыт.
   Кто ж будет против, если «культ личности» именно так будет преодолен – с учением Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина и с великим Сталиным?
   Вот и Г.М.Маленков не против: «В отчетном докладе справедливо подчеркнуто, что культ личности является извращением марксистско-ленинского учения. Это извращение неизбежно ведет к понижению роли партии и ее руководящего центра, к подавлению творческой активности партийных масс. Нет нужды доказывать, что ослабление, а тем более ликвидация, коллективного руководства, извращение марксистского понимания роли личности, культ личности – всё это приводило к безаппеляционности единоличных решений, произволу и в известный период наносило большой ущерб делу руководства партией и страной».
     Только Георгий Максимиллианович так и не сказал: про чей культ личности речь он вёл? Если кто-то подумал, что это про Сталина, то я  подозреваю, что на Великого Кукурузного Вождя был намек, портреты которого к 1956 году чуть не на банках с селедкой красовались, и единоличные решения которого кучей наломанных дров оборачивались.
     И Молотов высказался: «Как наши серьезные успехи в делах внутренней жизни страны, так и важные успехи в области внешней политики связаны с тем, что после 19-го съезда Центральный Комитет осуществлял ленинский принцип коллективного руководства. Поддержанный всей партией, Центральный Комитет твердо выступил против чуждого марксизму-ленинизму культа личности, сыгравшего в определенный период такую отрицательную роль».
И Каганович: «После 19-го съезда партии Центральный Комитет смело (я имею в виду смелость идейную, принципиальную, теоретическую) поставил вопрос о борьбе против культа личности. Это не легкий вопрос. Но ЦК дал на него правильный, марксистско-ленинский, партийный ответ. Культ личности – вредный культ, он принижает массы, партию и ее руководящие кадры.
    Разоблачение культа личности, правильное марксистско-ленинское понимание роли народных масс, роли партии и ее руководящих кадров, роли вождей имеет исключительно большое значение для укрепления единства партии. Борьба с культом личности оказалась важнейшим фактором формирования и сплочения коллективного руководства нашей партии».
   И я не нашел в тексте стенографического отчета ни единого намека на то, что после завершения основной работы съезда кто-то о «культе личности» выскажется более подробно.
      И ведь в первый день работы съезда Н.С.Хрущев произносит в отчетном докладе фразу, на которую я обратил ваше внимание: «Троцкисты, бухаринцы, буржуазные националисты и прочие злейшие враги народа, поборники реставрации капитализма делали отчаянные попытки подорвать изнутри ленинское единство партийных рядов – и все они разбили себе головы об это единство».
      А через две недели, он на последнем заседании произносит свою историческую речь с такими словами: «Сталин ввел понятие "враг народа".
      Да еще в той речи прямо говорит, что троцкисты сдулись и перековались, стали народу верно служить.
       Я знаю, что имеются в архивах и введены в исторический научный оборот документы о том, как планировался доклад Хрущева и как он готовился к 20-му съезду.
    И я прекрасно осознаю, что стремление объявить фальшивками все архивные документы, которые не укладываются в твою версию – глупость, которую может совершить только чудо, наподобие Е.А.Прудниковой,  которой не понравились письма арестованного Берии из-за стиля.  Интересно, а где она еще видела эпистолярное творчество Лаврентия Павловича, чтобы стиль сравнивать?
   Но если даже запредельно осторожно подходить к некоторым документа, как, например, к тем, в которых есть информация о подготовке доклада Хрущева до 20-го съезда, то не заметить в них нечто фантастического невозможно.
  Вот есть такой документ:     
«     Сообщение Комиссии т. Поспелова.
Хрущев, Первухин, Микоян*. [* Здесь и далее фамилии выступавших курсивом выделены составителями. — Сост.]
Несостоятельность Сталина раскрывается как вождя. Что за вождь, если всех уничтожает. Надо проявить мужество, сказать правду.
