?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Мои твиты

  • Сб, 22:46: Завтра постараюсь выложить продолжение чернового варианта главы о Брежневе из "Троцкизма" https://t.co/ON4feOBHLk
Tags:

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Л.И.Брежнев. Биография партийной сволочи. (из черновика главы к "Троцкизму") ч.9

В «Целине» Леонид Ильич написал (или надиктовал) так: «Начинал рабочим, но в годы разрухи, когда остановили надолго завод, пришлось узнать пахоту, сев, косовицу, и я понял, что это значит – своими руками вырастить хлеб». Т.е., если даже он и пошел после школы (гимназия была преобразована в школу трудовой молодежи) на завод, то очень быстро бросил работу. Перекрестился из пролетария в крестьянина.
По некоторым сведениям семья Брежневых в 1921 году покинула Каменское и оказалась в Курской губернии, там, где родился отец Генсека. Сам Лёня начал работать на Курском маслобойном заводе, а через два года поступил в землемерный техникум.
Какими-то уж очень хитрожопыми оказались эти заводские патриоты. В трудное для завода время бросили его и поехали искать более жирный кусок. Настоящие рабочие, преданные своему предприятию, поступили совсем по-другому. Большинство рабочих Каменское не покинули, жили трудно, но жили надеждой восстановления завода.
С фронтов гражданской войны (а вот никто из Брежневых с винтовочкой за Советскую власть сражаться не пошел, это дворянин Г.М.Маленков совсем юношей пошел с белыми воевать) вернулись рабочие, самые сознательные решили просить ВСНХ страны помочь с восстановлением предприятия. В ВСНХ отправилась делегация в составе сталевара А.Белецкого и токаря А.Луковцева, они выбили средства для завода и в 1926 году была пущена первая доменная печь, в 1928 году производство достигло довоенного уровня.
Вот так поступали настоящие рабочие и большевики. А комсомолец Леонид Брежнев в это время решил заняться сельским хозяйством и поступил в 1923 году в землемерный техникум. Заметьте, он выбрал специальность не заводскую, а сельскохозяйственную. И очень хлебную.
Опять обратимся к «Целине»: «Землеустроителем начал работать в самом начале коллективизации, а на завод вернулся, когда она была в основном завершена. Эти годы – с 1927 по 1931 – равны эпохе в истории страны. Нарезая землю сельскохозяйственным артелям, мы сознавали, что не просто уничтожаем межи, но помогаем социалистическому переустройству села, перекраиваем весь тысячелетний уклад крестьянской жизни».
Да-да, отважный борец за коллективизацию, кажется, уже в 1923 году знал, что она начнется. Провидец. Но в 1923 году, когда он поступил в техникум, о коллективизации еще и речи не шло. Зато специальность выбрал очень интересную в том плане, что в те году не было на селе более хлебной. Советская власть выделяла крестьян землю на работника. Составы семьи постоянно менялись. Наделы постоянно перемерялись, что-то отрезали, что-то прирезали. От землемера зависело очень многое. Болотину или голую глину отмерит тебе – вот и намучаешься. Или отдаленный участок. Землемер влиянием по более, чем председатель сельсовета, пользовался в те годы.
И тут очень интересно, что на одном месте Лёня долго не задерживался. Начал работать в Курской губернии. Потом очутился в Белоруссии. Из Белоруссии – на Урале. В его биографии выглядит это так, как будто сама Партия его бросала на сложные участки с такой приличной географической амплитудой. В Курске всё нарезал, помчался помогать Белорусским товарищам, всё Белоруссию перемерил – давай на Урал! Что-то очень много внимания Партия уделяла простому землемеру Лёне. Или он просто сам бежал, после того, как наживал себе врагов?
Я вот именно это подозреваю: мерял землю Лёня так «справедливо», что его могли и прибить недовольные крестьяне, поэтому он и сбегал подальше от тех мест, где его знали.
