?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Л.И.Брежнев. Биография партийной сволочи. (из черновика главы к "Троцкизму") ч.7

Очень часто еще можно встретить в статьях, публикуемых страдальцами по брежневской дешевой и самой вкусной в мире колбасе к дням рождения самого звездатого героя Советского Союза и Социалистического труда, вот такое:
«В отражении наступления немцев активное участие принимал начальник политотдела 18-й армии полковник тов. Брежнев, — пишет корреспондент. — Расчёт одного станкового пулемёта (рядовые Кадыров, Абдурзаков, из пополнения) растерялся и не открыл своевременно огня. Два взвода немцев, воспользовавшись этим, подобрались к нашим позициям на бросок гранаты. Тов. Брежнев физически воздействовал на пулемётчиков и заставил их вступить в бой. Понеся значительные потери, немцы отступили, бросив на поле боя несколько раненых. По приказу тов. Брежнева расчёт вёл по ним прицельный огонь, пока не уничтожил».
➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/0/18557/
Иногда еще со ссылками, что это из того же очерка С.А.Борзенко «225 дней мужества и отваги». Даже номер газеты «Правда» указывается. №46. То, что № 46 «Правды» вышел в феврале 1943 года, а 225 дней истекли только в сентябре этого же года – мелочь, конечно. По сравнению со вкладом в Победу дорогого Леонида Ильича – это пустяк.
На самом деле, это не строки из несуществующего очерка, а выдержка из представления Брежнева к награждению орденом Отечественной войны 1-ой степени.
Действительно, такое представление было. 18 сентября 1943 года, когда награждали всех причастных к освобождению Новороссийска, боевой орден получил и Леонид Ильич.
Орден Отечественной войны, тем более, 1-ой степени – это серьезная боевая награда. Не какая-нибудь «Звездочка». За ерунду ее не присваивают. Хотя, и «Звездочку» за ерунду не положено присваивать. Но это – кому не положено, а кому-то – можно.
Почитатели Л.И.Брежнева любят эти строки цитировать. Потому что уважение к личности этого политического деятеля могут испытывать только совсем уж ущербные умом индивидуумы.
Вдумайтесь в строки представления к награде. Начальник политотдела армии оказался на передовой и совершил подвиг, который даже не командир стрелкового взвода, а простой сержант совершает по три раза до обеда и столько же раз после обеда. Заставить бойца вести огонь по наступающей вражеской пехоте стало подвигом? Да металла в стране не хватило бы для орденов за такие подвиги!
Подозреваю, что сочинявший представление Брежнева к награде втихоря глумился над бравого вида полковником-замполитом, придумывая ему случай проявления отваги. Уж если нашлось только это… То, вообще, о какой такой смелости на фронте полковника Брежнева можно вообще говорить?
Сами посудите, он сразу на фронт попал в качестве начальника группы особого назначения при военном совете Южного фронта, согласно приказа по фронту от 23 июля 1941 года. Только не думайте, что это группа каких-нибудь диверсантов, раз она особого назначения. В приказе перечислен ее состав – одни политработники. А с 16 сентября 1941 года он уже в заместителях начальника политуправления фронта, потом – начальник политуправления армии.
Где передовая, а где политуправление армии?! Политуправление – это орган, подчиненный члену военного совета. Политический штаб армии, можно сказать. И он находится именно там, где находится член военного совета. Рядом с командующим армией и его штабом. Начальнику штаба армии храбрость в бою проявлять нет не только необходимости, но и прямо противопоказано. У него другие задачи. Так же, как и у начальника политуправления армии. Эти люди не ходят в атаки и не раздают подзатыльники растерявшимся бойцам. Они организуют работу и руководят подчиненными, выполняющими очень важные для армии задачи. За это и ордена получают. Но не за храбрость. Армейские штабы в пределах даже досягаемости для вражеской артиллерии не располагаются.
Но в фронтовых воспоминаниях Брежнева абсолютно ничего нет о его деятельности в качестве начальника политуправления армии. Только храбрость на передовой и беседы в окопах с бойцами под вражеским огнем. Изо всех сил дорогой Леонид Ильич тужился, стараясь показать, что ему довелось лиха на фронте хлебнуть. Ага, в политуправлении армии. Наверняка, даже жить в блиндаже ему за время войны не приходилось. И в этом нет ничего предосудительного. Ставка ВГК тоже не в землянке работала. Но зачем из себя строить героя?! И почему коммунисту Брежневу было не стыдно получать высокую награду за то, что у фронтовых сержантов не тянуло даже на награждение папиросой от командира взвода?



Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808



Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Л.И.Брежнев. Биография партийной сволочи. (из черновика главы к "Троцкизму") ч.8

(кое-что из биографии Брежнева я уже писал. В этой серии будут встречаться повторы прежних статей) Именно дутая слава полковника Брежнева, храбро сражавшегося с врагом на переднем крае позволяет критически отнестись вообще ко всей биографии этого человека, с самого ее начала. И, ожидаемо, в ней оказываются факты заставляющие подозревать, что там очень много такого же «героического», как и во время войны.
Я представляю, какие творческие муки испытывали сотрудники института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, составители «Краткого биографического очерка. Леонид Ильич Брежнев», при написании биографии «героического» маршала.
Уже в конце 60-х годов, когда до крайности обострились отношения с КНР и Албанией, нужно было мировой коммунистической общественности что-то героического из жизни Леонида Ильича предъявлять. Он же, выпятив грудь, изображал из себя вождя мирового пролетариата. Из жизни серого партийного клерка героического получилось выудить очень мало. Но биографию ему написали. Как могли. Помогли обширные цитаты из работ, речей Ленина и решений съездов, иначе выглядела бы она совсем куцей.
Но в этом биографическом очерке есть не только цитаты. Есть немало моментов, которые при внимательном рассмотрении вызывают очень щекотливые вопросы.
Я долго ломал голову над тем, как объяснить некоторые нестыковки и несуразности в официальном жизнеописании Брежнева и что авторы пытались в этом жизнеописании скрыть, выпячивая одно и умалчивая другое. Ну, посмотрим.
Начнем с предков «дорого Леонида Ильича» . «Леонид Ильич Брежнев родился 19 декабря 1906 года в городе Днепродзержинске (до 1936 года – Каменское), крупном центре металлургической промышленности Украины, в рабочей семье. Его отец, Илья Яковлевич, уроженец Курской губернии, почти всю жизнь трудился на металлургическом заводе – сначала разнорабочим, потом вальцовщиков в прокатном цехе. На этом же заводе начинал трудовую деятельность Леонид Ильич. Там же работали его дед, брат и сестра. Семья отдала заводу многие десятилетия своей трудовой жизни».
Ну, конечно, как еще может начинаться биография вождя мирового пролетариата, если не с чисто рабочего происхождения. Чай, не Ленин, чтобы дворянство выпячивать. Дворянства там и не было, конечно.
Но было кое-что загадочное. В 9 лет Лёня стал учащимся гимназии. Это в 1915 году. В городе Каменское была только одна гимназия, кого попало в нее не принимали. Леонид был принят в нулевой класс. Отчетливо захрустела французская булка. Слышите? Вообще-то детям простых рабочих в классической гимназии делать было нечего. Максимум – реальное училище. Даже Аркадий Гайдар, сын учителя и фельдшерицы, выходец из интеллигентной семьи, в гимназию не попал. А тут – разнорабочий, потом вальцовщик. Разумеется, вальцовщик в прокатном цехе – специальность довольно опасная и хорошо оплачиваемая, денег на гимназию хватило бы. Но на коммерческую гимназию. Разные гимназии были в РИ. В Каменское была правительственная. А указ «о кухаркиных детях» действовал, его никто не отменял. И вальцовщиком был не только отец Леонида Ильича.
Биографы из института марксизма-ленинизма объяснили эту ситуацию так: «До революции сыну рабочего получить доступ к образованию было непросто. Надо было обладать немалыми способностями, трудолюбием и настойчивостью. Именно благодаря этим качествам Леонид Брежнев стал учащимся гимназии…» . Прямо картина перед глазами встает, как директор гимназии вместе с преподавателями бегают по рабочим кварталам и выискивают способных, трудолюбивых и настойчивых детишек, чтобы вырастить из них защитников Царя и Отечества, опору трона.
И сам Леонид Ильич именно такую картину нарисовал в воспоминаниях «Жизнь по заводскому гудку»: «Я еще не сказал: не только отец мой знал грамоту, но и мать умела писать и любила читать, что в пору ее молодости в рабочей слободке было редкостью. Лишь повзрослев, я понял, чего стоила родителям их решимость дать нам, детям, настоящее образование. А они хотели этого и добились: девяти лет от роду я был принят в приготовительный класс каменской мужской классической гимназии. Вспоминаю, мать все не верила, что приняла, да и вся улица удивлялась.
Детей рабочих прежде в гимназию вообще не допускали, да и тут не распахнули двери, а только чуть приоткрыли. По-видимому, с одной стороны, это вызывалось потребностями растущего производства, а с другой – сказывалось влияние революционных событий в России. Тем не менее, для нас был устроен особый конкурс, брали самых способных, примерно одного из пятнадцати, и всего-то сыновей рабочих приняли в тот год семерых. Все прочие гимназисты приезжали из «Верхней колонии», принадлежали к среде чиновников, богатого купечества, заводского начальства.
Нас именовали «казенными стипендиатами». Это не значит, что мы получали стипендию, а значит лишь то, что при условии отличных успехов нас освобождали от платы за обучение. Плата же была непомерно велика – 64 рубля золотом. Столько не зарабатывал даже самый квалифицированный рабочий, и, конечно, отец таких денег при всем желании платить бы не мог».
Оказывается, царь-то был … ненастоящий! Не тот, каким его большевики описывали, не тиран и мучитель простого народа! Вон что получается: простая рабочая семья Брежневых - даже женщины грамотными были. А сынка, в связи с «потребностями растущего производства» в гимназию приняли. Наверно, университеты империи дефицит абитуриентов испытывали, купеческие и дворянские дети туда не хотели идти учиться, приходилось детей рабочих в гимназии брать по конкурсу.
Конечно, это всё ерунда. Никаким простым рабочим Илья Брежнев не был, поэтому его сын и стал гимназистом. Рабочим был. Это несомненно. Но вот каким? Разгадка проста. Читаем дальше «По заводскому гудку»: «После революции, когда завод перешел на восьмичасовой рабочий день и надо было укомплектовать третью смену, отца назначили фабрикатором. Долгие годы он проработал вальцовщиком, считался мастером своего дела, однако новые обязанности требовали не только опыта, но и солидных знаний. Фабрикатор дает заявки в мартеновский цех, определяет, из каких болванок можно получить заказанные профили, какие выбрать марки стали, как вести термическую обработку, чтобы уменьшить потери тепла, и т. д. По существу, тут требовался уже инженерный расчет, а отец дошел до всего многолетней практикой и природным умом».
Да отец Леонида Ильича был настоящим металлургическим гением! Вы только представьте себе, работая простым вальцовщиком (у металлургов поинтересуйтесь, что это за работа), он своим умом научился определять «…из каких болванок можно получить заказанные профили, какие выбрать марки стали, как вести термическую обработку, чтобы уменьшить потери тепла, и т. д.».