Мнение: съезду сказать, продумать как сказать, кому сказать. Если не сказать — тогда проявим нечестность по отношению к съезду. М[ожет] б[ыть] т. Поспелову составить доклад и рассказать — причины, культ личности, концентрация власти в одних руках. В нечестных руках. Где сказать: на заключительном заседании съезда.
Завещание [Ленина] напечатать и раздать делегатам.
Письмо по национальному вопросу напечатать и раздать делегатам съезда
Т. Молотов — На съезде надо сказать. Но при этом сказать не только это. Но по национальному вопросу Сталин — продолжатель дела Ленина. Но 30 лет мы жили под руководством Сталина — индустриализацию провели. После Сталина вышли великой партией.
Культ личности, но мы о Ленине говорим, о Марксе говорим.
Т. Хрущев -
Т. Каганович — Историю обманывать нельзя. Факты не выкинешь. Правильно предложение т. Хрущева доклад заслушать. Завещание, письмо по н[ациональному] вопросу раздать.
Завещание, письмо разослать членам Президиума ЦК КП[СС].
Мы несем ответственность. Но обстановка была такая, что мы не могли возражать. (О брате говорит). Но мы бы были нечестны, если бы мы сказали, что вся борьба с троцкистами была не оправдана. Наряду с борьбой идейной шло истребление кадров.
Но я согласен с т. Молотовым, чтобы провести с холодным умом (как сказал т. Хрущев).
Т. Каганович — Мы (я) переживаем, но чтобы нам не развязать стихию. Редакцию доклада преподнести политически, чтобы 30-летний период не смазать, хладнокровно подойти.
Т. Булганин — Считаю предложение т. Хрущева правильным. Члены партии видят, что мы изменили отношение к Сталину. Если съезду не сказать, будут говорить, что мы струсили. То, что вскрылось — мы не знали. Списки на 44 тыс[ячи] — невероятный факт. Ближе к правде. На два этапа роль Сталина разделить. Во втором этапе Сталин перестал быть марксистом. О деле Сванидзе говорит. Как сказать? На базе культа личности. Сталин и партия. Нельзя приписывать Сталину.
Т. Ворошилов: Более основательно подготовить. Мы не в отпуску. Всякая промашка влечь будет последствия. Согласен довести до партии (до съезда).
Т. Ворошилов: Осторожным нужно быть.
(Т. Хрущев говорит, что т. Ворошилов возбуждал дело о Ярошенко перед Сталиным).
Т. Ворошилов продолжает: Вот два случая: X съезд 1921 г., поехали в Петроград. XIV съезд — были враги, были. Сталин осатанел (в борьбе) с врагами. Тем не менее у него много было человеческого. Но были и звериные замашки.
Микоян: Мы не можем не сказать съезду. Впервые самостоятельно обсуждать можем.
Как относиться к прошлому? До 34 г. вел себя героически. После 34 г. показал ужасные вещи. Узурпировал власть. Захват власти одним лицом. В коренных вопросах теоретических (расходился Сталин с Лениным) быстро поправлял.
Не осуждаю Сталина, когда вели идейную борьбу с троцкистами.
3а провал в с[ельском] х[озяйст]ве разве можно простить?
Если бы люди были живы — успехи были бы огромны.
Сказать спокойно съезду (в докладе).
Почему Вячеслав не хочет опубликовать по нац[иональному] вопросу?
Т. Микоян — Опубликовать «Завещание» и по нац[иональному] в[опросу]. Сочинения Ленина (4 изд[ание]) урезанное, дополнительный том издания Ленина выпустить[33].
Т. Первухин — На съезде надо доложить. В этом докладе о положительной стороне не требуется говорить. Культ Сталина вреден. Сказать как есть. Узурпировал власть, ликвидировал ЦК, ПБ. Кадры истреблял — мы по тяжелой пр[омышленнос]ти темпы потеряли.
Т. Суслов — Надо делегатам съезда рассказать все. О коллективности руководства говорим, а со съездом будем хитрить?
Характер доклада: Комиссии поручено проверить, что стало с членами ЦК XVII съезда.
Неуместно давать в целом характеристику Сталину. [В] 36–37 гг. сколько перебито кадров. Кривая 36–39 г. — минимальные темпы.
Т. Суслов — Два этапа [в деятельности] Сталина — в основном правильно. До 1934 г. Сталин был во многом не прав. Решение XV съезда не выполнено о опубликовании «Завещания». Авансироваться нельзя.
Т. Маленков — Считаю правильным предложение сказать съезду. Испытываем чувство радости — оправдываем товарищей.