В Белоруссии он даже себе браунинг купил. И нарвался на конфликт с сотрудником ОГПУ. Вот это совсем уже настораживает. Комсомолец. На ответственной работе. Вроде. наоборот, с ОГПУ у него должно было быть полное взаимопонимание. Обязанностью чекистов было оберегать таких комсомольцев-специалистов от кулацкого террора. Лёню оберегать не хотели. Оперуполномоченный ОГПУ у него браунинг отобрал. В ответ Брежнев накатал жалобу в волостной комитет партии. Чем там дело закончилось – неизвестно. В архиве эта его жалоба хранится без резолюции. Но потом Брежнев очень быстро оказался уже на Урале.
Некоторые журналисты, которые о Брежневе, Василий Журахов, в частности, считают, что браунинг был нужен молодому Брежневу для защиты от кулаков. С чего они так решили, я лично понять не в состоянии. Вот давайте представим, что написал бы Лёня в жалобе на сотрудника ОГПУ, если бы ему угрожали кулаки, а сотрудник лишил его возможности от них защититься? Да там через слово было бы – кулаки и контрреволюционеры! Правильно?
А в жалобе Брежнева потому, что «…работа связана со всякого рода скандалами…», и ни слова о кулаках. Ну и вообще, если бы ему приходилось бороться с кулаками, то «дорогой Леонид Ильич» такие факты в своих биографических сочинениях расписал бы со смаком. Он не про один свой подвиг не забыл. А так только упомянул, что приходилось с ними на сходах бороться.
Но коллективизация, естественно, профессию землемера, как блатную, прикончила. Облом случился у Лёни.

После ссоры с оперуполномоченным ОГПУ Брежнев оказывается уже на Урале, в 1928 году. Полным ходом идет коллективизация, здесь уже землемеру мутить с наделами смертельно опасно. Выделение земли колхозам жестко контролируется советскими и партийными органами. Леонид Ильич, как землемер, был специалистом очень хорошим, по всей видимости. Началась карьера, сначала заведующий земельным отделом райисполкома, потом заместитель председателя райисполкома, наконец, заместитель начальника Уральского окружного земельного управления. Но неожиданно он бросает всё, в 1930 году уезжает с Урала и поступает в Московский институт сельскохозяйственного машиностроения имени Калинина.
Почему я обратил внимание на этот факт биографии Брежнева? Вот как его объясняют составители его жизнеописания из института марксизма-ленинизма: «Когда на рубеже 20-30 годов в Советском союзе началась индустриализация, стране потребовались десятки, сотни тысяч квалифицированных специалистов. Коммунистическая партия выдвинула лозунг: «Кадры в период реконструкции решают всё!». Речь шла, по существу, о создании новой научно-технической интеллигенции. На учебу в индустриальные вузы партия направляла коммунистов, у которых был уже практический опыт, знание жизни».
Вы что-нибудь поняли? Читатели, наверно, должны были самостоятельно домыслить факт направления на учебу в вуз самой Партией «дорого Леонида Ильича». Такой тонкий намек на толстые обстоятельства.
Но, извините, какому партийному дураку пришло в голову направить на учебу состоявшегося специалиста, уже занимавшего высокую руководящую должность? Напоминаю, Брежнев уже был заместителем начальника земельного управления. И управления ни какого-нибудь уезда, а всего Уральского округа!
Извините, но направляли коммунистов учиться в те годы не только в индустриальные вузы, но и в сельскохозяйственные. Коллективизация была не менее важной задачей, чем индустриализация, колхозы тоже нуждались в специалистах. А в 1930 году Брежнев даже не был еще коммунистом.
И вот так запросто взяли и лишили Уральский округ ценного специалиста, когда и коллективизация еще не была завершена (1930 год!), да сотворили из него студента?! Ерунда какая-то.
У меня только один вопрос возник в связи с этим: что такого натворил на своей должности Леонид Ильич, что заставило его забыть об удачно развивавшейся карьере и бежать в вуз, становиться обычным студентом?