И где только он времени для этого самоусовершенствования до уровня инженера нашел, если его сын сам же пишет, каков режим работы на заводе был: «Такие каторжные условия, как на Каменском заводе, вряд ли где встретишь, – свидетельствует одна из большевистских листовок, распространявшихся в нашем поселке.– Где это видано, чтобы работа продолжалась целый год без всяких праздничных дней и чтобы приходилось работать по двенадцать часов подряд, а иногда и по восемнадцать, не имея перерыва на завтрак и на обед?».
Конечно, никто бы фабрикатором не назначил вчерашнего вальцовщика на заводе, который после Гражданской войны только-только начинал работу, никто бы не рискнул доверить неопытному человеку такой должности, металл был на вес золота, поэтому рисковать им никто не имел права. Фабрикатором Илья Брежнев был еще до революции, т.е. принадлежал к, так называемой, рабочей аристократии, очень тонкому слою пролетариев. Поэтому и сын его в гимназии учился.
И ничего в таком происхождении зазорного не было. Сталин своего тестя, такого же рабочего аристократа, не стеснялся. Г.М.Маленков вообще из дворян был и не грузился этим.
Но именно Брежневу это портило биографию, поэтому пришлось изворачиваться. А портило потому, что его отец до революции и в революцию в рабочем движении никакого участия не принимал. Брежнев так и не смог припомнить ни одного факта о революционности отца, отделался только тем, что утверждал, будто он поддерживал большевиков. Как поддерживал – умолчал. Семья была мещанской, и воспитание в этой семье наложило отпечаток на характер самого «дорого Леонида Ильича».
И становятся понятными такие строки из «По заводскому гудку» : «Итак, пришел заветный день, когда заводской гудок прогудел и для меня, вместе с отцом я вышел на смену и трудился, как все. Ныли до ломоты мускулы, пот слепил глаза, но был я по-настоящему счастлив. И потом была радость: вернулся домой, скинул дочерна прокопченную фуфайку, и мать, как, бывало, отцу, сливала студеную воду на мои руки, и я отмывал лицо. Помню, поднял голову и увидел слезы в ее добрых глазах.
– Чего ты, мама?
– От радости, Леня, от радости. Вот и ты уже стал кормильцем».

Какая там радость?! Не от радости его мать, подозреваю, плакала, а от горя: жили, как люди, сын вышел в гимназисты. А после гимназии прямая дорога в университет. Это уже совершенно другая жизнь. Жизнь обеспеченного человека…А тут – завод, закопченная рожа… Всё пошло прахом из-за этой революции…
Небольшой очерк авторства Л.И.Брежнева «По заводскому гудку» наполнен пафосом верности его семьи родному заводу. Из этого очерка следует, что они все так и работали на нем после революции, и 15-летним юношей сам Лёня пошел в рабочие.
Я поинтересовался историей Днепродзержинского (бывшего Каменского) металлургического комбината. И появились вопросы. Главный: на каком заводе началась трудовая биография Л.И.Брежнева, если его родной завод был в 1917 году законсервирован и пуск его состоялся только в 1926 году.

Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808