Нельзя дать объяснение о оправдании товарищей, не объясняя роли Сталина. Никакой борьбой с врагами не объяснить, что перебили кадры. «Вождь» действительно был «дорогой».
На два этапа не делить, связать с культом личности. Мы этим восстанавливаем Ленина по-настоящему.
У Сталина к Ленину проскальзывали нехорошие настроения. Не делать доклада о Сталине вообще.
Т. Аристов: Не согласен с одним общим, что есть в выступлениях Молотова, Кагановича, Ворошилова, — не надо говорить, [мол] делегаты — люди острые, мы этого не знали (это недостойно членов ПБ).
Годы страшные, годы обмана народа.
Эйхе и тогда был честный.
Хотели сделать бога, а получился черт.
Т. Аристов: Но как так всех — в угоду Сталина. Партия авторитет не потеряет.
Т. Беляев: Рук[оводящие] кадры не знают этих документов. Как странно, что эти документы не известны рук[оводящим] кадрам. Съезду нужно документы доложить. Как же скрывать ленинские документы? Правильно т. Хрущев предлагает опубликовать съезду документы.
Правду сказать — делаются оговорки — как бы не потерять величие Сталина. Но в нем надо разобраться. Политически объяснить, конечно, кто [несет] ответственность.
Очищается, что мучает коммунистов.
Иначе — не верить в силу партии.
В этом смысле с оговоркой говорить нельзя.
Т. Шверник: Сейчас ЦК не может молчать, иначе предоставить улице говорить. Съезду надо правду сказать, культ личности разоблачить. Доклад сделать. Кошмар — три раза косили людей.
Т. Сабуров: Молотов, Каганович, Ворошилов неправильную позицию занимают, фальшивят. Один Сталин (а не два). Сущность его раскрыта за последние 15 лет. Это не недостатки (как говорит т. Каганович), а преступления. Т. Молотов говорит: «Он с нами был 30 лет». Но известна его роль в войне. Но в послевоенный период испортили отношения со всеми народами (выступления о проливах). Мы потеряли многих из-за глупой политики (финская война, Корея, Берлин).
Сказать правду о роли Сталина до конца.
Т. Шепилов: Писали о Сталине от сердца. Шевелились глубокие сомнения по событиям 1937 г.
Надо сказать партии — иначе нам не простят.
Говорить правду — сказать, что партия не такая, что нужно было миллионы заточить, что государство наше не такое, что надо было сотни тысяч послать на плаху. Идеологически — вопрос о воспитании кадров.
Т. Шепилов: Продумать о формах, чтобы не было вреда.
Т. Кириченко: Не может быть вреда. Невозможно не сказать. Сказать разумно. Надо бы сказать, кто реабилитированы. Решение от съезда вынести.
Т. Пономаренко — На съезде ЦК должен высказаться. Гибель миллионов людей неизгладимый след оставляет. Трезво о этом периоде и роли Сталина надо сказать.
Т. Хрущев — Нет расхождения, что съезду надо сказать. Оттенки были, учитывать.
Все мы работали со Сталиным, но это нас не связывает. Когда выявились факты, сказать о нем, или мы оправдываем действия.
Не сбрасывать со счетов, что через 3 м[еся]ца после смерти Сталина арестовали Берия. И этим мы расчистили [путь] к действию. Мы можем полным голосом, можем сказать.
Нам не стыдно.
Не бояться, не быть обывателями, не смаковать. Развенчать до конца роль личности.
На съезде доклад поставить. Секретарей ЦК всех подключить. Кто будет делать доклад — обдумать].
М[ожет] б[ыть] и на пленуме ЦК старого состава сказать, что хотим поставить такой-то вопрос».
    Я не буду досконально разбирать этот … даже затрудняюсь в выборе слов, чтобы дать точное определение, но решение 15-го съезда ВКП(б) по «Завещанию» было как раз обратным тому, что утверждает Суслов. И это мелочи, но Сабуров назвал финскую войну, войну в Корее и политику насчет Берлина – глупыми! Извините, всё-таки 1956 год – это еще не 1989 год!
    И совсем уже не удивительно, что все эти пипифаксы по решениям насчет подготовки доклада Никиты увидели свет в сборнике «Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы».  А сборник выпустил Международный Фонд Демократии А.Яковлева.
   Если же отбросить макулатуру из конторы Яковлева, то документальных подтверждений о решении партии насчет выступления Хрущева до самого съезда мы не имеем. А само это выступление находится в резком диссонансе с отчетным докладом ЦК, который в первый день прочел Никита…