Но и это еще не все. Поступил Леонид Ильич в Московский институт, но через год бросает его и переводится в Днепродзержинский вечерний металлургический институт. Вот какой смысл был в таком кульбите? В желании вернуться на Родину? Так сразу бы и ехал поступать в металлургический институт. Он в него мог еще и после школы поступить, потому что этот институт открылся в 1920 году. Но предпочел профессию землемера. А когда уже стал землемером, да еще и должность значительную занимал – бросил всё и стал студентом. Да еще в вечернем институте, одновременно работая слесарем. Уж не рабочую ли биографию предусмотрительно себе Леонид Ильич творил?
Потом, когда он гневно клеймил на пару с Никитой Хрущевым политику Сталина и его соратников, Лёня вспоминал, что он эту политику горячо поддерживал и пропагандировал, благодаря чему еще студентом стал сначала парторгом факультета? А потом и парторгом института? Ну еще партийная карьера позволила бросить работу слесаря, он стал директором вечернего металлургического рабфака. Из биографического очерка: «В 1935 году в многотиражной газете завода имени Ф.Э.Дзержинского появилась заметка под заголовком «Имя его – большевик». «Я не могу себе представить, - писал автор, - откуда у этого человека столько берется энергии и трудоспособности. До последнего месяца он работал директором вечернего металлургического рабфака. Нагрузка большая и тяжелая. Он же учится в нашем институте. Он же – лучший группарторг… Он же лучше всех на курсе защитил свой дипломный проект!.. Уйдя на производство, молодой инженер Леонид Брежнев обещает дать многое. И он даст…Потому, что он выкован из крепкого материала».
Конечно, сидя весь день в теплом кабинете директора рабфака в том же институте, в котором сам же и студент, учиться невероятно тяжелее, чем слесарю, который, отпахав смену, бежит с учебниками в аудиторию. Ну, кто бы сомневался еще, что диплом Брежнева будет лучшим на курсе?!
У одного меня возникает подозрение, что кто-то невидимый Леониду Ильичу помогал делать партийную карьеру, даже газетные публикации организовывал, пока только в заводской многотиражке.
В 1935 году Брежнев институт закончил и должен был «дать многое». Но не успел. Его призвали в армию. Он совсем немного проработал начальником смены цеха. И больше с производством напрямую никогда в жизни не сталкивался. Больше того, он, по-видимому, производства старательно избегал. Но и даже в армии он почти сразу ушел на политическую работу. Он служил всего год. Закончил танковую школу, но служить он умудрился политруком роты. И об этом есть запись в его военно-учетной карточке. Согласно этой записи он занимал должность политрука роты танкового полка ДВК.
Ложь! Брехня! Несмотря на запись в официальном воинском документе. Смотрим на эту карточку



В военном комиссариате она заполняется при поступлении личного дела уволенного в запас. Так вот, Леонид Ильич увольнялся в запас трижды, но все записи послужного списка сделанные до 1957 года включительно явно одной рукой, что видно без всякой экспертизы. Кто-то переписал военно-учетный документ Леонида Ильича, внеся в него сведения о службе политруком танковой роты.
Всё дело в том, что Брежнев был призван в армию и закончил полковую танковую школу по специальности «танкист», как значится в его карточке.
Полковые школы – это не военные училища. Они готовили не офицеров, а младший командный состав – сержантов. И после окончания полковой танковой школы курсант Брежнев должен был проходить дальнейшую службу в качестве младшего командира. По окончании срочной службы, как имеющему высшее образование, после прохождения соответствующих курсов (в те годы – курсы моторизации и механизации Красной Армии) ему должно быть присвоено звание лейтенанта и он должен был состоять в запасе, как лейтенант бронетанковых войск.
Но мы не видим в его учетных документах ничего этого. Более того, политрук роты – это штатная должность. Но только не по ведомству Управления бронетанковых войск, а по ведомству Главного политического управления РККА. Т.е., после окончания полковой школы, Леонид Ильич, проходивший срочную службу в РККА, из бронетанкового управления перешел в Главпур? Фиг вам! Судя по записям в этих карточках, дата окончания полковой школы – 1937 год, а назначение политруком роты – 1935 год.
Феномен. Курсант Брежнев, являясь курсантом полковой школы, одновременно занимал должность политрука танковой роты!
Это так командование оценило дарование призывника-срочника Леонида Брежнева жечь глаголом сердца бойцов и командиров, вдохновляя их на подвиги, что заморочилось переводом его из одного Управления РККА в другое? Умели политработники тех лет угадывать в курсантах-срочниках будущих вождей мирового пролетариата!
Но тогда приказом Главпура Брежневу должно быть присвоено звание младшего политрука! Не служили политработниками ни рядовые-танкисты, ни сержанты танкисты, ни даже лейтенанты-танкисты. У политработников была другая система званий.
Однако в графе с перечнем его воинских званий мы видим первое – бригадный комиссар, уже с 1941 года. А с каким званием после прохождения срочной службы Л.И.Брежнев в 1937 году был отправлен в запас? Да без звания. Просто гражданином. Вы скажите, что так не бывает, что хоть звание рядового должно быть? Мало ли, что вы скажете – написано же! Или вы не верите официальному документу?
У меня нет сомнений, что настоящая военно-учетная карточка Леонида Ильича, в которой не могло не быть сведений о присвоении ему воинского звания после увольнения в запас в 1937 году, полностью переписана и эти сведения из нее выброшены. При переделке документа еще была допущена по невнимательности переписчика оплошность – курсанта полковой школы сделали политруком роты, запутавшись в датах. Но с какой целью была проведена эта фальсификация? Наберитесь совсем немного терпения.



p_balaev

Л.И.Брежнев. Биография партийной сволочи. (из черновика главы к "Троцкизму") ч.10

После демобилизации - директор Днепродзержинского металлургического техникума, уже в 1937 году – заместитель председателя исполкома Днепродзержинского горсовета. А с 1938 года на чистой партийной работе, сначала заведующим отделом пропаганды Днепродзержинского обкома, потом секретарем по пропаганде этого же обкома. По пропаганде!
Смотрите сами на его жизненный путь. Закончил школу. Очень непродолжительное время проработал на заводе, и то – на неизвестно каком, потом землемерный техникум, карьера землемера, дальше – студент-вечерник. Во время учебы не слесарем, не бригадиром, не мастером работает, а директором рабфака. После учебы очень короткое время начальником смены цеха. Дальше армия. После армии опять руководит образовательным учреждением, техникумом, недолго в исполкоме и скачет на партийную работу, заниматься пропагандой.
Вроде бы человеку уже 32 года, но как-то все у него уж очень легковесно. У меня впечатление, что этот «большевик» упорно искал себе легкой жизни. И впечатление, что это у Брежневых семейная черта. Семья бросила родной завод в трудное для него время, уехала, кажется, в деревню. Но как только завод запустили и как только началась коллективизация – снова нарисовались в Днепродзержинске. Леонид вообще выбрал сельскохозяйственную специальность. Но чем-то она его не устроила и он поспешил сменить ее. Учился на инженера, кажется, должен был во время учебы и работать на производстве, если хотел стать настоящим инженером. Но нет – заведовал рабфаком
После армии – снова не завод, а техникум, как будто он не металлургический институт закончил, а педагогический. И в обкоме - пропагандой заниматься. Тоже нужное и полезное дело. Только вот в чем вопрос: учился –то на инженера, а не на пропагандиста-агитатора.
Наверно, поклялся себе в юности, когда мать плакала после первой его рабочей смены, увидев чумазое лицо сына, что никогда в жизни больше не будет пачкать руки и рожу горюче-смазочными материалами и заводской копотью.