     Для желающих меня поощрить писать больше, буду в конце каждого более-менее объемного поста размещать:   карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

p_balaev

Черновые наброски из "Троцкизма" . Троцкистский реванш.

Давайте еще посмотрим стенограмму 20-го съезда с первой страницы, Хрущев открывает съезд и произносит такие слова: «За период между 19-м и 20-м съездом мы потеряли виднейших деятелей коммунистического движения: Иосифа Виссарионовича Сталина, Клемента Готвальда и Кюици Токуда. Прошу почтить их память вставанием»
    Т.е., сам Никита Сергеевич, открывая съезд, еще не знал, что через две недели обольет Сталина помоями? Пока еще Иосиф Виссарионович – виднейший деятель коммунистического движение и его память нужно почтить вставанием всем делегатам.
     Дальше идем. В повестку съезда, она тогда назвалась «порядок дня съезда»:
«1.Отчетный доклад Центрального Комитета КПСС – докладчик секретарь ЦК тов. Хрущев Н.С.
2.Отчетный доклад Центральной Ревизионной Комиссии тов. Москатов П.Г.
3. Директивы ХХ съезда КПСС по шестому пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1956-1960 годы – докладчик Председатель Совета Министров СССР тов.Булганин Н.А.».
  И где здесь доклад о «культе личности»? Извините, но невозможно заранее на Президиуме ЦК КПСС обсуждать подготовку какого-то вопроса для рассмотрения на съезде, а потом этот вопрос забыть включить в повестку. Такого быть не может.
     Может, что-то на самом съезде происходило такое, что сподвигло хрущевскую группу к разоблачению «культа личности». Судя по стенограмме, ничего такого не было. Более того, даже Молотов, Маленков и Каганович отзывались о Целине в одобрительном ключе. И даже о внешней политике. Даже по югославскому вопросу, одобряли установление добрых отношений с ней. Что крайне удивительно, если принимать во внимание Постановление  июньского Пленума 1957 года и материалы 22-го съезда.
      Хотя, сам отчетный доклад был запредельно вызывающим в некоторых пунктах. Так, декларировалось намерение заключить с США Договор о дружбе и сотрудничестве (!!!). Отношения с Югославией были вынесены отдельным пунктом от других социалистических стран: «Всемерно укреплять дружбу и сотрудничество с братскими народами Федеративной Народной Республики Югославии».
    И по Целине Никита шпильку запустил в адрес Молотова и Маленкова, которые с самого начала были против этой авантюры: «Некоторые товарищи могут спросить, правильно ли мы делаем, осваивая целинные земли в районах, подверженных засухе. Изучение имеющихся данных показывает, что даже при периодических засухах ведение зернового хозяйства в Казахстане, Сибири и на Урале выгодно и экономически оправдано. Если из пяти лет мы будем иметь только два хороших по урожайности года, один средний и два неурожайных, то при тех, сравнительно небольших, затратах, которые требуются для выращивания зерновых культур в данных условиях, можно вести зерновое хозяйство с большой выгодой и получать дешевый хлеб».
   Здесь он прямо напрашивался на уничтожающую критику: ведение зернового хозяйства в зонах рискованного земледелия – малозатратно?
   И шпильки в адрес Ворошилова, Председателя Президиума ВС СССР были: «Следует отметить, что в деятельности Советов имеют место серьезные недостатки, а порою -прямые отступления от норм и положений, предусмотренных Советской Конституцией…». И специально оговорился, что такое было не всегда: «Известно, например, что депутаты обязаны отчитываться перед избирателями. Между тем, за последние годы на местах сложилась неправильная практика, когда депутаты Советов и Исполнительные Комитеты отчитываются перед населением от случая к случаю, главным образом, в связи с очередной избирательной компанией».  Вроде того, что запустил Климент Ефремович работу в Верховном Совете и депутаты раскайфовались. Только не одного факта приведено не было.
       Я предполагаю, что Хрущев и большинство ЦК надеялись, что Молотов, Маленков, Каганович и Ворошилов вынесут на съезд накопленные противоречия и начнут в своих выступлениях критиковать некоторые положения отчетного доклада. И тогда можно было прямо на съезде с ними и расправиться, завершить уже произошедший внутрипартийный переворот государственным, полноценным, выдавить окончательно из власти старую гвардию.
     Но этого не случилось. Сталинцы в ловушку не полезли. Зацепить их было не за что. Тогда и было принято решение, всего за несколько дней до его окончания, пойти на дискредитацию Сталина. Причем, на дискредитацию в такой форме, чтобы вызвать протест сталинцев. Именно в вопросе репрессий, которыми сразу же замазывались и Молотов, и Каганович, и Ворошилов, и Маленков.
    Я уже до этого писал в предыдущих книгах, что трогать имя Сталина хрущевцам самим не очень хотелось. Не случайно, после 22-го  съезда, когда старая гвардия была окончательно выброшена из власти, антисталинская риторика закончилась. Даже есть слухи, что сам Никита стал злобно рявкать на тех, кто этого не понял и продолжал «гнать волну».
      Как бы мы не относились к Хрущеву и Брежневу с компанией, но интеллектом они были повыше Маши Захаровой, которая не понимает, что есть такое понятие, обозначенное географическим пунктом «ЯЛТА».
      А вы помните, кому сразу позвонил Борис Ельцин, когда в Беловежье с коллегами из ЦК они развалили СССР на куски? Думаете, он был американским шпионом?
   Нет. Это первое, что делается при государственном перевороте в любой стране – закрепление легитимности новой власти на международном уровне. Этот его звонок – фактически просьба к Администрации США признать власть нового государства.
      И доклад Никиты Сергеевича тоже «выкрали» и переправили в США…
  Знаете когда был реабилитирован Эйхе, на страданиях которых был сделан главный упор в докладе Хрущева?  Доклад был зачитан 25 февраля, а реабилитация – 14 марта.
     
   
   
   
      

     Для желающих меня поощрить писать больше, буду в конце каждого более-менее объемного поста размещать:   карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808