Есть еще одна странность в его официальной биографии. На партийной работе Брежнев оказался в 1938 году. В разгар борьбы с троцкистскими заговорами. Но в его официальном жизнеописании об этом нет ни слова. Там вообще о какой-либо борьбе с оппозицией не упоминается. И в других воспоминаниях Брежнева нет ни слова об оппозиции. Такое впечатление, что Лёня занимался партийной работой в каком-то параллельном мире.
Больше того, и в учебниках для советских школьников и студентов, почти из всей советской историографии во времена Брежнева всякое упоминание о внутрипартийной борьбе было почти стерто. Остались только намеки на таковую при жизни Владимира Ильича Ленина.
Но ведь не мог же он не участвовать в борьбе с троцкистами! Если бы он на собраниях не выступал с их разоблачениями, то хрен бы ему, а не партийная работа! Одел бы спецовочку и пошел бы в цех, как миленький.
Конечно, это не только из симпатии к тем, кого за участие в заговоре расстреляли. Хотя, духовно они Лёне были близки. Но ликвидация части партийных работников из троцкистско-зиновьевско-бухаринской оппозиции позволила таким, как Брежнев, не идти в заводские цеха план выполнять, а усесться в теплых мягких креслах по обкомам. Только троцкисты далеко не всегда сменились большевиками в обкомах. Такие, как Постышев, Эйхе, занимая руководящие должности в партии, контролировали и прием в нее новых членов. Естественно, предпочтение отдавалось именно таким, которые на них похожи. Вот так в партии появлялись брежневы, сусловы, андроповы.
Ведь это при первом секретаре Днепродзержинского горкома С.С.Лысове Брежнева стали воспевать газеты, как настоящего большевика. А Лысов в 1937 году был расстрелян. Но перед этим Лысов пошел на повышение, в окружной комитет, в Николаев, его место занял А.Викторов, который был при ушедшем на повышении начальнике вторым секретарем, т.е.его правой рукой.
Но и Викторов недолго просидел в кресле, тоже попал под замес, как троцкист. Это же закономерно. Только так в жизни может и быть: если начальник сволочь, то он и в замы себе подберет сволочугу. Правильно же? И так до самого низа.
Надо сказать, что ни Ленин, ни Сталин этот процесс почти не контролировали. У Ленина не было такой возможности, потому что партия создавалась в условиях подполья, да еще и сам он долго в эмиграции находился, и получил еще накануне революции мощнейшую оппозицию против себя. А Сталин получил уже готовое наследство. И он чистил периодически партию. Только толку от этого было мало. Вот Лысова вычистили – вместо него стал Викторов. Викторова вычистили - а где ему на замену кадра брать? И вместо Викторова появляется следующий, выдвиженец самого Викторова, и так – до Брежнева.
Конечно, живи страна Советов в спокойной обстановке, дочистили бы и до Брежнева. Но – аврал за авралом. Сталин и его команда не знали за что хвататься, в буквальном смысле: восстановление хозяйства после гражданской, коллективизация. индустриализация, плюс культурная революция, война, разруха после войны… И это за всего каких-то 20 лет! Представляете? За 20 лет все эти события!
Но приближались грозные события 1941 года. И написанная биография Брежнева приближалась к тем страницам, чтение которых у советских людей когда-то вызывало издевательский смех. В институт марксизма-ленинизма в те годы могли попасть только тщательно отобранные кадры. ЦК КПСС в этом учреждении самостоятельно мыслящие и честные люди нужны не были. Закономерно, что там и накопилась образованная тупость. И эта образованная тупость, выполняя задачу написать книгу, которая должна была прославить Лёню, написали ее так, что она стала восприниматься в народе, как сборник анекдотов. Но как они старались!
«В 1940-м году Днепропетровский обком получил ответственное задание ВКП(б): перевести часть предприятий области на выпуск военной техники. Для руководства этой отраслью учреждалась должность секретаря обкома по оборонной промышленности. Здесь нужен был не только компетентный, технически подготовленный специалист, но и талантливый организатор, способный поднять людей на самоотверженный труд. Выбор пал на Леонида Ильича Брежнева».
Начнем с того, что в 1940-м году перевод предприятий на выпуск военной продукции происходил без участия Брежнева. Брежнев в это время еще только руководил работой пропагандистов-агитаторов, принимал отчеты от них о прочитанных в трудовых коллективах области лекциях и политинформациях.
Должности секретарей обкомов по оборонной промышленности были учреждены только лишь в феврале 1941 года на 18-ой Всесоюзной партийной конференции. Так что, до февраля 1941 года Лёня к оборонной промышленности отношения не имел. Но в 1941 году его, действительно, назначили секретарем по оборонной промышленности.
Обком оценил его компетентность… Полученную за время руководства техникумом, на преподавательско-хозяйственной должности?!
На самом деле, чтобы курировать оборонную промышленность по линии обкома партии не нужно было разбираться в технологии производства артиллерийских орудий и авиамоторов, потому что слова «для руководства этой отраслью учреждалась должность секретаря обкома по оборонной промышленности» являются ложью. Стоило выбросить из фразы одно слово и вся фраза стала ложью. Звучать это должно было так «для партийного руководства этой отраслью».
Это потом Никита с Лёней руководство народным хозяйством страны превратили в непонятно что, каждый секретарь обкома трахал мозги директорам предприятий в меру своего понимания производства, руководителей развелось столько, что деваться от них некуда было, потом эти руководители подобрали таких директоров, что только… Зато послушные! И тот же Лёнин дружбан, Николай Патоличев, кумир Элки Набиуллиной, накатал мемуаров, как он во время войны, будучи Челябинским секретарем, танки выпускал. Попробовал бы он только сунуться с руководящими указаниями на танковый завод во времена наркомства Малышева!
Климент Ефремович Ворошилов, который курировал на тот момент всю оборонную промышленность в должности заместителя Председателя Совнаркома, если бы получил сигнал, что какой-то обкомовский третий секретарь рвется на завод руководить его работой, а еще хлеще – всеми оборонными предприятиями области, нашел бы необходимые слова, чтобы привести этого «производственника» в чувство.
Партийное руководство «немного» отличается от непосредственного руководства. При Сталине партийных работников, которые путали свои задачи с хозяйственными вопросами, били по рукам чувствительно. Порождать партийно-бюрократическую коррупцию намерений у тогдашнего руководства не было.
Но, как бы то ни было, Брежнев курировал оборонную промышленность области по партийной линии. Я думаю, что сыграл факт его службы в армии и уже имевшееся у него звание офицера запаса. Что он накурировал за 4 оставшихся мирных месяца в этой должности – неизвестно. Результатов его работы биографы не привели. Он сам тоже о них умолчал.
А вот когда началась война – произошло в его судьбе нечто странное.
«До ухода на фронт Л.И.Брежнев вместе с другими руководителями обкома провел в первые, наиболее трудные недели войны огромную работу по перестройке хозяйства области на военный лад, максимальной мобилизации ее ресурсов для нужд фронта, а с приближением противника к Днепру – по эвакуации промышленности на Восток. Он принимал самое деятельное участие во всех военно-мобилизационных мероприятиях, в создании народного ополчения на Днепропетровщине…»
Прямо Фигаро какой-то! Куда ни глянь – везде Брежнев крепит оборону! Мало ему было курирования оборонной промышленности, так он еще и ополчение создавал.
Такого незаменимого нужно было держать в тылу изо всех сил, особенно в условиях, когда началась эвакуация промышленности. Но уже 14 июля Леонид Ильич очутился в действующей армии в должности заместителя начальника политотдела Южного фронта. Кто отпустил на фронт секретаря области по оборонной промышленности во время эвакуации промышленности на Восток? Как фамилия этого вредителя? Что, не нашлось больше нигде политработников, как только среди тех, кто курировал оборонную отрасль?
Как ни крути, но в это время Брежнев должен был сутками сидеть на телефоне в своем кабинете и рвать на куски секретарей парторганизаций эвакуируемых заводов и привлеченных к эвакуационным мероприятиям организаций за невыполнение планов эвакуации, или наоборот, хвалить их за работу и ставить в пример остальным. А те секретари должны стоять над душами директоров предприятий и угрожающе шипеть: «Сорвешь план – партбилет на стол положишь и …».
Брежнев сам вспоминал, что он с первых дней сам стал проситься на фронт, мечтал воевать с врагом… Да-да, только подальше от врага, в политотделе фронта. Хотя, уже должен был иметь по сроку звание капитана бронетанковых войск запаса. Вот командуя танковым батальоном можно было и повоевать.
Извините, но как бы предвзято я не относился к Леониду Ильичу, только никаких выводов я не могу сделать, кроме одного: секретарь обкома по обороной промышленности Брежнев во время эвакуационных мероприятий предприятий этой оборонной промышленности был нужен в области, как гитара в духовом оркестре. «Отряд не заметил потери бойца…».
А может он просто сбежал в армию. Чтобы ему не оторвали голову за партийное руководство перевода промышленности на военные рельсы? Помните, как Сталин зверски драл Никиту Хрущева после его жалобы, что Украину оборонять нечем, даже винтовок не хватает? Кажется, такие как Брежнев, там докурировались…
А вот теперь разгадка – зачем нужно было переделывать военно-учетные документы Леонида Ильича. Она в первом же приказе о назначении его на должность после прибытия в войска:


Оказывается, начальник группы особого назначения Л.И.Брежнев, действительно, не имел воинского звания, отслужив срочную службу, во время которой даже политруком танковой роты являлся. Так в этом приказе. Вообще никакого воинского звания не имел. Просто гражданин Советского Союза. Снова феномен! Никто, кроме Брежнева не умудрился отслужить в армии, уйдя в запас без звания.
Ну не может быть такого по определению! Из этого приказа можно сделать только один вывод – в штаб Южного фронта из военкомата, которым был призван в действующую армию Леонид Ильич, поступили сведения о том, что Брежнев никогда в армии не служил. Иначе он был бы призван на службу в том звании, которое имел, находясь в запасе.
Но если он демобилизовался в 1937 году из танковых войск, после окончания полковой школы, то, как имеющему высшее образование, обязательно в те годы было бы присвоено звание лейтенанта бронетанковых войск. Он в этом звании и ушел бы в запас. Плюс – он находился в запасе до войны 4 года. А тогда страна уже готовилась к войне и подготовка офицеров запаса проводилась не так, как в нынешние времена. Он за четыре года минимум дважды побывал бы на сборах офицеров запаса, согласно Закона о прохождении воинской службы, и к 1941 году имел бы звание старшего лейтенанта бронетанковых войск, как минимум.
И военкомат его призвал бы в действующую армию, как офицера-танкиста. Пошел бы на фронт командиром танковой роты. Под пули и снаряды.
У меня есть все основания полагать, что с целью избежать призыва в строевые части действующей армии по военно-учетной специальности танкиста, Брежневу военком (без него это невозможно) сделал подложные документы о непрохождении им ранее службы в РККА.
В суматохе первого военного года это не вскрылось. А дальше – никому такое подозрение в голову не пришло. И только в 1957 году, когда Леонид Ильич уже был секретарем ЦК, он стал приводить свою биографию в порядок, возможности секретаря ЦК это позволяли. Тогда и были переделаны его воинские учетные документы, в которые внесли запись о службе политруком еще до войны, чтобы не возникало подозрения, как строевой офицер танковых войск смог начать военную карьеру с должности политработника. Из документов вымарали сведения о его строевой должности и воинском звании офицера-танкиста.